Friday 21.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Дуду Бахар
    Фото: Дуду Бахар

    «Извините, вас нам не нужно». Скоро у нас будет слишком много солдат

    2017 год. Заместитель начальника генштаба Яир Голан обращается к главе Кадрового управления генштаба Моти Альмозу. «Моти, сделай одолжение. Запусти симуляцию. Узнай, когда у нас закончатся койки для новобранцев».


    «Что?», - удивился Альмоз, и Голан уточнил: «Если мы сохраним текущий уровень призыва, то когда призывников станет больше, чем мы можем принять?» Альмоз пошел, проверил и вернулся с цифрой: 12 лет. То есть к 2029 -2030 годам.

    Примерно через восемь лет ЦАХАЛ, который уже имеет дело со скрытой безработицей и избыточными солдатами на тыловых позициях, больше не сможет заметать эту проблему под ковер. Как из-за того, что армия постепенного переходит на аутсорсинг непрофильных профессий, так и особенно из-за того, что война становится все более технологичной, воздушной и беспилотной.

    Через восемь лет Армии обороны Израиля (и его правительству) неизбежно потребуется разрушить блеф, известный как «народная армия». Тогда они впервые серьезно задумаются о том, как на самом деле отбирать призывников и как решить проблему, которая в 2021 году была скрыта за дымовой завесой: еще 600 шекелей солдату, чтобы не так заметны были еще 2000 шекелей к пенсии кадровых военных.


    Тогда, со значительным опозданием, они поймут, что упор на «народную армию» является величайшей угрозой для ЦАХАЛа в 21 веке.

    Проблема мифа

    Восемь месяцев назад профессор Ягил Леви из Открытого университета, один из самых известных исследователей отношений общества и армии в Израиле, опубликовал статью. Смысл ее заключался в следующем: «Прекратите уже эту показуху. Кого вы обманываете?»

    Какой миф равенства мы сохраняем, когда в армию призывается только 50 процентов 18-летних? Как либеральный и капиталистический дух, который мы прививаем будущим поколениям с раннего возраста, сочетается с призывом, который заставляет молодых людей работать бесплатно?

    Каким «плавильным котлом» мы гордимся, когда солдаты из обеспеченных семей находят свой путь к технологической деятельности, в то время как молодые люди из географической и социальной периферии занимаются в армии тем, что потом, на «гражданке», не пригодится?

    И что, никто не замечает, что, хотя существующий этос обещает служащим в армии дополнительные права - на самом деле, в среднем светские солдаты чувствуют себя «фраерами» только потому, что служат?


    Кризис доверия

    В своей статье Леви как будто  предвидел будущее. Он описал процесс, при котором государство увеличивает выплаты солдатам, превращает военную службу в оплачиваемое ремесло, - и вызывает тем самым новые требования. Внутреннее неравенство усиливается за счет дифференциации заработной платы, гендерная дискриминация вызывает дискуссии об отмене призыва для женщин.

    Создается кризис доверия, и, как утверждает Леви, мы все просто пассивно движемся к волшебным решениям, таким как «профессиональная армия» или «гражданская служба», которые, по его мнению, являются не чем иным, как фальшивыми решениями и рецептом для катастрофы. Не меньше.


    Привлечь новобранцев, пообещав зарплату? Передать право решать, кто пожертвует своей жизнью от суверена в пользу экономической повестки дня? Перейти от призыва государством к призыву, продиктованному рынком труда?

    О нет, предупреждает Леви. Тогда в армейские ряды будут вливаться экономически слабые группы, наряду с группами с националистическими идеологическими предубеждениями. Общественный договор между военнослужащим и государством изменится, поскольку он пошел на службу по свободному выбору, как наемный работник, обязанности по отношению к нему ослабнут.

    Поэтому добровольческая армия сплотится, разовьется в касту, создаст культуру лжи, то есть - здесь будет формироваться ополчение, милиция. А как насчет модели гражданской службы для всех? Об этом также не может быть и речи, поскольку это приведет к наводнению рынка труда дешевой и неквалифицированной рабочей силой и создаст зависимость гражданских служб от тех, кто проходит обязательную службу.

    В целом, предупреждает Леви, следует проявлять осторожность, когда речь идет об изменении политики призыва, поскольку такое изменение касается не только распределения кадров, но и меняет соотношение сил в обществе. Вот почему он предлагает избегать драматических поворотов, отрезвиться от революционных идей, которые Израилю еще рано пробовать, и, прежде всего, - прекратить блефовать.

    Продолжать поддерживать обязательный призыв и окружающий его дух, но соблюдать прозрачность и говорить правду. Формализовать селекцию, которая и сегодня применяется, и искоренить трюки и уловки, цель которых - скрыть ее.

    По словам Леви, обязательная служба будет распространяться на всех. Другого выбора нет. Но государство будет призывать только тех, кто ему нужен, и сколько ему нужно, в соответствии с заранее определенными квотами и четкими общественными критериями. Без ультраортодоксов, без арабов, без отказников от военной службы по моральным соображениям. При полном гендерном равенстве.

    Срок службы будет сокращен до двух лет. Солдаты на боевых должностях прослужат еще год на принципах кадровой службы. Всем призывникам будет выплачена компенсация за годы службы, которые помешали им найти работу и получить высшее образование. Компенсация - не «зарплата», потому что в модели обязательной службы нет заработной платы.

    В новом подходе, утверждает Леви, кроется спасение: воинская повинность сохранится,  но больше не будет серых схем, государство возьмет на себя инициативу в вопросах призыва, будет прекращен ажиотаж вокруг призыва ультраортодоксов, а главное - восстановится легитимность обязательной службы.

    «Это решение имеет значение для продолжения существования ЦАХАЛа как народной армии, - заявил министр обороны Бени Ганц, высоко оценив повышение выплат солдатам. - Мы будем расширять круг призывников и помогать солдатам из особых групп населения, нуждающихся в дополнительной помощи».

    Армия какого народа? Кому нужно больше новобранцев? И почему ЦАХАЛ должен способствовать продвижению «особых групп населения»?

    «Военные не хотят признать, что армия уже не эгалитарный плавильный котел, - говорит Леви. - Модель обязательного призыва не рушится за один день, ее легитимность постепенно подрывается. Израильская модель находится на этом склоне, и скольжение будет ускоряться по мере того, как армия увеличивает материальное вознаграждение для призывников. Следовательно, нужно проявить инициативу и официально перейти к выборочному призыву».

    Ави Бар-Эли, TheMarker, И.Н. Фото: Дуду Бахар

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend