Sunday 17.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Josh Reynolds
    AP Photo/Josh Reynolds

    К вопросу о связи между евреями и деньгами

    Очередной еврей, гражданин Израиля, получил Нобелевскую премию. Как уже сообщали «Детали», Джошуа Дэвид Ангрист (США – Израиль) стал одним из лауреатов Нобелевской премии по экономике 2021 года. Помимо него премию получили еще двое ученых – Дэвид Кард (США) и Гвидо Имбенс (США).


    Мы не будем касаться других лауреатов, а подробнее рассмотрим весьма неординарную фигуру Джошуа Ангриста, который в свое время работал в Еврейском университете, а ныне трудится во всемирно известном Массачусетском технологическом институте (МТИ).

    Джошуа – уроженец США, но жил в Израиле с 1982 по 1985 год. По информации израильских СМИ, в это время он проходил службу в ЦАХАЛе, причем в рядах десантников, и участвовал в Ливанской войне. В англоязычных источниках эта подробность его биографии не указывается, а в Википедии на иврите вообще есть только заготовка статьи о нем.

    Ангрист родился 18 сентября 1960 года в Колумбусе, штат Огайо, в семье преподавателей. Его родители – приверженцы реконструктивистского иудаизма и известные ученые. Отец – специалист в области инженерной термодинамики, мать – социолог.


    Чемодан – вокзал – Израиль

    Интересно, что сам Ангрист не был примерным учеником и бросал как школу, так и университет. В США он ушел из школы в последнем классе и лишь годом позже сдал экзамены. Затем все же продолжил обучение и получил степень бакалавра по экономике. После переезда в Израиль он поступил на экономическое отделение Еврейского университета, но вскоре вновь бросил учебу. Вероятно, на это повлияли как женитьба, так и служба в армии.

    В 1987 году Ангрист получил магистерскую и впоследствии докторскую степени по экономике, но уже в Принстоне. Не исключено, что метания в период учебы привели к тому, что целый ряд его ключевых исследований касается проблем эффективности образования. После Принстона Ангрист, разумеется, отправился в Гарвард, где и начал преподавательскую деятельность. Но через несколько лет опять вернулся в Израиль и в 1991-1995 годах работал старшим преподавателем, а затем и профессором в Еврейском университете.

    Как следует из интервью Ангриста The Jerusalem Post, он вновь уехал из страны, так как его не удовлетворял тот факт, что зарплата профессора по экономике была такой же, как профессора по литературе. В конечном итоге будущий лауреат оказался в Массачусетском технологическом институте, где с 2008 года занимает должность полного профессора на кафедре экономики. Став борцом с неравенством, с 2011 года он содиректор Школы эффективности и снижения неравенства при МТИ. При этом нынешний нобелевский лауреат не забывает Землю обетованную и с 2002 года является членом совета директоров Института Фалка при Еврейском университете в Иерусалиме.

    Следствие ведут знатоки

    Теперь о главном. За что же Ангрист с соавторами все-таки получил Нобелевскую премию? Как туманно сказано в заявлении комитета: за разработку «методологии причинно-следственных связей в экономике». С учетом того, что вся экономическая наука только и занята тем, что ищет эти причинно-следственные связи, это мало что объясняет. Но не будем забывать, что Ангрист все-таки еврей и к тому же израильтянин. Его главную находку можно смело отнести к тому типу, который носит полуироническое название «патент исраэли» – израильский патент, нестандартное решение сложных проблем.


    Одной из главных проблем в экономике является невозможность ставить точные эксперименты, подобные тем, которые проводят в естественных науках. Именно поэтому ученым приходится изобретать все более сложные математические модели, чтобы попытаться объяснить происходящее. Но при этом сколько ученых, столько и моделей, а с учетом того, что в них заложены разные предпосылки, соответственно, получаются и разные результаты.

    Примерно 20 лет назад, группа ученых, среди которых оказалась и тройка нынешних лауреатов, последовала тому, к чему обычно призывала партия советских ученых, и пошла в гущу народной жизни. Чтобы получить ответы на вопросы «как миграция влияет на уровень зарплаты и занятости» или «как более продолжительное образование влияет на будущий доход», они стали изучать то, что происходит в реальности в различных странах и городах, когда водятся новые законы и нормативные акты.

    Например, если в одном штате США или одной стране ЕС повышают минимальную зарплату, удлиняют обучение в школе на год или ограничивают миграцию, то ученые едут на место, замеряют последствия этих событий и определяют, как они влияют на благосостояние людей и общества в целом.


    Чтобы показать широту охвата в процессе изучения проблемы, укажем, что исследователи изучали зарплату сотрудников сети «Макдоналдс», влияние беженцев с Кубы на экономику Майами, реформы в американских, итальянских и израильских школах, связь льгот ветеранам войны с будущим доходом, влияние появления «Убера» на доходы таксистов и еще много разных областей.

    Что им точно удалось доказать: отнюдь не всякое благое намерение правительства дать больше денег на ту или иную социальную или образовательную реформу приводит к желаемому эффекту. Очень часто выяснялось, что кажущиеся адекватными с точки зрения теории меры действуют непредсказуемым образом.

    Например, поощрять продолжение образования становится с определенного момента бессмысленным, потому что значительная часть людей продолжает учится дальше, так как им просто интересно, а на других никакие финансовые стимулы не действуют.

    Деньги решают не все

    В противоречии со своими теоретическими и эмпирическими исследованиями, согласно которым деньги решают не все, профессор раскритиковал израильскую систему оплаты труда. «Одаренный человек, желающий работать в Израиле, должен заплатить за это высокую экономическую цену», – указывал будущий нобелевский лауреат, аргументируя свое решение переехать в США. Эти слова лишний раз подчеркивают парадоксы как экономической науки в целом, так и израильской науки в частности.

    Например, лауреат Нобелевской премии по экономике 2005 года Исраэль Ауман проделал обратный путь. Окончив МТИ и переехав в Израиль, он всю жизнь проработал в Еврейском университете. Другой нобелевской лауреат по экономике Даниэль Канеман, получивший ее в 2002 году, напротив, большую часть жизни проработал в США, правда, при этом постоянно сотрудничая с Еврейским университетом.

    И Ауман, который получил премию за расширение проблем конфликта и кооперации в рамках теории игр, и Канеман, получивший ее за применение психологической методики в экономической науке, своими исследованиями фактически разрушали общепринятое представление о «человеке экономическом», делающем рациональный выбор, основанный исключительно на материальных факторах.

    Теперь к ним присоединился и Ангрист, показавший с помощью своеобразных «естественных экспериментов», что деньги решают не все. Похоже, израильские евреи-экономисты окончательно разрушают миф о том, что деньги лежат в основе успеха в современном обществе.

    Ибо никаким деньгами ведь не объяснить тот удивительный факт совершенно непропорционального преобладания евреев как среди обладателей Нобелевских премий (32 процента), так и среди самых крупных капиталистов – порядка 100 евреев из 400 самых богатых американцев и четверть среди миллиардеров России. Может быть, когда-нибудь кто-нибудь получит Нобелевскую премию за решение этой проблемы. С большой долей вероятности это будет опять-таки еврей, а может, даже израильтянин.

    Владимир Поляк, «Детали». На снимке: Джошуа Дэвид Ангрист с женой, профессором иврита Бостонского университета, и внучкой. AP Photo/Josh Reynolds √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend