Sunday 16.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ariel Schalit
    AP Photo/Ariel Schalit

    Израилю не удается договориться с северным соседом

    Переговоры по демаркации морской границы между Израилем и Ливаном, которые начались около двух месяцев назад с осторожным оптимизмом, теперь, похоже, зашли в тупик.

    В Израиле ситуацию объясняют жестким подходом ливанской стороны. Правительство Ливана, которое находится в тяжелом экономическом и политическом кризисе, возлагало большие надежды на достижение соглашения, способного положить начало разведки газовых запасов Средиземного моря, однако пока договор выглядит труднодостижимым.

    Переговоры между сторонами, инициированные Соединенными Штатами, проходят на территории комплекса ООН в Накуре, на ливанской стороне пограничного перехода в районе Рош ха-Никра. К настоящему времени состоялось четыре встречи, каждая продолжительностью от трех до пяти часов. Небольшую израильскую делегацию возглавляет гендиректор министерства энергетики Уди Адири, в ее состав также входят представители министерства главы правительства, МИДа и ЦАХАЛа. Делегацию Ливана возглавляет замначальника генштаба ливанской армии, генерал Басем Ясин.

    Посредники из США и представители ООН в качестве принимающей стороны также участвуют в переговорах. Переговоры проходят корректно, в деловом духе, но никакого сдвига в позициях сторон не наблюдается. Ливанцы панически избегают любых признаков нормализации, и это не позволяет вести какие-то неформальные беседы помимо официальных, проходящих за столом переговоров.

    Вопрос о морской границе стал актуальным в свете внутреннего кризиса, который обострился в этом году в Ливане, особенно после разрушительного взрыва в порту Бейрута. В Израиле вопрос о переговорах считался относительно простым. Площадь первоначального спорного района составляет около 850 кв. км, около 2 процентов экономической морской зоны Израиля. Внутри области треугольной формы находится газовое месторождение, который интересует ливанцев, в то время как Израиль начал разработку газовых месторождений в своей экономической зоне много лет назад.

    Метод расчета, на котором основывают линии границ, довольно сложен и определен в международных конвенциях. Основная проблема заключается в отсутствии согласованной международной сухопутной границы, поскольку две страны ориентируются только на соглашения о перемирии 1949 года и на линию, проведенную британскими и французскими офицерами еще в 1923 году в соответствии с соглашениями Сайкса-Пико. Однако офицеры, устанавливающие линию в прибрежной зоне, установили последнюю маркировочную бочку примерно в 150 метрах к востоку от берега, в районе Рош ха-Никра, где сегодня находится контрольный пункт слежения военно-морского флота Израиля.

    Этот факт приводит к дискуссии о местоположении определяющей точки на побережье, с разрывом в 30 метров между позициями сторон. И поскольку есть также разногласия по поводу определения угла линий, идущих от берега в море, образуется треугольник, размер которого является предметом дискуссий.

    В 2007 году Ливан и Кипр заключили договор об определении экономической морской границы между ними. Однако Ливан так и не заключил полноценного соглашения, поскольку его правительство не ратифицировало его из-за давления со стороны Турции (которая имеет свои собственные амбиции и находится в конфликте с Кипром). Самая южная точка ливано-кипрского соглашения называется точкой 1. Израиль подал запрос по этому вопросу в ООН в 2010 году и рассматривает этот пункт, как объявленную границу с Ливаном. Ливан имеет свою собственную линию границы, начинающуюся южнее, в точке 23. Когда Израиль объявил конкурсы на газовые резервуары в своих экономических водах, он учел спорный момент и воздержался от объявлении конкурсов на территории между точками 1 и 23.

    В 2013 году в ходе непрямых переговоров между двумя странами ливанская сторона сместила линию еще дальше на юг, добавив еще 1 450 кв. км в спорном районе и утверждая, что ему принадлежит право собственности на половину израильского газового месторождения "Кариш". Американцы предложили в качестве компромисса раздел спорной территории в 850 кв. км в пропорции 55 процентов - Ливану и 45 - Израилю. Однако американские усилия потерпели неудачу.

    В Израиле до сих не пришли к единому мнению относительно жесткой линии на переговорах, которую сейчас придерживаются ливанцы. В части комментариев говорится, что, на самом деле, Ливан не заинтересован в соглашении, а лишь хотел продемонстрировать Трампу готовность к переговорам, чтобы не испортить отношения с американцами. Другая интерпретация утверждает, что ливанцы заняли традиционную позицию для "восточного базара": как можно более жесткая позиция в начале и лишь в конце готовность к компромиссу.

    Третье объяснение гласит, что причины такой жесткости кроются во внутренней политике из-за отношения к "Хизбалле", которая была вынуждена согласиться на начало переговоров, но реально не заинтересована в их успехе. Иран, что интересно, хранит молчание по поводу переговоров.

    Проблема Ливана заключается в том, что тупиковая ситуация в переговорах задерживает начало процесса газоразведки, контракты на которую уже подписаны с компаниями из Франции, Италии и России. Но они не могут начать работы, пока не достигнуто соглашение с Израилем. На прошлой неделе спецпосланник США посетил Бейрут, пытаясь назначить новую дату возобновления переговоров. Американцы отменили очередной раунд, намеченный на начало декабря, после того, как стал очевиден разрыв в позициях сторон.

    В Израиле все еще считают, что существует вероятность заключения взаимовыгодного соглашения, но в настоящий момент она кажется существенно меньше, чем в октябре, когда переговоры только начались.

    Амос Харэль, «ХаАрец», В.П. AP Photo/Ariel Schalit

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend