Израильтянин в российском СИЗО: почему наше государство от него отвернулось? | detaly.co.il
    Вторник 29.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ilya Naymushin, Reuters
    Фото: Ilya Naymushin, Reuters

    Израильтянин в российском СИЗО: почему наше государство от него отвернулось?

    Израильтянин Рони Забитовски содержится сейчас в ставропольском СИЗО. В момент, когда писалась эта статья, он находился в тюремном спецблоке. Несмотря на явные пробелы в доказательной базе, следствие добивается для него обвинения по статье 159 УК РФ (мошенничество), и ему грозит до 10 лет лишения свободы. 3 марта суд, рассмотревший меру пресечения, оставил его за решеткой еще на 18 дней. Адвокаты заявляют о многочисленных нарушениях его прав. Их удивляет, что МИД Израиля не проявляет никакой заботы о своем попавшем в беду соотечественнике.

    Суть дела

    Переехав в Россию, Рони стал агентом одной из компаний, предлагающих своим клиентам инвестировать в «Форекс». Он получал с них взносы и, за вычетом своих небольших комиссионных, передавал владельцам сайта, где работал.

    Игра на «Форекс» в России не запрещена законом, дилеры получают лицензии. Сам Рони у владельцев данного интернет-сайта лицензию не проверял. В итоге люди, по собственной воле вложившие деньги в этот вид азартной игры, потеряли их — и подали жалобу в полицию. Но владелец сайта находится за пределами России (предположительно в Украине) и не задержан до сих пор. В отличие от Рони, который отрицает свою вину и убеждает, что сам был введен в заблуждение.

    «Доказательной базы у них нет. Свидетельской базы тоже — только заявления потерпевших, — сообщил «Деталям» Сергей Горчаков, адвокат Рони. – Тем не менее, в ноябре 2019 года его перевели из-под домашнего ареста в СИЗО, хотя ясно, что никуда он не собирался бежать. Следователь утяжелил ему обвинение и изменил меру пресечения.

    В наших тюрьмах условия содержания – ну, вы сами знаете. Один раз в неделю душ, камеры иногда переполнены. В условиях содержания очень много нарушений. У Рони и со здоровьем проблемы – с сердцем, с давлением. Он обращался в санчасть, но какое там лечение могут дать? Таблетка да «зеленка».

    Следователь вообще пугал, что представит его организатором преступного сообщества (ст. 210), но в данный момент этого нет. Тем не менее, он должен или закрыть дело – или передать его в суд. А когда я, его адвокат, вышел в отпуск — он начал проводить следственные действия в отсутствие адвоката по соглашению, то есть меня. Он вызвал «адвоката по назначению», которого назначает местная Коллегия адвокатов. Но несколько из них отказались в этом участвовать, понимая, что это незаконно и на них будет написана жалоба – кому такое надо за лишнюю тысячу рублей? Ведь по закону следователь имеет право поступить так только в неотложном случае или если адвокат затягивает следствие без уважительной причины – а тут нет ни того, ни другого.

    Тем не менее, они нашли одного. Он пришел. Рони попросил переводчика – и не получил его. Неважно, что он понимает по-русски: следователь обязан предоставить иностранному гражданину переводчика, тот не должен знать все юридические термины! Но следователь все равно начал зачитывать ему материалы дела. Тогда Рони написал жалобу и отказ от назначенного адвоката.

    Но нашей судебной и следственной системам все равно, есть доказательства или нет: они все равно пробуют оставить человека под стражей. Поэтому сейчас мы просим, чтобы в свете перечисленных нарушений следственного процесса израильское консульство взяло ситуацию под свой контроль. До сего момента они обращались к нам всего один раз – просто спросили, не нужно ли нам привезти продукты в связи с началом эпидемии коронавируса. Нет, нам продукты не нужны. Нам нужно, чтобы в соответствии с законом, а не домыслами, восторжествовала справедливость».

    По данным, которые получили «Детали», суд тоже может пройти с процедуральными нарушениями: так, переводчик Забитовского не слишком хорошо знает иврит, он сам сообщил суду о своей недостаточной квалификации. Важно подчеркнуть вновь, поскольку следствие пытается представить это иначе: свою вину Рони не признает. Единственный человек, который признан свидетелем по этому делу, вообще не был допрошен.

    Кто отказывается помочь

    Дело Забитовского – не единственное, которое требует срочного внимания МИДа и министерства юстиции Израиля. За рубежом в тюрьмах разных стран, в том числе в России, содержатся несколько сотен израильтян. И если в Израиле далеко не все дела доходят до суда, поскольку полиция и прокуратура снимают свои претензии, если чувствуют, что их доказательная база недостаточно сильна — в России следователь постарается доказать вину любой ценой, как бы плохо не были подогнаны доказательства.

    Близкие Рони обращались в МИД. Сначала, в марте 2020 года – к Яффе Оливски-Коэн, которая занимала пост представителя консульского отдела МИД Израиля в РФ (в частности, она сопровождала весь процесс освобождения Наамы Иссахар). Та ответила, что передала информацию «соответствующему министру» и даст какой-то ответ, но его так и не дождались. Тогда следующая просьба в июне ушла к министру иностранных дел Габи Ашкенази – она тоже осталась без ответа.

    «У меня была полуторачасовая встреча с начальником международного отдела прокуратуры Израиля, адвокатом Ювалем Каплинским. От него зависят вопросы экстрадиции как из Израиля, так и в нашу страну. Он впервые услышал о Забитовском», — рассказал «Деталям» Цион Алон, председатель партии «ха-Хазон», который сейчас занимается проблемами израильтян, арестованных за рубежом. Активисты этой партии уже несколько раз проводили митинги у МИДа, минюста и офиса госконтролера Израиля, пытаясь привлечь внимание государства к проблемам этих людей.

    МИД, минюст, прокуратура – намерено ли хоть какое-то ведомство в нашем государстве уделить внимание делу израильтянина-участника военных операций, инвалида ЦАХАЛа, отца четверых детей, чье здоровье сейчас серьезно подорвано – и физическое, и психическое (контактирующие с ним люди говорят, что он поседел и сильно исхудал за месяцы, проведенные в СИЗО)? Разве заботиться о тех, чьи права беспрепятственно нарушаются за рубежом – не их прямая обязанность? Руководитель организации инвалидов ЦАХАЛа, страдающих от посттравматического синдрома, Орен Ор тоже отказался заниматься этим вопросом на том основании, что... им уже занимается какое-то другое ведомство.

    В МИД Израиля ответили на запрос "Деталей":

    «МИД Израиля и посольство Израиля в Москве предоставляют господину Забитовскому такие же консульские услуги, как любому гражданину Израиля, арестованному за рубежом. МИД Израиля и его представительства за рубежом не вмешиваются в ход судебного разбирательства, проходящего за границей, и в действия, которые в интересах гражданина производит его местный адвокат. Из-за ограничений, вызванных эпидемией коронавируса, не предоставляется возможным совершить консульский визит к арестованному, но наша консул в Москве находится на связи с местными властями и работает над тем, чтобы организовать телефонный разговор с ним».  

    От министерства юстиции Израиля к моменту публикации реакции не последовало.

    Эмиль Шлеймович, «Детали».
    Фотоиллюстрация: в российской тюрьме. Фото: Ilya
    Naymushin, Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend