Израильские политики скрывают от народа важный аспект иранской ядерной программы

Политическое руководство Израиля уже давно презентует удобный для себя нарратив по иранской ядерной проблеме – ведь никто не любит признавать неудачу! По сей день Иран не предъявил ядерную бомбу (как, например, Северная Корея) и не провел ни одного ядерного испытания – и потому израильские политики могут убеждать свой народ, что это их заслуга, результат их многолетней борьбы с иранским атомом.


Да, Иран еще не представил миру бомбу, но уже достиг порога ядерных технологий. Исследования военного атома в Иране начались в конце 1980-х, примерно 33 года назад, а может быть, еще раньше. С тех пор Иран смог нарастить потенциал в области обогащения урана, включая его превращение в металлический уран. Были успехи у иранцев и в ракетной сфере, а документы из ядерного архива, доставленного в Израиль в 2018 году, свидетельствуют об их экспериментах с компонентами бомбы, в том числе детонаторами.

Обогащение урана – свершившийся факт

Официальный дискурс вокруг иранской ядерной программы в Израиле в последние годы сводился в основном к его возможности обогащать уран до степени, необходимой для производства бомбы. В течение многих лет Израиль утверждал, что иранцы не могут получить нужную степень обогащения, что их ядерный проект застрял из-за диверсий и ликвидаций ученых-ядерщиков, приписываемых израильскому «Моссаду», – значит, израильская стратегия сдерживания Ирана работает.

Но в последние месяцы был опубликован ряд отчетов МАГАТЭ, перечеркнувших весь этот нарратив, который израильские политики продавали общественному мнению.

Сегодня вы не найдете в Израиле эксперта, обозревателя, политика или силовика, который утверждал бы, что Иран не умеет обогащать уран до нужд военной промышленности, отмечает Ами Рохкас-Домба на сайте IsraelDefense. Даже те, кто ранее так утверждал, перестали так говорить. Иранцы умеют обогащать уран и до 60%, и даже до 90%, причем в беспрерывном процессе – в одном каскаде. Иран также умеет производить металлический уран. Теперь создание им бомбы зависит лишь от политического решения. Вопрос только в том, сколько времени понадобится для этого. Максимум – несколько недель после отдачи приказа.

Поэтому официальный Израиль сменил пластинку. Сегодня нам говорят, что, даже если иранцам удастся получить достаточное количество обогащенного для военных нужд металлического урана, на сборку ракеты с ядерной боеголовкой все равно у них уйдет два года. То есть теперь мы считаем время по другой шкале – от приказа до производства ракеты с ядерной боеголовкой, а не до производства бомбы.

Почему два года? Потому что, по официальной версии Израиля, иранцы до сих пор не сумели подогнать ядерный заряд под размер боеголовки ракеты. Предположительно, испытания компонентов, которые проводили иранцы в Парчине и на других объектах, свидетельствуют о том, что заряд у них получается слишком большой. Поэтому им нужно совершенствовать свои технологии, что и займет около двух лет.

Специальная команда для помещения заряда в боеголовку ракеты

Такое утверждение противоречит схеме, представленной Биньямином Нетаниягу в 2018 году на основании украденного иранского ядерного архива. Там можно видеть именно боеголовку. А это документы начала 2000-х или даже более раннего периода. Зачем иранцам рисовать схему боеголовки в своем документе, который, по идее, никогда не должен быть обнародован? Видимо, они заранее планировали создание боеголовки, которая подходила бы к ракете, а не большого заряда, который потом придется ужимать и делать более компактным.

При всем уважении к ядерному архиву, есть документы о разработках боеголовок к ракетам «Шахаб-3», которые были известны США и МАГАТЭ (и, вероятно, израильскому «Моссаду») десятилетием ранее. Открытые документы МАГАТЭ за 2008 год показывают, что иранцы с самого начала планировали ядерную боеголовку для ракеты. Не просто так шесть команд инженеров трудились над разработкой ядерной боеголовки для «Шахаб-3» в рамках «проекта 111» печально известной программы «Имад».

В документе, опубликованном МАГАТЭ в 2018 году, говорится: «Во время упомянутых выше встреч Агентство также описало параметры и опытно-конструкторские работы, связанные с ракетой «Шахаб-3», в частности технические аспекты возвратного механизма. МАГАТЭ предоставило Ирану для проверки компьютерное изображение, которое было предоставлено другими странами – членами Агентства в виде схемы: развертка содержимого внутреннего конуса возвратного механизма. По мнению Агентства, эта схема свидетельствует о том, что внутри конуса может быть помещен ядерный заряд».

Предполагается, что документы, представленные МАГАТЭ Ирану в 2008 году, были получены из ноутбука, украденного из Ирана в 2004 году американской разведкой и известного как «компьютер смерти» – он содержал множество документов о военной ядерной программе Ирана, включая проект подземных ядерных испытаний.

Скрывают от израильской общественности

Другой документ, опубликованный также в 2008 году правительством Великобритании, содержит интересные сведения о пригодности ракеты «Шахаб-3» быть носителем ядерной боеголовки. В нем перечислены документы, найденные в том же иранском «компьютере смерти».

Документ №7 «состоит из четырех презентаций на персидском языке, которые дают обзор «Проекта 111» с некоторого времени – ранее декабря 2002 года по январь 2004 года. В документах подробно описаны различные аспекты усилий по разработке возвратного механизма боеголовки «Шахаб-3», способного вместить ядерный заряд. В материал включен небольшой ролик, на котором видны учения по установке на «Шахаб-3» воображаемого заряда».

Презентации и короткометражный фильм никогда не демонстрировали в Израиле. И это свидетельства, документально подтверждающие события, которые происходили в начале 2000-х годов. То есть около 20 лет назад.

Документ №8: «Инструкция по сборке частей контейнера, помещению груза в контейнер, сборке контейнера для взрывного устройства «Шахаб-3» на 18 страницах на персидском языке, декабрь 2003 года – январь 2004 года, составлена группой Е6 «Проекта 111″».

Этот документ, который также касается разработки боеголовок «Шахаб-3», никогда не был представлен израильской общественности.

Документ №13: «Реализация требований к характеристикам боеголовки «Шахаб-3» с новым зарядным устройством с использованием метода нелинейной оптимизации, 36 страниц на персидском языке, март-апрель 2003 года, составлен группой Е4 «Проекта 111″».

И этот документ не был представлен израильской общественности.

Далее в нем говорится: «Один аспект исследований, по-видимому, связан с превращением диоксида урана в UF4, также известного как зеленая соль. Второй аспект касается разработки и испытаний взрывов высоких энергий и взрывающихся мостовых детонаторов (exploding-bridgewire detonator), включая среди прочего одновременную активизацию нескольких детонаторов EBW».

«Организация подземных испытаний и проверка одной полноценной вибрационной системы, полусферической, конвергентной, которая приходит в действие от взрыва, она может быть применена для ядерного взрывного устройства».

«Третий аспект исследований касается, как утверждается, разработки изменений в конструкции внутреннего конуса модернизированного пускового устройства для ракеты «Шахаб-3» с тем, чтобы она могла нести ядерную боеголовку».

В другом документе МАГАТЭ, также от 2008 года, говорится: «Относительно шести технических отчетов, предположительно, связанных с усилиями по разработке нового контейнера для повторного входа в атмосферу ракет «Шахаб-3», Иран заявил, что представленные документы являются электронными, поэтому легко могли быть сфальсифицированы. Иран также отметил среди прочего, что документы были неполными и построение отчета было слишком разноплановым, что вызвало серьезные сомнения в их подлинности».

То есть существует шесть технических отчетов об адаптации ракеты «Шахаб-3» к ядерному заряду, и ни один из них никогда не был обнародован в Израиле.

В этом же документе также упоминается документ №6: «Без даты, пятистраничный документ на персидском языке от «Офиса Орхидея» до «Управления дизайна», обобщающий научную деятельность «Проекта 111» – команды Е1 – Е6» и «Заместителя председателя команд Е».

Этот документ также не был представлен израильской общественности.

«Проект 111» – совмещение ракеты с ядерным зарядом

«Проект 111» касался среди прочего планирования и проектирования ракеты «Шахаб» под руководством Мухсана Фахризаде, который был ликвидирован в ноябре 2020 года, что приписывают израильскому «Моссаду». Зачем руководителю военной ядерной программы Ирана участвовать в разработке ракеты «Шахаб-3»? На первый взгляд это разные сферы – ракетная и ядерная. Ракеты и бомба изначально не разрабатывались совместно, в рамках одного проекта.

Документ №12: «Моделирование конечных элементов и переходный динамический анализ конструкции боевой части, 39 страниц на персидском языке, датированный февралем-мартом 2003 года, составлен группой Е5 «Проекта 111″».

Документ никогда не был представлен израильской общественности.

В конце документа МАГАТЭ стояли вопросы. Один из них: «Масштаб проверок Международного агентства по атомной энергии на ядерных объектах в Иране и Пакистане в 1987 году. Кроме того, МАГАТЭ задавало Ирану вопросы относительно зарубежных визитов Фахризаде в период с 1998 по 2001 год».

Другой документ, опубликованный на Free Beacon, описывает физическое расположение этих команд инженеров, работавших в «Проекте 111». «Географическое расположение центров, занимающихся проектированием и исследовательским аспектом программы, включая объект Муджда (называемый также Авизан-2), объект Шиан (Авизан-1), Университет имама Хусейна и смешанные объекты, где вели работы над созданием ядерных боеголовок, такие как Хеммат, Партчин и Метфаз, все они находятся в военной зоне в Восточном Тегеране. Близость этих объектов наглядно иллюстрирует связь между центрами, занимающимися разработками ракет и ядерного оружия».

По данным издания, на полигоне Хеммат, расположенном в районе Ходжейра, иранский режим работал над изготовлением ядерной боеголовки. При этом центре находится новый передовой центр аэрокосмических исследований, занимающийся разработкой ядерной боеголовки. «Бывший министр науки Камран Данешджоо с 2002 по 2005 год возглавлял Центр исследований и разработок передовых авиационных технологий и подписывал документы в этой должности», – говорится в публикации.

Также сообщалось, что МАГАТЭ удалось получить документы, связывающие «Проект 5» (производство металлического урана для ядерной бомбы) и «Проект 111» по разработке ядерной боеголовки для ракеты. То есть интеграция между различными рабочими группами в рамках одного стратегического плана развития – «Амад».

«Амад» – единая целостная программа, начавшаяся еще в 1980-е

В статье 2012 года исследовательского института ISIS Online, хорошо известного израильскому разведывательному сообществу, утверждается, что разработка ракетно-ядерной связки началась еще в конце 1980-х годов. «Возможно, Центр физических исследований, в свою очередь, развился из проекта промышленной группы «Шахид Хеммат» в конце 1980-х годов, который, возможно, стремился разработать ядерную боеголовку для баллистической ракеты. Исследовательский центр был создан в 1989 году в рамках военной ядерной программы», – сообщает издание.

Другими словами, в конце 1980-х годов Иран запустил военный ядерный проект, который включал параллельные разработки ядерной технологии, ракеты-носителя и реакторов для обогащения урана.

«Роль Центра физических исследований стала еще более важной, потому что масштабы иранской военной ядерной программы, как описано в отчете МАГАТЭ за ноябрь 2011 года, были слишком велики, чтобы предположить, что эта программа началась после 2002 года. В то время МАГАТЭ заявило, что работы над ядерным оружием велись в рамках «программы АМАД». Параллельно велись разработки малых ядерных боеголовок, которые подходили бы для повторного входа в атмосферу и могли быть установлены на баллистические ракеты», – говорится в этой статье.

«В целом у МАГАТЭ очень мало информации о военной ядерной активности или военных ядерных программах, имевших место в Иране в 1990-е годы, когда Физический исследовательский центр работал на полную мощность».

Итоги

Упомянутые документы показывают, что Иран начал работать над военной ядерной программой в 1980-х годах. МАГАТЭ утверждает, что очень мало известно об усилиях Ирана в 1980-х и 1990-х годах. Логично предположить, что программа такого масштаба, как мы увидели в 2004, а затем в 2018 году, не могла начаться всего за несколько лет до этого – в начале 2000-х. То есть иранский план разработки ядерной бомбы, по всей вероятности, начался в 1980-х годах. Более 30 лет назад.

Приведенные документы также показывают, что военный план с самого начала ставил целью разработку ядерного заряда и ракеты-носителя. Эти разработки велись параллельно и в координации друг с другом. Иными словами, нет никаких подтверждений версии Израиля о том, что Ирану понадобится два года для того, чтобы сделать заряд более компактным и установить его на баллистическую ракету. Если у Ирана есть технология производства бомбы, то она с первого дня адаптировалась к иранским ракетам.

Далее. Израильская общественность, как вырисовывается, вообще не знакома с историей разработки «Шахаб-3» в рамках иранской ядерной программы. Документы, презентации и видеоматериалы не афишировались американскими спецслужбами и, возможно, израильским «Моссадом». Также до сих пор не обнародованы документы по ракетам («Проект 111») из ядерного архива.

Почему от израильской общественности скрывают продвижение Ирана синхронно по трем направлениям – обогащение, производство ядерного заряда и установка его на ракету-носитель? Это открытый вопрос. Может быть, чтобы контролировать нарратив, который продолжают скармливать народу Израиля? Раньше «время прорыва» считали до производства необходимого количества высоко обогащенного урана. Теперь – до компактизации ядерного заряда и подгонке его под баллистическую ракету.

И вопрос на миллион долларов: почему до сих пор, по прошествии более чем 30 лет, Иран не продемонстрировал свою бомбу и не провел ядерные испытания? Хотя имеющиеся документы свидетельствуют, что иранцы обладают всеми необходимыми для этого технологиями? Это тоже вопрос, открытый для интерпретаций. «Моссад» и ЦАХАЛ будут утверждать, что этого не произошло из-за диверсий и ликвидаций. Другие будут утверждать, что Иран хочет сохранить ядерную неопределенность, как и другие страны. У каждого свои интересы.

Какова бы ни была причина, сегодняшние заявления высокопоставленных израильских чиновников о том, что время прорыва выросло с нескольких недель до двух лет из-за необходимости уменьшить размеры ядерного заряда, ничем не подтверждаются. И они противоречат элементарной логике: если страна строит военную ядерную программу с 1980-х годов, то есть примерно через 40 лет после того, как в Соединенных Штатах была разработана первая бомба, то нет никаких причин полагать, что они изначально не разрабатывали ядерный заряд под ракетную боеголовку.

Ами Рохкас-Домба, IsraelDefense. Ц.З. На фото: атомный реактор в Араке (Иран). Фото: Atomic Energy Organization of Iran via AP √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ