Миф «объективной журналистики»

Миф номер 1: только факты

Репортер должен выполнять свою работу объективно, то есть — не позволять своим личным взглядам играть какую-либо роль в сборе материала или в его написании. Редакторы предупреждают всех журналистов, что они не должны примешивать свое мнение к излагаемым фактам. Репортер должен излагать события такими, как они есть, без предвзятости. Если факты неудобны для него или инвесторов, или владельца газеты, это не его дело.

Однако журналист – не часть диктофона или видеокамеры. Он переваривает факты, прежде чем их описать. Он отбирает детали, зная, что из-за ограничений времени и пространства только некоторые из них войдут в статью. Он также определяет порядок приоритетов по степени их важности.

Но если у него есть убеждения, он всегда пишет в соответствии с ними. Если они антирелигиозные, они освещают вещи таким образом, что могут выставить религиозный лагерь в отрицательный свете. Если он настроен проправительственным образом, он не будет рассматривать недостатки кабинета, как оппозиционно настроенный журналист. И это – не вопрос партийного подхода.

Даже тот, кто не является членом какой-либо партии, имеет собственные мнения и позиции, что неизбежно повлияет на его суждение. Любому, кто сомневается в том, как работает репортер, достаточно вспомнить феномен, известный каждому читателю. Число демонстрантов, по сообщениям идеологически близких СМИ всегда гораздо больше, чем у тех, кто настроен к митингующим критически.

Миф номер 2: позиция редакции

Здесь следует отметить, что ровно то же самое, что делает репортер со своими новостями, делает и редактор. Он тоже сортирует информацию, опуская те или иные детали. Он принимает решение о том, в какой степени и на чем будет сделан акцент, некоторые новости он ставит на видное место, другие отодвигает на задний план.

Поэтому газета представляет читателю информацию, которая была тщательно отобрана и снабжена акцентами, сделанными редактором. Общепринятое мнение, что свободная пресса в демократической стране должна доводить до общественности все факты, чтобы она могла сформулировать свои собственные взгляды и сделать свои выводы, является всего лишь прекрасной теорией.

На самом деле аудитория получает только те факты, которые газета решила ей представить после двойной сортировки: репортера и редактора.

Миф номер 3: цельная картина ситуации

Есть и другие факторы, влияющие на объективность. Происшествие, которое описывает репортер, не всегда видно ему целиком. Обычно – это часть серии явлений. Оно является либо результатом чего-то, а часто и причиной чего-либо. Это утверждение легко доказать, если взять в качестве примера описания действий Израиля.

В ходе конкретной операции израильские силы пересекают границу, бомбардируют различные цели на другой стороне, захватывают ту или иную деревню, взрывают дома или захватывают в плен того или иного жителя. Очевидцы израильского рейда, как он есть, расскажут историю грубейшего нарушения соглашения о прекращении огня или перемирия, ущерба для жителей и агрессии, которая ничем не спровоцирована.

Но эта объективность приобретает совершенно иное значение, если рассматривать ее на фоне серии актов саботажа, террора, убийств и других злодеяний, которые и вызвали рейд. Эти действия, которые создали ситуацию хронического нарушения соглашения о прекращении огня и лишения нормальной жизни израильских гражданских лиц и солдат, создают оправдание для израильского рейда.

Журналист, который изложил «объективное» и очень точное описание рейда, но не упомянул все, что предшествовало операции, создает ложное впечатление. Этот способ сообщения, в котором все детали верны, но отделены от его контекста, принят многими иностранными корреспондентами, которые цепляются за священные правила объективного описания. Хотя технически они исполняют свой долг достаточно объективно, тенденциозность их работы очевидна.

Миф номер 4: договориться о терминах

Эта тенденциозность также выражена в терминологии, используемой в письменной форме: сам выбор терминов во многих случаях показывает определенную позицию.

Широкая публика, как правило, относится к борцам за свободу с большой симпатией, но ей не нравятся террористы.

Репортеры СМИ сталкиваются с определенной дилеммой, когда им приходится рассказывать о теракте, в ходе которого пострадали невинные люди. Как называть террористов – «борцами за свободу» или убийцами?

В то время, когда терроризм стал почти универсальным, и каждая группа политических экстремистов позволяет себе проливать кровь, если она думает, что таким образом будет продвигать свое дело, вопрос терминологии приобретает кардинальное значение. Термины, которые использует журналист, показывают его отношение к ситуации. Баскский сепаратист, ирландский подрывник, латиномериканский повстанец, палестинский боец. Их можно также назвать борцами за свободу, революционерами, коммандос или террористами и преступниками – определение меняет всю картину.

Достаточно назвать Ясера Арафата лидером «умеренного крыла» ООП, чтобы узаконить многие кровавые акции, совершенные под его командованием.

Миф номер 5: объективный анализ

Современная тенденция к интерпретации новостей, появившаяся в мире под влиянием конкуренции телевидения, открыла широкие возможности для субъективного и тенденциозного освещения событий в спорных областях. С появлением радио и телевидения газета перестала быть единственным источником информации. К тому времени, как человек прочитал газету, он услышал новости по радио и посмотрел по телевизору.

В этих условиях фактический репортаж в газете стал скучным повторением известных событий. Конкуренция со стороны электронных СМИ переместила газету из области традиционного освещения новостей в область анализа и интерпретации.

Газета, где рассказывается о событии, о котором публика уже наслышана, будет, естественно, иметь дело больше с интерпретацией, чем с описанием: она попытается оценить событие с точки зрения возможностей и опасностей, которые ожидают в будущем. Она постарается разъяснить читателю, что произошло, и какие факторы сыграли главную роль.

Мир, действительно, стал местом, в котором не только трудно жить, но и трудно его понять. Самих фактов для этого недостаточно. В этом новом мире газетам были поставлены новые задачи: они должны были служить ориентирами для своих читателей в политическом, экономическом и технологическом лабиринте, в котором они жили.

Но интерпретация событий точно так же означает выражение мнения аналитиков. Так что объективность газетного сообщения – скорее, благочестивое желание, чем описание ситуации.

Шмуэль Шницер, “Итонут” В.П. К.В. 

(Автор был одним из ведущих журналистов в Израиле, одним из основателей «Маарив» и ее главным редактором (1980–1985). Статья была опубликована в «Ежегоднике» тель-авивского Союза журналистов за 1977 г.)

Фото: Pixabay


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend