К катастрофе привело не размежевание с Газой, а политика Нетаниягу

К катастрофе привело не размежевание с Газой, а политика Нетаниягу

 Автор статьи – Адам Раз, научный сотрудник Института изучения израильско-палестинского конфликта «Акевот»

После кровавой бойни 7 октября и левые, и правые постоянно бьют по одной и той же старой груше для битья. Корни этой катастрофы, по их мнению, следует искать не в политике премьер-министра Биньямина Нетаниягу, а в том, что было сделано до него. Причина трагедии – в размежевании и эвакуации поселений из сектора Газа в августе 2005 года.

Эту точку зрения можно найти как в газете «Исраэль ха-йом», так и в «ХаАрец». Ее высказывают и такие министры, как Йоав Киш, и журналисты из правого лагеря, в том числе Йинон Магаль и Амит Сегаль.

Акценты, конечно, разные. Правая критика сосредоточена на вопросе военной безопасности, левая – на одностороннем характере этого шага, который привел к изгнанию 8 тысяч поселенцев. Более жесткие критики усматривают первородный грех в соглашениях в Осло.

Мифы и правда о размежевании

Чтобы правильно воспринимать сегодняшнюю реальность, надо вспомнить несколько фактов и опровергнуть несколько мифов о плане размежевания. И тем более нужно развеять мифы о событиях, произошедших после вывода израильских войск из Газы в 2005 году.

После начала Второй интифады в 2000 году защита поселений в Газе и подъездных путей к ним превратилась в ежедневный риск и тяжелое военное и экономическое бремя.

21 поселение и прилегающие к ним районы занимали около 20% территории сектора Газа (притом что поселенцы составляли всего 0,2% его населения). Эти районы требовали постоянной охраны, что изматывало силы безопасности и приводило к многочисленным жертвам как среди военных, так и среди мирного населения. Например, каждый раз, когда семья поселенцев отправляла своих детей в школу, требовался полный армейский эскорт.

Сейчас об этом почти забыли, но до размежевания ЦАХАЛ не размещался в городах, деревнях или лагерях беженцев в секторе Газа. Его задача заключалась в защите поселений по периметру.

Присутствие израильских граждан в Газе мешало деятельности ЦАХАЛа, а не наоборот.

Вопреки звучащим сегодня утверждениям о том, что Гуш-Катиф (так назывался основной поселенческий блок) был первым «уровнем обороны» Израиля, поселения наносили ущерб безопасности государства. Это не раз подчеркивали многие сотрудники силовых ведомств.

Вспышки насилия в секторе Газа начались не только с выводом израильских войск из Газы. Еще во время присутствия там ЦАХАЛА, в 2004 году, Израиль был вынужден провести две операции – «Радуга» и «Дни покаяния». Первая была направлена против угроз в южной части сектора, вторая спустя несколько месяцев – в северной.

Ракетные и минометные обстрелы Израиля из Газы начались за несколько лет до размежевания. На рост военного потенциала ХАМАСа не особо повлиял тот факт, что ЦАХАЛ защищал несколько тысяч евреев в секторе Газа. Политическая же мощь группировки начала расти, как показали муниципальные выборы конца 2004 – начала 2005 года, еще до вывода войск и не была его следствием.

ЦАХАЛ-Газа-размежевание-2005
Вывод ЦАХАЛа из Газы, 2005 год. Фото: Дуду Бахар

Не нужно быть специалистом-стратегом, чтобы понять, насколько сложнее были бы боевые действия в операциях «Литой свинец» (декабрь 2008 – январь 2009 года), «Облачный столб» (2012) и «Нерушимая скала» (2014), если бы еврейские поселения в секторе Газа все еще существовали.

«Только сейчас граждане Израиля понимают, что случилось бы с 10 тысячами поселенцев в 2005 году, если бы они остались в секторе Газа, – пояснил в этом месяце в интервью 12-му каналу Шауль Мофаз, занимавший во время размежевания пост министра обороны. – Какую защиту это давало Израилю? Какой у нас вообще был интерес там находиться? Мы просто спасли им жизнь [выведя их из Газы]. Теперь люди раскапывают события, произошедшие 18 лет назад, чтобы найти несколько человек, на которых можно свалить вину [за 7 октября]; это нормально, ему [Нетаниягу] дозволено копать. Ему дозволено».

«После» – не значит «вследствие»

Адвокат Дов Вайсглас, советник премьер-министра Ариэля Шарона и один из архитекторов размежевания, написал в своих мемуарах: «Возобновление обстрелов из Газы по Израилю было вызвано захватом Газы ХАМАСом и никак не связано с размежеванием. Нетаниягу ухватился за эту возможность и цинично воспользовался этим прискорбным событием, чтобы рассказать о том, как сбылись его «прогнозы». Таким образом он необоснованно получил щедрое политическое вознаграждение».

Действительно, в общественном сознании четко прослеживается связь между размежеванием Израиля и захватом ХАМАСом сектора Газа в июне 2007 года.

Эта связь – результат умелой политической пропаганды, которой удалось стереть тот факт, что между этими событиями прошло почти два полных года. Аргумент также игнорирует тот факт, что в любом случае несколько тысяч поселенцев не были способны предотвратить захват ХАМАСом власти в секторе с населением более 2 миллионов человек.

На левой стороне политической карты критика направлена не на военные последствия размежевания, а на его односторонний характер. Ученые Лев Гринберг и Даниэль де Малах написали недавно в газете «ХаАрец»: «Первородным грехом, приведшим к нынешнему системному коллапсу, был односторонний уход из Газы, который ошибочно называют «размежеванием». Уход был спланирован с целью сорвать создание палестинского государства, зная, что после отделения [Газы] от Западного берега и Израиля и введения блокады Газы [Израилем] в Газе возникнет отчаянно тяжелое положение, которое приведет к насилию против Израиля».

Однако авторы не приводят ни малейшего доказательства того, что планировавшие размежевание намеревались «сорвать» создание палестинского государства. Напротив, даже многие критики размежевания согласны с тем, что оно соответствовало разделению на два государства, а также дорожной карте разрешения конфликта, разработанной президентом США Джорджем Бушем-младшим в 2002 году. Так, например, считали и в Госдепе США. В мае 2004-го представители «квартета» (США, Россия, ООН, Евросоюз) заявили о поддержке разъединения как части дорожной карты.

Гиора Эйланд, который в качестве главы Совета нацбезопасности планировал размежевание, также рассматривал его как один из элементов более широкого политического курса, запланированного премьер-министром Шароном, и был одним из самых ярых противников его «односторонности».

В интервью газете «ХаАрец» в 2006 году он назвал этот шаг «упущенной возможностью исторического масштаба». «Движение по одностороннему пути ведет нас к классическому решению «два государства для двух народов», а я считаю это решение невозможным», – сказал Эйланд.

«Односторонний» подход был характерен для политики Шарона, пока был жив Ясир Арафат. С точки зрения Шарона, пока Арафат возглавлял Палестинскую автономию, продвижение переговоров было невозможно, тем более сразу после операции «Защитная стена» в 2002 году.

Однако в ноябре 2004 года после смерти Арафата и возвращения к власти Махмуда Аббаса ситуация изменилась.

В беседе с сенатором Джо Байденом Шарон дал понять, что после смерти Арафата «появились новые возможности для сотрудничества и альтернативной реализации плана размежевания совместно с ПА».

Вайсглас, вдохновитель плана, писал: «Его реализация полностью координировалась с палестинцами. В ходе многочисленных продолжительных встреч, длившихся десятки часов, обсуждались меры по развертыванию палестинских сил безопасности… Обсуждались детальные договоренности о будущем имущества, которое останется в поселениях после эвакуации… Мы помогали как могли… согласовывать все экономические и гражданские аспекты между Израилем и палестинцами после ухода. Чем больше проходило времени, тем больше готовности и удовлетворения проявляли палестинцы по поводу ухода Израиля из Газы».

Координация была настолько плотной, что опасения палестинцев уступили место далеко идущим устремлениям. Например, Вайсглас приводит слова Аббаса, обращенные к Омару Сулейману, начальнику разведки Египта: «Газу следует превратить в Сингапур».

Утверждение о том, что план размежевания ставил своей целью предотвратить вывод израильских войск с части Западного берега, также не выдерживает проверки фактами. Эйланд неоднократно повторял, что Вайсглас «встречался с американцами и обязал нас сделать крупный односторонний шаг как в Газе, так и на Западном берегу… Впечатление американцев было таково, что речь идет о выходе с 60-80% территории Западного берега».

Исторические документы того периода все еще остаются засекреченными. Но нельзя оспаривать тот факт, что Шарон рассматривал возможность, кроме выхода из Газы, эвакуировать еще 17 поселений из Иудее и Самарии. В них проживали в общей сложности 15 тысяч человек.

Эту идею отложили из-за возражений США. Американцы считали, что палестинцы не смогут взять на себя ответственность еще и за эту территорию. В итоге решили эвакуировать только четыре поселения из северной Самарии. Что удалось бы Шарону осуществить в дальнейшем, если бы в январе 2006 года он не впал в кому, – это уже другой вопрос.

Как Аббас проглядел опасность ХАМАСа… в 2007 году

Конфликт между ФАТХом и ХАМАСом, кульминацией которого стал захват ХАМАСом Газы в июне 2007 году, удивил всех его участников. Есть все основания полагать, что и сам ХАМАС был удивлен слабостью силовых структур ПА.

Газа-ФАТХ-ХАМАС
Боевики ХАМАСа арестовывают члена ФАТХа, Газа, 2006 год. AP Photo/Adel Hana

Утечка документов показывает, что Аббас и его помощники не рассматривали ХАМАС как реальную военную угрозу. Марван Канафани, высокопоставленный советник в ПА, сказал американцам, что ХАМАС – одна из наименьших проблем Аббаса. Шарон и его помощники в то время высказывались в том же духе.

В Израиле мнения разделились. Одни уже тогда видели в ХАМАСе экзистенциальную угрозу, другие – нет.

Амос Гилад, занимавший пост директора по политике и военно-политическим вопросам в министерстве обороны, в беседе с сотрудником Госдепартамента США в сентябре 2005 года сказал: «Если ХАМАС станет реальной силой и частью политической жизни, мы погибнем».

Директор военной разведки Амос Ядлин (в наши дни он часто выступает как военный комментатор на ТВ) видел ситуацию иначе. В июне 2007 года Ядлин сказал американскому послу в Израиле Ричарду Джонсу, что Израиль будет «счастлив», если ХАМАС захватит Газу, поскольку тогда ЦАХАЛ сможет «иметь дело с Газой как с враждебным государством».

Это происходило буквально за несколько дней до того, как ХАМАС захватил власть в Газе. Содержание беседы позже было слито в WikiLeaks. Посол спросил, не беспокоит ли Ядлина связь ХАМАСа с Ираном. Ядлин «отверг значение роли Ирана в Газе, контролируемой ХАМАСом, «пока у них нет порта».

Сразу же после захвата Газы ХАМАСом израильское правительство под руководством премьер-министра Эхуда Ольмерта начало проводить политику жесткой блокады сектора, не позволяя людям въезжать и выезжать из него, а также блокируя ввоз любых грузов, кроме гуманитарной помощи.

В ФАТХе неоднократно заявляли, что ХАМАС не сможет успешно управлять сектором Газа и будет просить ПА вернуться. Но оказалось, что это не так.

Интересно, что высшие должностные лица ПА также рекомендовали Израилю ввести жесткую блокаду Газы. «Они сдадутся от голода и несчастий, и у них не будет выбора», – заявил Саиб Эрекат, один из ведущих представителей ООП.

С израильской стороны предполагали, что блокада ослабит ХАМАС и поможет привести его к краху. Эта концепция оказалась горькой ошибкой, поскольку ХАМАС только усилился. Если бы не блокада, организации было бы не так сложно наращивать военную мощь и не пришлось бы доставлять боеприпасы через тоннели – те самые тоннели, существование которых ошеломило израильскую общественность в 2014 году.

На самом деле, если искать точку в истории, от которой можно провести прямую линию к событиям 7 октября, то лучше всего отказаться от «размежевания» и обратиться к 2013-2014 годам, к операции «Защитная стена» и периоду, предшествовавшему ей.

Именно этот период можно охарактеризовать как кристаллизацию пятилетней политики Биньямина Нетаниягу, который предпочитал сохранять статус-кво в виде правления ХАМАСа и четкого разграничения Газы и Западного берега.

В этот период, до «Защитной стены», ХАМАС находился в самом слабом состоянии после захвата власти в Газе. «Братья-мусульмане» потеряли власть в Египте, а Абдель Фаттах ас-Сисси совершил переворот и занял президентское кресло. Пропускные пункты между Газой и Египтом были закрыты. Положение Ирана и Сирии ослабло на региональном уровне, а международный статус Махмуда Аббаса лишь укрепился.

На этом фоне в апреле 2013-го Аббас предложил соглашение о примирении между ФАТХом и ХАМАСом. Последнему не оставалось ничего другого, как согласиться. Но правительство Нетаниягу бросило ХАМАСу спасательный круг, объявив, что Израиль будет бойкотировать палестинское «правительство примирения» и перестанет перечислять ему налоги, которые оно собирает для ПА.

Сегодня мы знаем, откуда у ХАМАСа деньги вместо тех, что Аббас впоследствии отказался ему передавать. Они приехали в чемоданах с наличными от правительства Катара, поступавших в Газу с санкции премьер-министра Израиля.

В ходе операции «Защитная стена», продолжавшейся 8 июля по 26 августа 2014 года, мало что осталось от хвастливых обещаний Нетаниягу «ликвидировать ХАМАС». В начале боевых действий премьер заявлял, что цель операции – нанесение смертельного удара по ХАМАСу и уничтожение его ракетного арсенала. Но вскоре от этих амбиций пришлось отказаться, и Израиль ограничился частичным уничтожением террористических туннелей.

Одна из причин, почему операция не была расширена, – утечка секретной информации из кабинета безопасности. В прессу попали данные, согласно которым расширение боевых действий могло бы привести сотням жертв среди военнослужащих ЦАХАЛа. В этой утечке члены его собственного правительства тогда винили Нетаниягу.

У нас пока нет полной картины того, почему наземное вторжение в Газу в ходе нынешней войны было отложено примерно на две недели. ЦАХАЛ подчеркивал, что он готов и лишь ожидает зеленого света от тех, кто принимает политические решения (сообщалось, что отложить начало наземной операции Израиль попросили США, чтобы развернуть больше средств ПВО в районах американских баз на Ближнем Востоке. – Прим. «Деталей»). Но уже сейчас очевидно, что Нетаниягу и его помощники готовят внутреннее общественное мнение к постоянному прекращению огня, которое не приведет к полному разгрому ХАМАСа.

Министр иностранных дел Эли Коэн несколько дней назад объяснил, что у Израиля есть «окно возможностей» в две-три недели, прежде чем международное сообщество усилит давление, требуя прекращения огня. Одновременно с этим Нетаниягу на английском языке заявил, что он против возвращения ПА в Газу. Это может означать только одно из двух: повторная оккупация Израилем сектора Газа, что повлечет за собой годы дополнительного кровопролития, или сохранение там власти ХАМАСа.

Настанет день, когда мы узнаем весь масштаб тех шагов и той политики, которую Нетаниягу проводил до 7 октября. Размежевание в любом случае не имеет к этому абсолютно никакого отношения.

Адам Раз, «ХаАрец», М.Р. На фото: поселенцы сопротивляются выселению из Газы, 2005 год. Фото: Йоси Замир, GPO √

Новости

Байден начал совещание с высшем руководством по поводу атаки Ирана
Иранскую крылатую ракету заметили над Ираком (видео)
Иранские дроны перехватят над Иорданией

Популярное

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

Раввин, призвавший уклоняться от армии и оскорблявший выходцев из экс-СССР, получит премию Израиля?

Поначалу это звучало как шутка: премию Израиля получит главный  сефардский раввин Израиля Ицхак Йосеф. Этот...

МНЕНИЯ