Суббота 27.02.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    576142_Herzl_Statue_Tomer_Appelbaum

    Израильтяне больше не верят государству

    События последнего времени, связанные с эпидемией коронавируса в Израиле, продемонстрировали, что граждане все меньше верят государству, его институтам, его управляющим и чиновникам. Судя по всему, общественное доверие к власти если не утрачено окончательно, то находится на самом нижнем пределе. Это, кстати, признают и сами власти, подчеркивая, что даже столь эффективная массовая акция, как кампания вакцинации, не вернула подорванное доверие. Израильтяне, похоже, впервые столкнулись со сложной комбинацией трех взаимосвязанных кризисов: беспрецедентного кризиса системы здравоохранения, экономического кризиса, заметно пошатнувшего их материальную жизнь, и обостряющегося политического кризиса, выразившегося в четырех выборах за два года. Кажется, этого достаточно, чтобы заставить людей, живущих в перманентном карантине, усомниться, что правительство в состоянии позаботиться об их потребностях в условиях чрезвычайной ситуации.

    Недоверие между гражданами и государством зафиксировал также индекс качества жизни, устойчивости развития и национальной стойкости, регулярно публикуемый с 2017 года. Он включает в себя такие ключивые параметры, как доверие к государственным учреждениям, уровни беспокойства и депрессии, надежды и морального духа, национальную устойчивость и личную стойкость, а также ощущение безопасности. Последний индекс был составлен при участии профессора Шауля Кимхи из колледжа Тель-Хай в сотрудничестве с профессором Йохананом Эшелем, доктором Адас Марцианo и доктором Брурией Адини из Тель-Авивского университета.

    За последние восемь месяцев эта группа исследователей четырежды проводила измерения: в мае, по завершении первого карантина; в июле, когда экономика более-менее открылась, уровень заболеваемости снова вырос, а на улице Бальфура в Иерусалиме начались массовые акции протеста; в октябре, ближе к завершению второго карантина и времени праздников; в январе, в период третьего карантина и начавшейся кампании вакцинации.

    Результаты четвертого замера свидетельствуют о резком снижении нескольких показателей: чувства национальной устойчивости и личной безопасности; доверия к власти и главе правительства; снижение уровня надежды на лучшее (хотя последний замер показал некоторое улучшение этого параметра, вероятно, благодаря кампании вакцинации). Отмечено значительное ухудшение по таким показателям, как понимание политической угрозы, уровни тревоги и депрессии, а также чувство безопасности.

    «Люди не верят лицам, принимающим решения. Если аэропорт «Бен-Гурион» остается открытым и продолжает принимать больных коронавирусом, если нет равного правоприменения во всех секторах, трудно доверять власти, – говорит профессор Кимхи. – А когда люди теряют веру, им намного труднее справляться с такой катастрофой, как эпидемия. В условиях кризиса самое главное на государственном уровне – доверять тому, кто у власти. И тот факт, что этого не происходит, не может не тревожить. Добавьте к этому отсутствие личного примера со стороны выборных должностных лиц или непрозрачность соглашения с Pfizer – даже если это и не меняет сути происходящего, все равно доверие общества к властям будет подорвано».

    Как считает профессор, политический кризис, воспринимаемый как более значительная угроза в сравнении с экономическим, объясняется прежде всего беспрецедентной поляризацией общества.

    Где пример для подражания?

    Однако с профессором Кимхи не согласна доктор Ципи Исраэли из Института исследований национальной безопасности (INSS). Она полагает, что падение уровня доверия к институтам власти не столь драматично, ссылаясь на пример 2018 года, когда уровень этого доверия тоже был низким – задолго до корона-кризиса и нынешней политической ситуации. Кроме того, по мнению доктора Исраэли, тенденция недоверия к властям носит общемировой характер и представляет собой, как ни странно, последствия положительной тенденции, связанной с таким фактором, как укрепление прозрачности и отчетности государства перед общественностью.

    Ципи Исраэли считает также, что было бы ошибкой оценивать уровень доверия к властям, как нечто монолитное и равномерное: «Иногда существует серьезный разрыв в уровне доверия между различными государственными институтами. Например, уровень доверия к Верховному суду и к армии намного выше, чем к полиции и кнессету. Иногда даже внутри одного конкретного учреждения доверие к его структурам может быть разным: скажем, общество доверяет системе «Железный купол», тогда как уровень доверия сразу резко падает, когда речь заходит о таких взрывоопасных вопросах, как доплата к военным пенсиям, дела о коррупции или назначение женщин на командные должности».

    Надо сказать, что INSS провел собственное исследование, указав в ежегодном отчете, опубликованном в начале 2021 года, что внутренние процессы могут представлять собой серьезную угрозу стратегическому положению Израиля. И главная опасность таится в дисфункции правительства, выраженной в многомерном политическом кризисе: «Этот кризис может подорвать основы национальной безопасности в самом широком смысле слова, поскольку ведет к ослаблению государственных механизмов и институтов, проявляясь в перебоях с функционированием, парализованности в принятии решений и потере доверия общества – к правительству».

    По мнению психолога Халели Явнаи, в период смутных времен общество нуждается в лидерах, которые могут служить примером для подражания. Доверие вселяет уверенность и спокойствие. Однако лица, принимающие решения, вместо того, чтобы подавать нужные примеры гражданам, нарушали свои собственные принципы, не следовали руководящим указаниям минздрава и не обеспечивали их соблюдение. Единственный личный пример, когда премьер-министру и министру здравоохранения публично сделали прививку, вызвал позитивный общественный резонанс. Но где остальные примеры? – вопрошает Явнаи. Она добавляет, что, похоже, израильтянам надо перестраиваться, устраняя зависимость от истеблишмента и, напротив, в первую очередь доверять самим себе, укрепляя личную автономию.

    Арабы: отсутствие интеграции

    Слово «автономия» – в особенности, сейчас, – наиболее точно характеризует два сектора израильского общества как с точки зрения отношения к эпидемии, так и по уровню доверия к властям: арабский сектор и ультраортодоксальный.

    Как считает доктор Рамзи Халаби, бывший глава муниципального совета Дальят эль-Кармель, а в настоящее время экономический консультант и председатель организации «Цофан», занимающейся интеграцией арабов в индустрию хайтека, «арабы и ультраортодоксы относятся к самым слабозащищенным слоям населения», и это также влияет на их поведение.

    Однако, как считает Халаби, в целом арабский сектор ведет себя куда более дисциплинированно, чем ультраортодоксы. Как только было принято соответствующее решение, тотчас закрылись молитвенные дома и мечети. Безусловно, по мнению Халаби, большую проблему представляли массовые мероприятия, такие как свадьбы или похороны, но арабское руководство не давало никаких указаний нарушать руководящие принципы минздрава, как это произошло с ультраортодоксами, а действовало в соответствии с правилами. Кроме того, арабы не устраивают свадебных церемоний зимой, поэтому в последние месяцы уровень заболеваемости здесь резко снизился. Не говоря о том, что арабское общество проявляет в целом несомненно большую ответственность по сравнению с ультраортодоксами.

    «И еще одна деталь, – добавляет доктор Халаби. – Обратите внимание на правоприменение: по отношению к арабам оно куда агрессивнее и жестче, чем по отношению к ультраортодоксам».

    Халаби указывает на падение уровня доверия арабов к государственным институтам, когда речь идет о борьбе с насилием в этом секторе: «Это очень острый вопрос. В 2020 году 111 арабских граждан были убиты, а предъявлено лишь 30 обвинительных заключений. Обвинения за преступления, связанные с оружием, были предъявлены только в 27 процентах случаев. Каков результат? Насилие».

    Коронавирус ударил по арабскому сектору с небывалой силой, нанеся ему серьезный экономический ущерб. К примеру, число работающих арабских женщин, выросшее примерно на 15 процентов за последнее десятилетие, за период эпидемии упало, поскольку большинство уволенных в арабском секторе – это женщины. Сильно пострадали такие отрасли, как ресторанная, туристическая, гостиничный бизнес, торговля, а уровень безработицы моментально подскочил до максимума. Большинство арабских семей в Израиле сейчас находятся за чертой бедности; этот показатель вырос с 48 до 53 процентов. Заработки арабов составляют 60-65 процентов от зарплаты евреев. Поскольку арабы, в основном, заняты на низкооплачиваемых работах, государство теряет 30 млрд шекелей в ВВП из-за отсутствия интеграции арабов.

    Ультраортодоксы: никакого понимания

    Как утверждает социальная активистка Шалхевет Хасдиэль из Бней-Брака, у светских СМИ нет никакого понимания специфики ультраортодоксального сектора. Этим и объясняется тот шквал ненависти, который и СМИ, и многие политики и общественные деятели обрушили на религиозных людей. Она считает, что все свалено в одну кучу, и всех разом сделали виноватыми, хотя на самом деле это далеко не так, и не следует по экстремистски настроенным элементам судить о секторе в целом. Хасдиэль также выступает против столпотворения на свадьбах и прочих торжествах, считая, что отчасти вина за происходящее лежит на политиках, представляющих ультраортодоксальный сектор – они просто-напросто растерялись.

    «До кризиса, вызванного коронавирсом, среди ультраортодоксов наблюдалась тенденция сближения с израильским обществом, предпринимались серьезные попытки интегрироваться на рынке труда, получать высшее образование. В прошлом году эта тенденция сильно пострадала. К сожалению, подавляющая часть ультраортодоксов будет по-прежнему с недоверием относиться к израильскому обществу, к полиции и судебной системе, и устранить это недоверие и разногласия будет очень трудно. Экстремисты останутся экстремистами. Но беспомощность государственных учреждений по отношению к ультраортодоксам, непонимание СМИ ультраортодоксального образа жизни – все это лишь усугубит раскол. Позитивный процесс может начаться только с понимания нашего образа жизни», – констатирует Шалхевет Хасдиэль.

    Что же касается будущего страны, когда она выйдет окончательно из карантина и завершит процесс вакцинации, то и здесь мнения разделились. Профессор Кимхи настроен скептически, утверждая, что кампания вакцинации не в состоянии изменить правила игры, поскольку останется миллион безработных, экономический и политический кризис только усугубятся, а социально-политические разногласия в значительной степени ослабят общество.

    В отличие от Кимхи, доктор Исраэли настроена более оптимистично: «Даже с учетом периода эпидемии израильское общество в целом довольно жизнью и с оптимизмом смотрит в будущее. Проводя опрос в этом году, мы добавили в тему о внешних и внутренних угрозах вопрос, в состоянии ли государство успешно справиться с коронавирусом. 70 процентов респондентов ответили утвердительно, и это один из самых высоких показателей в опросе, и он не зависит от политических предпочтений. Когда общество думает о государстве Израиль с точки зрения макроэкономики, оно настроено положительно».

    Надан Фельдман, TheMarker. М.К. На фото: статуя Теодора Герцля на перекрестке Ха-Сира.  Фото: Томер Аппельбаум˜. 

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend