Партнёры

Израиль возвращается в газовый бизнес. Спасибо, Путин

Должен признать, что, когда министр энергетики Карин Эльхарар делает полный разворот, она выполняет его с невероятным изяществом.


Всего шесть месяцев назад Эльхарар приказала заморозить на год новую разведку месторождений природного газа в израильских водах, чтобы сосредоточить усилия министерства на возобновляемых источниках энергии. За этим решением стояли опасения по поводу изменения климата и вклада в него сжигания газа, и многие предполагали, что эта приостановка станет постоянной. Однако на этой неделе Эльхарар объявила, что одобрила новый аукцион на получение лицензий на разведку газа.

Если бы все ваши знания по этому вопросу ограничивались только официальным заявлением для прессы, вы бы не узнали, что она вообще сменила направление.

Эльхарар ни разу не упомянула, что отдала приказ о замораживании разведки газа; она также не стала разглагольствовать на тему «бурите, друзья, бурите», как это делают энтузиасты ископаемого топлива. Напротив, Эльхарар говорила о «подлинной и искренней обеспокоенности событиями, происходящими в Европе», об «энергетической безопасности» Израиля, о «диверсификации наших источников энергии» и склонялась к «инвестициям в возобновляемые источники энергии».

Что же заставило Эльхарар так быстро изменить свое мнение? Ответ, конечно же, заключается в войне в Украине, которая потрясла мировые энергетические рынки и заставила мир пересмотреть все энергетические расчеты, сделанные до 24 февраля, включая срочность спасения планеты от климатического апокалипсиса.

Для Израиля значимость всех этих потрясений заключается в том, что Европа полна решимости отучить себя от российских газа и нефти. Но для этого ей необходимо найти альтернативные источники, а их не так уж много.

Израиль не спасет Европу своим газом так же, как не спасет Украину «Железным куполом» или конфискацией яхт олигархов. Но Израиль может быть полезен Европе в партнерстве с другими производителями газа в Восточном Средиземноморье – Египтом и Кипром.

Европейский союз, со своей стороны, в этом заинтересован. Уже через пару недель после российского вторжения Эльхарар встретилась с комиссаром ЕС по энергетике Кадри Симсоном. Идея заключается в том, чтобы создать политическую основу для официальной поддержки частных израильско-египетских экспортеров газа, которые, собственно, и будут заключать сделки.

Это совершенно революционный шаг, и он наглядно демонстрирует, как Путин все изменил. В течение многих лет ЕС получал достаточное количество дешевого природного газа из России и не был заинтересован в египетском газе, который должен поставляться в виде более дорогостоящего сжиженного природного газа (СПГ). Ужасная репутация президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сисси в области прав человека отпугивали европейцев от ведения бизнеса с Египтом, и Европа стремилась уменьшить свой углеродный след и не хотела больше ископаемого топлива.

Но как изменение климата отошло на второй план перед энергетической тревогой, так отошли на второй план и права человека.

Ненадежные ветры перемен

Тем не менее война в Украине изменила мир энергетики не так сильно, как хотелось бы верить Эльхарар и многим другим. Еще до начала боевых действий мировые цены на природный газ стремительно росли. Это было вызвано сочетанием растущего спроса по мере отступления пандемии коронавируса и тем, что Европа сокращала потребление ископаемого топлива быстрее, чем разрабатывала альтернативные источники энергии. И, как оказалось, последние были не такими уж надежными.

Даже в предвоенных условиях первоначальное решение Эльхарар заморозить новые исследования было ошибочным. Мир не собирался следовать двум прямолинейным траекториям, одна из которых предполагает рост использования возобновляемых источников энергии, а другая – снижение использования ископаемого топлива. Как показала война в Украине, переходный период слишком сложен и сопряжен с риском.

Полный разворот Эльхарар в конечном итоге должен привести к увеличению производства – хотя и не скоро, поскольку для этого необходимо пройти через процесс организации аукциона, подачи и обработки заявок, а затем победители проведут настоящую разведку. И это при условии, что они найдут коммерчески пригодные запасы газа. Последнее открытие компании Energean, сделанное три недели назад и составившее 8 миллиардов кубометров, не оправдало ожиданий.

Экологические группы, которые негодуют по поводу разворота, совершенного министром Эльхарар, указывают, что добыча газа займет так много времени, что кризис в Украине вполне может закончиться, и спрос на израильский газ испарится. Конечно, это риск, который ляжет на компании, получившие лицензии на бурение, а не на израильских налогоплательщиков. Но в любом случае трудно представить, что энергетический рынок вернется к довоенному периоду. Европа усвоила урок и захочет диверсифицировать свои источники энергии, будь то война или не война.

Остается еще одна проблема – как доставить газ в Европу эффективно и по низкой цене.

Многие мечтают о строительстве подводного газопровода, который поставлял бы израильский и кипрский газ напрямую в Европу через Грецию. Но даже несмотря на то что сейчас ведутся разговоры о том, чтобы смахнуть пыль с этого плана, так называемый газопровод EastMed сталкивается с теми же препятствиями, что и в прошлом. Его строительство будет дорогостоящим, технологически сложным, поскольку он проходит на очень большой глубине и сталкивается с жесткой политической оппозицией со стороны Турции.

Большая мечта президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана – подводный газопровод в Турцию, который соединился бы с существующей сетью трубопроводов, транспортирующих российский и среднеазиатский газ в Европу. В последнее время Эрдоган ведет наступление на Израиль, которое включает в себя теплые слова о трубопроводе Турция – Израиль, но Израиль вполне обоснованно опасается брать на себя какие-либо долгосрочные обязательства, учитывая послужной список Эрдогана.

Остается экспортировать израильский газ в Египет, сжижать его там на двух заводах по получению СПГ и затем переправлять в Европу – цепочка поставок, которая уже существует в относительно скромных размерах. Но египетская альтернатива не идеальна.

Во-первых, СПГ стоит дорого – проблема, которую европейцы, возможно, готовы не замечать – сейчас, пока они в отчаянии. Другое дело, что египетский вариант ограничивает объем экспорта, если только Египет не построит новые предприятия по производству СПГ и/или не расширит существующие для увеличения поставок, а Израиль не построит новые трубопроводы для доставки газа на заводы.

Египетские лидеры готовы играть, но имейте в виду, что в 2021 году Египет экспортировал в Европу около 2 миллиардов кубометров газа (часть из них, предположительно, из Израиля), по сравнению с 200 миллиардами кубометров, которые туда отправляет Россия. Египет и Израиль не скоро займут место России.

Последний вопрос заключается в том, будут ли заинтересованы в этом международные энергетические компании.

На сегодняшний день результаты неоднозначны. Первые три израильских аукциона по разведке не вызвали большого интереса, но с тех пор компания Chevron вошла в израильский сектор через черный ход, купив Noble Energy. Эмиратская компания Mubadala сделала то же самое, купив долю в месторождении «Тамар».

Война в Украине изменила глобальную энергетическую динамику таким образом, который нам еще предстоит полностью понять, но, как представляется, в целом она благоприятствует Израилю. Через несколько месяцев, когда начнутся аукционы, мы будем знать больше.

Дэвид Розенберг, «ХаАрец», М.Р. На снимке: крупнейший в Европе регазификационный терминал сжиженного природного газа Enagas в Барселоне. AP Photo/Emilio Morenatti √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ