Wednesday 20.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Вклад еврея в нацистскую идеологию

    В 1932 году, за несколько месяцев до прихода нацистов к власти, Карл Шмитт, известный впоследствии как «коронованный юрист Третьего рейха» и «заслуженный юрист Третьего рейха», встретился со своим коллегой из США.


    Эта встреча произвела столь сильный переворот в его сознании, что привела к принятию нацистской идеологии. Шмитт не назвал имени собеседника, но отметил, что речь идет о человеке «знаменитом, старше семидесяти лет и самом опытном в мире».

    С той памятной встречи прошло 88 лет, но до сих пор исследователи так и не смогли установить, кто же был тем собеседником, оказавшим необычайное влияние на немецкого юриста, который заложил основы нацистской юриспруденции. Похоже, с давней загадкой справился доктор Ор Бассок, доцент кафедры конституционного права в Ноттингемском университете (Англия), защитивший докторскую диссертацию в Йельском университете. По его словам, разгадка оказалась не просто удивительной, но потрясла его. «Это поистине странная история», — сказал доктор Бассок. Оказалось, что человек, с которым встречался Шмитт – Джозеф (Йосеф) Редлих, еврей по происхождению.

    Как же удалось идентифицировать личность Редлиха, которую Шмитт предпочел скрыть? Оказалось, что ответ находился под носом у исследователей, но они почему-то не обратили на него внимания. Бассок прочитал дневники Шмитта и нашел там выдержки из его бесед с Редлихом в Берлине, в мае 1931 года, а также упоминание о двух других встречах, датируемых несколькими днями позже, и в сентябре 1932 года. Бассок обнаружил, что между этими двумя людьми существовала переписка.


    Выдержки из дневников Бассок сравнил со статьей, опубликованной Шмиттом в 1934 году в журнале «Немецкое право» под заголовком «Правовая теория нацизма». В той же статье Шмитт впервые написал об американском профессоре, который оказал на него влияние, не называя его имени. Сравнение цитат, приведенных в статье, с записями в дневнике Шмитта показало, что высказывания, сделанные Редлихом в бытность профессором Гарвардского университета, и цитаты, приписываемые анонимному профессору – идентичны.

    Невольно возникает вопрос: как могло случиться, что «коронованный юрист Третьего рейха» прельстился крайностями радикальной идеологии после разговора с юристом еврейского происхождения?

    Чтобы понять это, необходимо знать некоторые подробности из биографии Шмитта, одной из самых спорных фигур в теории права и политической теории XX века, ставшего известным после множества работ о политической власти и политическом насилии; он родился в конце XIX века, умер в конце XX века, а его политическое и правовое наследие изучается и по сей день.

    Шмитт, который был одним из самых важных юристов в Веймарской республике, стал главным судьей Третьего рейха. Но на Шмитта «косо» поглядывал нацистский режим. Еще и потому, что он вступил в НСДАП только в апреле 1933 года, когда партия насчитывала в своих рядах более двух миллионов человек. Ветераны-партийцы воспринимали тех, кто пополнил ряды НСДАП после марта 1933-го, как оппортунистов, а не «чистых» нацистов.

    «Шмитту было хорошо известно об этом «недостатке» его биографии. Потому он был явно заинтересован, чтобы позиционировать себя как человека, принявшего нацистскую доктрину на более раннем этапе», — поясняет Бассок, который готовит к публикации всеобъемлющий материал по этой теме в Международном журнале конституционного права, издаваемом Оксфордским университетом. Возможно ли, что Шмитт нафантазировал себе этот эффект от тайной встречи с иностранным ученым, которая предположительно состоялась в 1932 году, сделав фоном для принятия нацистской доктрины? Другими словами, сделал ли он это только для того, чтобы «доказать», что его симпатия к нацистам берет свое начало еще до того, как они пришли к власти? Это объяснение сопряжено со значительными трудностями, поскольку Шмитт мог рассказать о встрече, которая вообще не состоялась, но решил придать ей правдивость, поместив в рамки повествования реальную встречу с профессором еврейского происхождения.

    «Высокопоставленные чины СС, подозревающие его в корыстных мотивах, могли поставить под сомнение его слова и потребовать предать гласности личность ученого, беседа с которым якобы подтолкнул Шмитта к принятию нацизма, — говорит Бассок. — Нацисты, безусловно, не были бы счастливы, если бы узнали, что основы их юриспруденции, их юридические постулаты во многом базировались на размышлениях ученого еврейского происхождения».


    Дальнейшие исследования, которые проводил Бассок, натолкнули его на мысль, что Шмитт вряд ли смог извлечь какую-то выгоду, сообщая о встрече с юристом-инкогнито. Потому необходимо было иное объяснение.

    Кто вы, доктор Редлих?

    И вот тут внимание исследования обратилось на личность Джозефа Редлиха. Он родился в 1869 году в Моравии в ассимилированной еврейской семье. Занимаясь правом, попутно увлекался политикой. Его книги до сих пор упоминаются в современной юридической литературе. В молодости крестился и, по словам Бассока, «стал критиковать евреев и даже взял на вооружение антисемитские идеи». Для нацистов, конечно, всего этого было недостаточно, чтобы «очистить» такое имя, и если бы стало широко известно, что это и есть человек, который повлиял на Шмитта в его стремлении сблизиться с нацисткой идеологией, то прошлое Шмитта оказалось бы прочно запятнанным.


    В период существования Австро-Венгерской империи Редлиха выдвигали на должность министра, но из-за его еврейского происхождения император не давал согласия.

    Редлиха избрали депутатом нижней палаты австрийского парламента, в этом качестве он прослужил с 1907 по 1918 год. Затем получил, наконец, назначение на должность министра экономики, но проработал таковым всего восемнадцать дней, после чего империя рухнула. Единственное, что он успел сделать — предложил ввести налог на одиночек.

    Вскоре Редлих стал работать в Гарварде; его вторая жена не смогла приспособиться к жизни за океаном и вернулась в Вену со своими дочерьми. Редлих часто бывал наездами в Европе, встретился со Шмиттом в Берлине, а затем окончательно перебрался в Вену в 1935 году, где через год скончался в возрасте 67 лет. Его последние письма подтверждают, что он прекрасно понимал, куда направляется Австрия, когда там появились нацисты, еще до аншлюса 1938 года. Редлих отнюдь не сочувствовал нацистам – скорее, он выражал идеи, близкие к тоталитарным, к примеру, заявив, что «каждый демократический режим характеризуется диктаторскими замашками», он не был националистом, но поддерживал создание «Соединенных Штатов Европы» — многонациональной конфедерации.

    Благодаря беседе с Редлихом, Шмитт пришел к выводу о «банкротстве идеологий», а также к тому, как следует трактовать закон — в соответствии с реальностью, а не в отрыве от нее. Возможно, что еврейская идентичность Редлиха, предполагающая существование, основанное исключительно на законе и не обладающее полнотой власти на земле и в реальности, послужила для Шмитта спусковым крючком, позволившим осознать истинную «ценность» нацистской теории.

    Остается добавить, что Карл Шмитт прожил долгую жизнь и скончался в возрасте 96 лет в 1985 году, так и не выказав сожаления о сотрудничестве с нацистами.

    Офер Адерет, «ХаАрец» М.К.

    На фото: Йозеф Редлих. Фото: Виктор Энгерер

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend