Часть израильтян живет в альтернативной экономической реальности

Неужели израильские правые потеряли всякую связь с реальностью? Что случилось? Они поддались бибистской пропаганде, подобно тому, как избиратели-республиканцы в США купились на искаженное мировоззрение, увековеченное Трампом?


В течение последнего года, с тех пор как правительство Нафтали Беннета пришло к власти, я полагал, что ответ отрицательный. Попытки Биньямина Нетаниягу, подражая Трампу, развивать тему «фальсификации выборов», обвинять Беннета в формировании «нелегитимного» или «мошеннического» правительства, не получившего от избирателей подлинного мандата, никогда не находили отклика у израильской публики.

Но, похоже, что проводимая Нетаниягу с момента потери власти политика гиперпартийности, когда узкопартийные интересы преобладают над общегосударственными, дает свои результаты. Одним из доказательств этого является опрос, проведенный на этой неделе Израильским институтом демократии, в котором избирателей спрашивают, что они думают о положении дел в стране спустя год после прихода к власти правительства Беннета.

Беннет-демонстрация-протеста-экономика-недоверие-к-правительству
Фото: Хадас Паруш

Такова природа вещей — иметь партийные разногласия не только по поводу работы правительства, но и по поводу того, как обстоят дела в стране. Так, на вопрос ухудшилась ли напряженность в израильском обществе, 72 процента тех, кто голосовал за «Ликуд» и другие оппозиционные партии, ответили утвердительно, по сравнению с 48 процентами избирателей коалиции.

На вопрос о том, ухудшилось ли положение Израиля в мире за последний год, 70 процентов избирателей оппозиции ответили утвердительно по сравнению с 26,5 процентами избирателей коалиции.

По этим вопросам есть, по крайней мере, некоторые возможности для дискуссии. Всплеск терактов в последние недели (некоторые из них были совершены израильскими арабами), конечно, свидетельствует о напряженности в израильском обществе, но не было ничего похожего на жестокие межобщинные беспорядки, которые мы наблюдали в последние дни правления Нетаниягу. Возможно, правые избиратели считают присутствие арабской партии в правительстве настолько возмутительным, что это привело к росту напряженности на еврейской стороне.

Что касается положения Израиля в мире, то я не вижу никаких аргументов в пользу того, что оно ухудшилось при Беннете. Отношения с Соединенными Штатами, нашим главным союзником, в полном порядке, и скоро нас посетит Джо Байден. «Соглашения Авраама» продвигаются — мы только что подписали соглашение о свободной торговле с Объединенными Арабскими Эмиратами, и ведутся разговоры о создании региональной архитектуры безопасности со странами Персидского залива. Не было никаких размолвок с Европой, Россией или Китаем. Я не знаю, как 70 процентов избирателей оппозиции считают, что наше положение ухудшилось, но я признаю, что это зыбкий вопрос, который имеет такое же отношения к индивидуальному восприятию, как и к фактам.

Недовольные в оппозиции

Что касается экономики, то мы попадаем в настоящую альтернативную реальность. В этом вопросе избиратели коалиции предлагают более сбалансированную, нюансированную точку зрения: 41,5 процента говорят, что ситуация улучшилась, а 30 процентов — что ухудшилась (остальные говорят, что изменений нет).

С другой стороны, подавляющие 72 процента избирателей оппозиции говорят, что экономика стала хуже. Только 9 процентов признают, что она стала лучше, а 15 процентов (возможно, с неохотой) говорят, что она осталась прежней.

Это разделение отражает ситуацию в Соединенных Штатах, где партийный разрыв между республиканцами и демократами по вопросу о том, как они оценивают состояние экономики, настолько увеличился за годы правления Трампа, что трудно поверить, что обе стороны живут в одной стране, с одинаковыми темпами роста, безработицы и инфляции.

Но практически по всем показателям дела в Израиле идут так же хорошо или даже лучше, чем при Нетаниягу. Конечно, подавляющим фактором в последние два года была пандемия коронавируса, но в опросе Израильского института демократии вопрос о том, кто или что виновато, отсутствовал. Вопрос был лишь — стали ли условия лучше или нет.

Экономический рост был нестабильным (из-за коронавируса), но в целом он был очень сильным и превышал темпы последних лет правления Нетаниягу. Вопреки мнению экономистов, уровень безработицы в Израиле вернулся к рекордно низкому уровню, который был до пандемии коронавируса, и даже при этом количество вакансий продолжает расти.

Беннет и компания не могут приписать себе все заслуги. Экономика, как правило, менее восприимчива к действиям правительства, чем хотелось бы верить политикам и избирателям. Тот факт, что в Израиле такой большой сектор высоких технологий, и что во всем мире высокие технологии процветали в период пандемии, помог нам пережить рецессию, вызванную пандемией коронавируса, и внес огромный вклад в восстановление экономики.

Но в данном случае заслуги правительства Беннета (в том, что касается восстановления экономики) значительно большие, чем просто средние. Во-первых, оно приняло бюджет на 2021-2022 годы, бюджет ответственный, содержавший мнножество давно назревших реформ.

Для сравнения, Нетаниягу позволил правительству два года вообще оставаться без бюджета, во время пандемии пускался в безудержные и зачастую бездумные траты и, наконец, превратил государственный бюджет в политический инструмент, чтобы свалить собственное правительство, когда оно ему надоело.

Также Беннетт заслуживает похвалы за то, что твердо стоял на своем в вопросе сохранения экономики и избежал блокировки, когда Израиль накрыла волна омикрона.

Результаты работы правительства Беннета не идеальны, но никто, кто хоть сколько-нибудь претендует на справедливость или объективность, не скажет, что экономика находится в худшем состоянии, чем в момент его прихода к власти.

Большой черной меткой против правительства является инфляция, и главным образом, цены на жилье. Но ускорение инфляции, которое мы наблюдаем в течение последнего года, — это глобальное явление, с которым не в состоянии справиться ни министерство финансов, ни банк Израиля. Это связано с глобальными нарушениями в цепочках поставок, ошибками в политике Вашингтона и войной в Украине. Если местные факторы и играют какую-то роль, то только потому, что экономика страны развивается так хорошо, что создается давление в сторону повышения заработной платы. В любом случае, при уровне инфляции в 4% за последние 12 месяцев, израильский рост инфляции был относительно скромным по сравнению с Америкой и Европой.

Рост цен на жилье на 16,3% за последний год — почти чисто местное явление, но насколько велика вина правительства Беннета? Израиль страдает от нехватки жилья, из-за чего предложение хронически отстает от спроса, но если кто и виноват в этом, так это 12 лет правления Нетаниягу. У него было достаточно времени, чтобы исправить баланс с помощью долгосрочной политики, но вместо этого оно предпочло краткосрочные меры, которые в основном не принесли успеха.

Проблема Беннета в том, что после стольких лет промахов в жилищной политике мало кто из израильтян верит в то, что государство решит эту проблему, и предпочитает купить дом сейчас, чем платить больше за него потом.

Я наивно полагал, что если правительство Беннета будет проводить политику по-деловому, оно завоюет поддержку, если не любовь, большинства израильтян. Почти по всем показателям оно именно так и поступило, но, похоже, американская болезнь — партия превыше всего – предполагающая, что никогда нельзя давать даже толику кредита доверия своим политическим оппонентам, теперь жива и здравствует в Израиле.

Дэвид Розенберг, «ХаАрец», М.Р. На снимках: демонстрации против правительства Беннета. Фото: Хадас Паруш

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ