Thursday 20.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Израильский ящик Пандоры: как обобрать государство

    В течение семи лет, начиная с 2004 года, когда электрохимическая промышленность страны потерпела крах, эта земля на побережье Акко была безлюдна и пуста. 430 дунамов территории, на которых находилось отраслевое предприятие, погрязшее в долгах, пустовали, и, казалось, ничто не способно вернуть сюда жизнь. Но в 2011 году произошло чудо: летом, словно ангел с небес, в одном из административных офисов появилась любезная женщина-адвокат с чеком на 43 миллиона шекелей.


    Далее последовал удивительный диалог:

    – Послушайте, вы понимаете, что вы покупаете?

    – Безусловно!


    – Вы знаете, что есть задолженность перед муниципалитетом в размере 58 миллионов шекелей?

    – Знаю.

    – Вы знаете, что у администрации есть еще долг в 13,6 миллиона шекелей?

    – Ничего страшного.

    – Вы понимаете, что почва загрязнена, и министерство экологии выставит вам счет за проведение операции по очистке по безумным ценам?

    – Где поставить подпись?


    Казалось, никакие возражения не принимались, и неожиданный покупатель поставил себе цель – во что бы то ни стало заключить сделку. Кто же был этот отважный предприниматель? Никто иной, как Нехама Снэ – в то время председатель совета директоров «Транс-Израиль», а до этого председатель «Нетивей газ» («Натгаз») – государственной компании, занимающейся прокладкой трубопроводов для природного газа.

    Оперативная проверка показала, что компания Снэ приобрела вышеупомянутую территорию в Акко за 110 млн шекелей, из которых 43 млн было внесено наличными, через небольшую компанию, занимавшуюся маркетингом медицинского оборудования. И это в тот момент, когда в кассе этой компании было всего 68 тысяч шекелей.

    Знакомое лицо местного магната


    На рынке недвижимости запахло жареным. И вскоре тайное стало явным. В те дни жители хайфского района Хоф ха-Кармель вели ожесточенную борьбу, протестуя против намерения проложить трубопровод, по которому должен был пойти газ из месторождения «Тамар», через пляж Дор. Нужным людям шепнули на ухо, что министерство энергетики может отступить перед людским напором, и, дескать, им следует отказаться от своего намерения. Если вдруг и найдется какая-то альтернатива, то лучше ей быть в стороне от жилых массивов и пристальных людских взглядов. И что может быть лучше, чем заброшенный промышленный объект в 45 километрах к северу от пляжа Дор, да еще с прилегающей бухтой и необходимым морским сообщением?

    Произошла утечка внутренней информации. Рынок предположил, что Снэ на самом деле представляла в этой сделке некую заинтересованную сторону, которая предпочла оставаться за кадром. И только через месяц выяснилось, что за экс-председателем «Натгаза» стоит газовый магнат Ицхак Тшува.

    Зададимся вопросом: что же можно сказать о руководителе государственной компании и магнате, который в то время вел беспрецедентную подковерную кампанию против правительства (в том числе в комиссии Шишинского, определявшей квоты поставок газа)? А по поводу экс-председателя «Натгаза» и крупнейшего клиента компании? И каким образом магнат, словно в казино, поставил все 110 млн фишек на конкретный участок, расположенный на побережье Акко?

    Ответы на эти и многие другие вопросы должен был дать генинспектор полиции Дуди Коэн. Но именно тогда он снял форму, повесил ее на крючок и... пошел в услужение к тому же Тшуве. Последний тотчас направил нового сотрудника руководить очисткой территории в Акко, чтобы подготовить ее к прокладке трубопровода.

    Вы любите отравленную рыбу?

    Но на сей раз все планы смешало министерство обороны – наложило вето по своим соображениям. Компания Тшувы «Делек» попыталась еще раз надавить, но безрезультатно. В итоге газ пошел на юг, в Ашдод.

    Земля в Акко по-прежнему оставалась безлюдна и пуста. Тшува и его «наемный полицейский» не выполнили своего обязательства по очищению почвы. Полгода назад программа «Цинор» на 13 телеканале показала, как в море продолжают сливаться токсины, рыбаки продолжают ловить рыбу, а рыба из Акко продолжает поступать в рестораны по всей стране.

    Две недели назад компания «Делек» объявила, что нашелся покупатель на участок в Акко за 200 млн шекелей. Итак, вариант с первой трубой накрылся окончательно. Но остался вариант со второй. Поэтому Тшуву и Коэна можно смело записать в победители.

    Газа оказалось более чем достаточно – больше, чем его может вместить местный рынок. И что же с «остатками» – продавать? Но кому?

    Мир – миром, а бизнес – бизнесом

    Европейцы не такие дураки, чтобы покупать «сине-белый» газ по монопольным ценам. Иорданцы запросили весьма скромный объем, в котором нуждались, и у Тшувы и его партнеров из Хьюстона (компания Noble Energy) не оставалось другого выбора, кроме как обратиться к египтянам. По большому счету израильский газ им не особенно нужен, тем более после того, как египтяне наткнулись на собственные залежи. Однако есть язык, с которого не нужен переводчик. И вскоре в Нидерландах была зарегистрирована частная компания, владельцы которой, сотрудники египетской разведки, используют различные схемы налоговых убежищ. Эта голландская компания стала партнером (50 процентов) Тшувы и Noble Energy с целью приобретения бесхозного газопровода между Ашкелоном и Эль-Аришем.

    В то же время на британских Виргинских островах было зарегистрировано частное предприятие Single Buyer, которое использовалось для того, чтобы организовывать импорт иностранного газа в Египет. А вскоре после этого Single Buyer ратифицировал сделку о (ненужных) закупках газа из месторождений «Левиафан» и «Тамар» на десятки миллиардов долларов.

    Покупатель есть. Трубопровод в наличии. Газ – в избытке. А как насчет доли Израиля в «сделке»? Что ж, именно в те дни была утверждена особая схема, по которой Noble и Тшува получили практическую монополию на экспорт газа по трубопроводу в Египет. Кроме того, Израиль дал добро на 85-процентное сокращение египетского долга Электрической компании, попутно предоставив Египту возможность закупки современных подводных лодок в Германии.

    Таким образом, к тому времени, когда экспорт должен был начаться, никакой необходимости в том, чтобы что-либо шло по трубе, не было. Достаточно того, что предприятие существовало на бумаге. Далее будет зафиксировано, что газ прошел, деньги перешли из рук в руки, деньги за трубопровод уплачены, его владельцы стригут купоны, а потребители (по обе стороны границы) будут субсидировать избыточные затраты, не задавая лишних вопросов.

    Круг замкнулся

    И все бы шло гладко, если бы не одна небольшая проблема, торчавшая, как заноза в заднице – компания «Натгаз». Да-да, та самая компания во главе с Нехамой Снэ, с которой началась история в Акко.

    Чтобы направить газ по трубопроводу в Эль-Ариш, «Натгазу» необходимо проложить трубопровод по морскому дну между Ашдодом и Ашкелоном, что стоит около 750 млн шекелей. Однако, согласно закону, экспортная инфраструктура должна финансироваться экспортером. В данном случае экспортер не очень хотел брать на себя это бремя: кто знает, какая революция на площади Тахрир вдруг случится завтра, или когда в филиале ИГ на Синае кто-то решит, что пришла пора снова нажать на спусковой крючок.

    Магнату закон не писан

    Что же делает экспортер? Правильно. Решает разделить риски со всеми остальными израильтянами. И министерство энергетики, которое десять лет назад шепнуло на ушко нужным людям о варианте с Акко, и на сей раз решило придти на помощь, и спустило в «Натгаз» строжайшее указание: профинансировать 46 процентов стоимости трубопровода (почему? А потому!). Но не просто так, а в обмен на будущий сбор относительно щедрой платы за поставку газа; другими словами, с целью предоставить ссуды газовым компаниям.

    Эйтан Падан, председатель «Натгаза», который занял эту должность после Нехамы Снэ, взбунтовался, не захотев выполнять столь абсурдное распоряжение. Его ничто не смогло убедить, даже тайный визит представителей Noble. И в результате министру энергетики Ювалю Штайницу не осталось ничего другого, кроме как сместить Падана. В декабре он ушел с занимаемой должности, а две недели назад, когда стало известно о продаже земельного участка в Акко, совет директоров «Натгаза» собрался в обстановке полной секретности, чтобы утвердить новое государственное партнерство с газовой монополией, на сей раз прокладывая новый газопровод через побережье Ашдода.

    «Когда речь идет о геополитических соображениях, не составляет никакой сложности, даже очутившись в полиции, объяснить следователю, почему вы затеяли эту игру», – пояснил один из тех, кто давно подвизается на газовом поприще. Это вовсе не означает, не дай Бог, что у кого-то из игроков-участников всей этой истории возникли какие-то непредвиденные сложности с законом.

    Кстати, еще две недели назад в кресле генинспектора полиции восседал генерал-майор Моти Коэн. Да-да, родной брат Дуди Коэна, бывшего генинспектора полиции, впоследствии занимавшегося «уборкой территории» в Акко по поручению Ицхака Тшувы.

    Ави Бар-Эли, TheMarker. М.К. На фото: Ицхак Тшува. Фото: Дуду Бахар˜.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend