Израильские ученые изучают вещество, препятствующее развитию рака

Противораковые свойства куркумина и его производных изучают сейчас ученые в Ариэльском университете.

Куркумин – это органическое вещество, основной компонент известной многим хозяйкам приправы - куркума. На основе молекулы куркумина исследователям удалось синтезировать новое вещество, способное значительно замедлять рост раковых клеток.

– Мы начали свои исследования два года назад, - рассказал «Деталям» докторант кафедры химических наук Андрей Базилевич. 24 июня он выступал с докладом на втором симпозиуме по прикладным онкологическим исследованиям, который проводился в Ариэльском университете.

- Задача была в том, чтобы использовать антираковые свойства куркумина для лечения онкологических пациентов. Дело в том, что сам куркумин, если принимать его перорально - то есть употреблять с пищей - не дойдет до раковой клетки. Он попадет в кишечник, там распадется и будет выведен из организма естественным путем. Наше новшество в том, что мы молекулу куркумина присоединяем к молекуле-носителю, которая доставит вещество прямиком к раковой клетке. Плюс к тому, мы немного модифицируем саму молекулу куркумина, чтобы усилить его антираковые свойства.

– Что это за "молекула-носитель"?

– Мы используем пептид, «умеющий» различать раковые клетки и обычные. К этому пептиду присоединяем куркумин и его производные. Сам механизм называется "таргетинг", это означает, что наше вещество будет доставлено точно по адресу – к раковой клетке.

Раковая клетка отличается от обычной количеством специфических рецепторов.. И мы знаем, каких именно. Носитель прикрепится к этим рецепторам, и модифицированная молекула куркумина, проникая в клетку, начнёт своё действие.

– На каком этапе сейчас находятся ваши исследования?

– Новое вещество получено, протестировано на раковых клетках. На животных пока не испытывали, это ещё предстоит. Но тестирование на раковых клетках дало очень многообещающие результаты.

Кроме того, мы изучаем синергическое действие нашей молекулы с другими противораковыми лекарствами, которые уже используются в клинике. И мы, кстати, уже нашли интересную зависимость: синтезированное нами вещество усиливает действие известных сегодня препаратов. Наша молекула способна ингибировать, то есть замедлять жизненно важные защитные процессы в раковых клетках, снижая их способность к выживанию и размножению.

Проведя ряд экспериментов в больнице "Асута", с которой мы сотрудничаем, мы выяснили, что наше вещество снижает в раковых клетках так называемый транскрипционный фактор "эн-эф-каппа-би". Попробую объяснить простыми словами: когда клетка испытывает какое-либо внешнее воздействие, внешний стресс - например, атакована свободным радикалом, гамма-излучением, или, скажем, лекарством – эта клетка, естественно, пытается выжить. Активируется некий процесс, который запускает ответную реакцию на внешнее раздражение, чтобы позволить ей выжить. Поскольку речь идёт о раковой клетке, то наша задача - этот процесс остановить. Данную задачу и решает полученное нами вещество. А если вместе с нашим веществом доставить к клетке какое-то лекарство, то возникает синергия то есть, каждое из веществ усиливает действие другого, и эффективность лекарства намного повышается.

– Выходит, что на молекуле-носителе "сидят" и ваш препарат, и дополнительное лекарство?

– Все еще интереснее - мы умудрились разместить на носителе еще и третью молекулу: флуоресцентный "репортер", который нам сообщает, что "груз" доставлен по адресу.

– Мировая научная общественность уже знает о вашей работе?

– Мы опубликовали статьи о наших исследованиях в серьезных научных журналах, например, в Bentham Medicinal Chemistry.

– Скоро ли новый препарат можно будет купить в аптеке?

– До этого еще далеко. Пока мы продолжаем испытания на клетках. Нужны дополнительные, углублённые исследования. Перед тем, как перейти к модели in vivo, мы должны досконально изучить механизм воздействия нашего вещества in vitro, в пробирке. Если мы убедимся, что всё работает как задумано и нет опасных побочных эффектов, то можно будет перейти к опытам на животных, а затем – к клиническим испытаниям на людях.

Александр Авербух, «Детали». Фото: А. Авербух. На фото: Андрей Базилевич

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend