Главный » Общество » «Евреи» и «израильтяне»: кто – кого?

«Евреи» и «израильтяне»: кто – кого?

Доктор Гайль Тальшир, известный политолог, сотрудник факультета политологии Еврейского университета в Иерусалиме, считает, что за последнее время политическая система в Израиле претерпела значительные изменения. По ее словам, вместе традиционной полемики правого и левого лагеря, следует говорить о разделении общества на «евреев» и «израильтян».

«Если говорить о минувшем десятилетии, выборы базировались на принципе идентификации, – утверждает она, – то есть, считать ли Израиль, в первую очередь, еврейским или демократическим государством».

Тальшир, которая специализируется на анализе идеологии и изучении кризиса легитимности демократии, к настоящему времени завершает книгу об идеологии правительства Нетаниягу; предполагается, что она выйдет из печати сразу после выборов.

Доктор Тальшир считает, что разделение совершенно четко: «В правом лагере соревнуются за то, кто самый «еврейский», а в левоцентристском – кто самый «израильский». Фактор идентичности направляет одних в сторону этно-религиозного полюса, а других – к полюсу светско-национальному. Причем, левоцентристы делают упор на светский характер государства, что позволяет им включать в его орбиту и неевреев.

Нетаниягу ясно осознал, что его самая сложная задача в борьбе за избирателей – привлечь голоса религиозных партий, и в первую очередь – «Еврейского дома». Он обратился к правым избирателям и сказал: «Если вы хотите еврейский Израиль – голосуйте за «Ликуд». Это – Израиль национальный и религиозный».

Тальшир говорит также об идеологических и политических изменениях непосредственно в религиозных партиях: «Согласно традиционному воззрению, религиозные и ультраортодоксальные партии не дифференцируются по право-левому спектру; их не заботит право-левый государственный или экономический курс до тех пор, пока они не получат соответствующие бюджеты для своего сектора». Однако этот постулат, как считает доктор Тальшир, был, в основном, верен до девяностых годов прошлого века. Затем ситуация стала меняться: религиозные партии трансформировались в крайне правые, даже радикальные, по европейским стандартам. «Сегодня эти партии находятся на правом от «Ликуда» фланге в вопросе еврейского характера государства; что же касается его демократической составляющей, то они видят ее исключительно процедурной», – считает Тальшир.

«Надежда на смену правительства находится в центре. – Подчеркивает она. – А центр – это область, через которую перекачиваются голоса от правых – к левым, и наоборот. Поэтому сегодня мы наблюдаем за тем, как именно в центре образовался партийный блок, и составили его лидеры «персональных партий»: Яир Лапид, Бени Ганц, Моше Кахлон, Орли Леви-Абекасис. Понято, что активист «Аводы» не будет голосовать за «Ликуд», но он вполне может проголосовать за Ганца и Леви-Абекасис. Вот почему центр – это то место, где определится, кто будет премьер-министром. Но при всем этом я утверждаю, что в Израиле нет центра, поскольку все партии – либо левые, либо правые. Это очевидно, если взглянуть на три магистральных направления – идентичность, социо-экономика и безопасность государства. По всем данным направлениям центристский подход практически отсутствует».

В качестве примера доктор Тальшир приводит партию Кахлона, находящуюся в центре, но по всему считающуюся правой партией – с концепцией безопасности, выраженной в формуле «у нас нет партнеров для переговоров», неолиберальной экономической точкой зрения, поддерживающую государство всеобщего благосостояния для самых слабых и закон о национальном характере государства за счет всеобщего равенства и прав меньшинств.

С другой стороны, есть партия «Еш атид», побудившая правительство Нетаниягу в 2013-2015 годах принять, по сути, левую экономическую политику, поддерживая вмешательство государства в дела государственных больниц, государственного образования для ультраортодоксального сектора, а также поддержав немедленное возвращение к переговорам с палестинцами и умеренными арабскими режимами.

Кроме того, доктор Тальшир обращает внимание на такой процесс, как персонализация партий; то есть, большинство партий с течением времени теряет свою идеологию, в основном, ориентируясь на своих лидеров. «Попробуйте назвать кого-либо, кто идет в списке следом за лидером, – говорит Тальшир, – хотя бы первую десятку. Уверяю вас, что никто не имеет понятия, что это за люди».

Политолог говорит о процессе, происходящем в политической системе Израиля, называя его Realigning – «перестройка»; она считает, что эта перестройка происходит по идеологической оси, справа и слева. По ее мнению, Realigning идет в течение двадцати последних лет и стал делом рук Нетаниягу; именно он, по словам Тальшир, «переместил самого себя и «Ликуд» из либеральной плоскости, где партия обитала прежде, в неоконсервативную и популистскую, где «Ликуд» обитает ныне, накануне выборов 2019 года».

Как отмечает Тальшир, в девяностых годах Нетаниягу и «принцы Ликуда» были героями либеральной демократии. Где эти «принцы» сегодня? Ольмерт, Меридор, Бегин, Ливни - все изгнаны из «Ликуда», в том числе и Бегин, чье политическое влияние за последние годы ослабло, поскольку его воспринимали, как либерального демократа.

Из всей вышеназванной группы остался только Нетаниягу, который, пройдя долгий путь в политике, сменил либерально-демократический образ мышления на концепцию управления, по которой единственным выражением воли народа стали министры его правительства, и потому любой, кто покушается на их мнение, выступает против демократии. То есть, говоря иначе, правительство выбрано народом, и те, кто пытается каким-то образом ограничить их власть – Высший суд справедливости, госконтролер, государственный аудитор, высокопоставленные чиновники министерств и, конечно, СМИ, академические круги и, разумеется, оппозиция, – вредят демократии, потому что вредят деятельности министров, которые выражают, как было сказано, волю народа.

Как считает доктор Тальшир, отправная точка идеологической кампании Нетаниягу относится к периоду двадцатилетней давности, когда Барак проиграл выборы. «Нетаниягу в 1999 году выступал, как ярый сторонник политики Маргарет Тэтчер. Он был полон решимости изменить социал-демократический характер израильского государства на неолиберальный капитализм. Занимая пост министра финансов в 2003-2005 годах, он добивался пика в процессе приватизаций, резкого сокращения бюджетов на социальное обеспечение, образование и пенсии. В результате Израиль превратился из наиболее эгалитарных стран OECD в страну с самым большим разрывом между богатыми и бедными, а также с самым высоким уровнем бедных детей. И на всем этом – отпечатки неолиберальных пальцев Нетаниягу», – подчеркивает Тальшир. И добавляет, что впоследствии Нетаниягу отказался от неолиберализма, отбросив экономическую составляющую и взяв на вооружение составляющую идентичности, выделив после возвращения к власти целевые бюджеты ультрарелигиозному сектору.

Как отмечает Тальшир, в дальнейшем Нетаниягу взял на вооружение тиранию еврейского большинства.

Разве нельзя предположить, задается вопросом доктор Тальшир, что идеология Нетаниягу с самого начала, – обостряясь с течением времени, – зиждилась на понятном макиавеллизме, то есть, политическом выживании любой ценой?

«Нетаниягу всегда говорил, что в политике он – оппортунист. Это правда, что сегодня он сделает все для своего выживания, но он внес в израильскую политику идеологические изменения, оправдывающие его. Вместе с тем, я думаю, что политическое согласие в Израиле отнюдь не там, где находится Нетаниягу. Идеологическое согласие заключается в ином – большинство населения поддерживает формулу «два государства для двух народов» с сохранением крупных поселенческих блоков; оно выступает в пользу проведения социал-демократической экономической политики; и за либерально-демократический характер государства. Проблема состоит в том, что партии сами по себе настроены куда более экстремистски, чем их избиратели, потому что сборщики голосов избирателей и те, кто формирует общественное мнение внутри партий, определяют «идеологическую линию», и они решают, кто войдет в предвыборные списки «Ликуда» и «Еврейского дома». Израильскую политику контролируют поселенцы, национально-религиозный лагерь и ультраортодоксальный сектор. Любой, кто внимательно посмотрит на окружение Нетаниягу, обнаружит там все больше и больше религиозных правых и все меньше и меньше светских либеральных демократов», – подытожила свое мнение доктор Гайль Тальшир.

Надан Фельдман, «ХаАрец» М.К. К.В. 


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend