Израильтянка вышла замуж за иранца. Теперь им негде жить | detaly.co.il
    Среда 23.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Couple

    Израильтянка вышла замуж за иранца. Теперь им негде жить

    Художница Литаль Бен-Хаим познакомилась со своим будущим мужем Винасом в 2018 году во время путешествия в Турцию: они принимали участие в семинаре «Мир на Ближнем Востоке». С тех пор они не расставались, а через какое-то время официально зарегистрировали брак. Их отношения полны любви и взаимной поддержки, но есть проблема: Литаль – израильтянка, а ее муж – иранец. Каждый обладает только одним гражданством, жить вместе в родных странах они не могут, а устроиться в других странах без гражданства практически невозможно. 

    «Некоторое время мы путешествовали – были в Турции, Грузии, Армении, – рассказала «Деталям» Литаль. – К сожалению, легально мы нигде не могли остаться дольше, чем на несколько месяцев. Кроме того, туристические визы не позволяют искать работу, а нарушение визового режима грозит депортацией в страну гражданства, чего мы никак не можем допустить».

    Единственный выход, который нашли Литаль и Винас – попросить политического убежища. Что они и сделали на Кипре в январе 2019 года. Это процесс не быстрый, их просьба рассматривается уже полтора года, и за это время пара осталась без средств к существованию, крыши над головой и даже паспортов, которые забрала служба, занимающаяся рассмотрением запросов на получение убежища. 

    Наше слово против их

    Прибыв на Кипр, Литаль и Винас оказались бездомными. Они жили в видавшей вида палатке, которую перевозили за собой с места на место, пока ветер не унес ее в реку вместе с немногочисленными пожитками. Двое бездомных привлекли внимание полиции Никосии. Узнав их историю, полицейские направили Литаль и ее мужа в отдаленное поселение в горах, где живут другие просители убежища.

    Хотя проблема крыши над головой таким образом, вроде бы, решена, другие проблемы только множатся.

    «У нас нет никакой поддержки от служб соцобеспечения, нет денег на жизнь или талонов на еду, – рассказала Литаль. – Мы не знаем, до каких пор нам разрешат здесь жить, и совершенно не понимаем, что будет дальше».

    Обеспечение самых базовых потребностей для Литаль и ее мужа превращается в трудное испытание. 

    «Когда мы были бездомными в Никосии, то принимали пожертвования в виде наборов сухой еды от гуманитарных организаций. Также раз или два в неделю там организуют горячие обеды для бездомных. Помимо этого мы подбирали фрукты и овощи, которые торговцы на рынке выбрасывали в конце дня. Однако сейчас мы живем далеко от города – в двух часах езды на двух автобусах, и часто у нас даже нет денег на билет. Во время пандемии одна из организаций присылала сюда еду для нас. Иногда мы просим денег на автобус у наших соседей, тоже просителей убежища. А иногда они делятся с нами едой, которую присылают им».

    Чтобы хотя бы минимально обеспечить себя, Литаль и Винас запустили онлайн-кампанию по сбору средств Support Stateless Family (англ. «Поддержите семью без страны»).

    Другие соискатели убежища, живущие в том же поселении, часто находятся  не в лучшем положении, чем Литаль и Винас. Как это часто бывает,  человеческая черствость и бюрократические препоны порой доходят до абсурда.

    «Некоторые получают помощь от служб соцобеспечения, но для этого нужно очень сильно постараться. Мы тоже пытались получить такую помощь. Для этого нужно было зарегистрироваться в службе трудоустройства. Но там нам сказали, что поскольку мы бездомные (мы пришли туда босыми!), они не смогут найти нам работодателя. Однако пообещали направить срочный факс в службу соцобеспечения, чтобы нам все равно назначили пособие. Они так и сделали – но службу соцобеспечения это не удовлетворило, и они потребовали все-таки зарегистрироваться в службе трудоустройства. Когда мы туда вернулись, они отказались нас регистрировать! 

    Мы провели очень много времени, обивая пороги то одной, то другой службы, обращались в разные неправительственные организации, которые пытались, но не могли нам помочь. Мы писали жалобы в соответствующие инстанции, и теперь служба трудоустройства говорит, будто мы сами отказались от работы! Это наше слово против их – за тем исключением, что нам свое слово даже сказать некому.

    Подобное случилось не только с нами. Например, мы знакомы с другим просителем убежища, которого отказались регистрировать в службе трудоустройства, потому что он не говорит по-гречески».

    Процесс

    «Сейчас мы ждем приглашения на интервью, которое определит наш статус. Мы здесь уже полтора года, но многим приходится ждать еще дольше. К тому же служба, которая занимается рассмотрением этих заявок, сейчас не работает из-за эпидемии. Как мы узнали от других просителей, после интервью ответа можно ждать еще год или больше, после чего, если он положительный, начинается процесс подготовки документов, который тоже занимает время… Если же прошение отклоняют, отказ можно обжаловать в суде. Это тоже занимает не меньше года, и если ответ снова отрицательный – нужно немедленно покинуть страну. Если это случится с нами, не знаю, что мы будем делать.

    Некоторые решают остаться нелегально – без документов, под постоянным страхом депортации, без возможности работать, без медицинской страховки и какой-либо поддержки... Только если ты покупаешь билет на самолет, уже в аэропорту служба, которая занимается вопросами политического убежища, возвращает тебе паспорт. 

    После года рассылок срочных электронных писем, звонков, обещаний, что нам перезвонят, мы смогли добиться встречи с представителями кипрского отделения агентства ООН по делам беженцев. Нас даже не пригласили в офис – встреча проходила на улице! По их словам, наше прошение политического убежища имеет все шансы быть одобренным, но они никак не могут ускорить процесс или повлиять на правительство Кипра, чтобы мы получили хоть какую-то помощь. Я пытаюсь достучаться до других чиновников, но нас никто не слушает».  

    – Вы не пробовали связаться с израильским МВД? Конечно, ситуация необычная, но, быть может, они могли бы помочь?

    – В Израиле в 2003 году приняли закон, который гласит, что палестинцы, состоящие в браке с израильскими гражданами, не могут получить официальный статус в Израиле. Шестью годами позднее этот закон расширили, так что теперь он включает в себя граждан всех враждебных государств, включая Иран. Адвокаты, которые специализируются на иммиграционном праве и к которым я обратилась за консультацией, объяснили, что наш брак не может считаться исключением из этого правила. Один из юристов посоветовал обратиться в БАГАЦ – но это значит, что я должна на время расстаться с Винасом и одна прилететь в Израиль. Сейчас у меня нет на это денег, да и в любом случае шансы выиграть дело очень малы. 

    Израиль+Иран=?

    «Я много путешествовала, и еще до знакомства с Винасом встречала других иранцев. У меня никогда не было никаких предубеждений против них, и большинство из них, действительно, очень приятные люди. Я даже сказала бы, что среди всех других народов израильтяне больше всего похожи на иранцев – и внешне, и по складу ума. Как правило, на личном уровне мы совсем неплохо ладим!

    Палатка, в которой жили Литаль и Винас

    Мы очень аполитичны, мы никакие не активисты, – продолжает Литаль. – Но все же я надеюсь, что еще на нашем веку Иран сможет освободится от нынешнего режима. 40 лет назад Иран был свободной страной, притом весьма дружелюбной к Израилю. Сейчас люди там страдают – и внутри страны, и от невозможности нормальных международных отношений и путешествий. 

    Моя семья рада, что я встретила Винаса. До начала эпидемии родители даже приехали на Кипр навестить нас. Но вся эта ситуация, конечно, разбивает им сердце, они хотели бы, чтобы мы могли жить в Израиле рядом с ними. Но даже если каким-то образом Винасу удалось бы получить разрешение на въезд – какая жизнь его ждет? Будут ли у нас постоянные проблемы с полицией или армией только потому, что он из Ирана? Сможем ли мы чувствовать себя в безопасности, зная, что где-то поблизости агрессивное меньшинство впитывает телепропаганду о том, что иранцы – наши враги?

    Мы хотели бы просто мирно жить в стране, которая принимает нас такими, какие мы есть. Мы оба абсолютно нерелигиозны и, думаю, нам лучше всего подошла бы страна, которая не была бы ни еврейской, ни мусульманской. 

    Мы надеемся, что, в конце концов, наши семьи встретятся где-нибудь вне Ирана и Израиля – конечно, когда наша ситуация хотя быть немного прояснится. Надеюсь, когда-нибудь мы сможем провести каникулы все вместе».

    Александра Аппельберг, «Детали». Фотографии предоставлены Литаль Бен-Хаим

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend