Tuesday 26.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    U.S. Navy via AP
    U.S. Navy via AP

    Израиль устроил диверсии на десятках танкеров, иранцы потеряли миллиарды

    Отчет, опубликованный неделю назад в Wall Street Journal, по-видимому, раскрыл только верхушку айсберга военной кампании, которую Израиль ведет против Ирана вот уже около двух с половиной лет.


    Американская газета сообщила, что Израиль систематически предотвращал контрабанду морем нефти из Ирана в Сирию, повредив не менее 12 судов. По словам источников в США, эти усилия были направлены на то, чтобы помешать передаче доходов от контрабандной нефти "Хизбалле" для покупки оружия.

    Газета опирается на дополнительные источники, которые также включают сотрудников разведок на Ближнем Востоке. Не исключено, что первым толчком стала преднамеренная утечка информации в администрации Байдена, предназначенная для нейтрализации шума, который, по мнению американцев, может вскоре возникнуть из-за возобновления переговоров с Ираном о возвращении США к ядерной сделке.

    Расследование «ХаАрец» показывает, что публикация отражает только часть картины: десятки атак, в результате которых удалось нарушить движение многих кораблей, нанесли иранцам совокупный ущерб в миллиарды долларов.


    Каждая поставка нефти может содержать миллион или более баррелей нефти, а ее стоимость может достигать 50 млн долларов, в зависимости от колебаний рыночных цен. Маршруты начинаются в портах на юге Ирана, проходят через Красное море и Суэцкий канал в Средиземное море. Были также случаи, когда грузы отправлялись более длинным путем, огибая Африку, и через Гибралтарский пролив попадая в Средиземное море, чтобы отклониться от возможного нападения в Красном море. Чаще всего конечным пунктом назначения был порт Банияс на севере Сирии, который расположен между двумя более крупными портами на сирийском побережье Тартусом и Латакией.

    Маршрут контрабанды был выявлен западными разведками еще в 2018 году. Торговля нефтью предназначена для обхода международных санкций, ограничивающих торговлю как Ирана, так и режима Асада.

    Израильская разведка наряду с другими поняла, что иранцы нашли способ продолжить финансирование вооружения "Хизбаллы". Деньги для нее  переводились в основном при посредничестве сирийских бизнесменов, в обмен на передачу иранской нефти режиму Дамаска.

    Судя по всему, иранские суда были повреждены в разных точках на всем пути от Красного моря на юге до сирийского побережья на севере. В одном случае иранцы обвинили Израиль, США и Саудовскую Аравию, когда судно, перевозившее партию нефти, пострадало от взрыва в Красном море у побережья Йемена в октябре 2019 года.

    Можно предположить, что во многих других случаях были устроены точечные диверсии, в результате которых были повреждены критически важные системы судов, без использования мощных взрывных устройств или запуска ракет.

    В некоторых случаях возможность самостоятельного хода судов была безвозвратно утеряна, и иранцы были вынуждены отбуксировать их обратно в порт приписки. В отчетах указывается, что в результате этих атак не было причинено вреда людям, находившимся на судах, они не были затоплены, не было ущерба окружающей среде.


    Поскольку исполнители операции были очень заинтересованы в том, чтобы действовать незаметно, а не публично, суда не были открыто захвачены, как это делали в прошлом израильские ВМС с помощью морского спецназа.

    Захват судов имел место в ходе операций против судов с оружием, следовавших из Ирана для разгрузки у ​​берегов Газы или Ливана (Karine A в 2002 году, Francop в 2009 году, Victoria в 2011 году, Klos C в 2014 году) или во время пресечения действий международных организаций, солидарных с палестинцами, как в эпизоде с турецким судном Mavi Marmara в 2010 году.

    Правовое обоснование пресечения контрабанды нефти может основываться на утверждении, что Иран использует вырученные средства для финансирования вооружений террористических организаций. На сегодняшний день от Израиля не требовалось представлять такие доказательства. В июле 2019 года Великобритания остановила иранский нефтяной танкер, следовавший в Сирию, когда он плыл через Гибралтарский пролив. Через неделю Иран ответил угрожающей акцией против английского танкера в Персидском заливе, и англичане поспешили освободить задержанный иранский танкер.


    В конце февраля этого года грузовое судно в Оманском заливе пострадало, по всей видимости, в результате взрыва мины. Судно частично принадлежит компании израильского бизнесмена Рами Унгера. Это похоже на первый иранский сигнал о способности отреагировать на действия, приписываемые Израилю. Реальный ущерб был сознательно минимальным, причем на судне не было граждан Израиля, оно занималось перевозкой автомобилей между Саудовской Аравией и Сингапуром.

    Награды даются не зря

    Такая широкомасштабная операция по нанесению ущерба иранским нефтяным танкерам, которую приписывают Израилю, естественно, требует обширной и кропотливой работы по сбору разведданных, наряду с общей подготовкой флота к подобным действиям. Количество грамот и наград, выданных в последние годы в ЦАХАЛе частям ВМФ, может указывать на масштабы операций.

    Обширная наступательная деятельность завершает постепенную революцию стратегии, которую флот претерпел под командованием генерал-майора Эли Шарвита, который в этом году завершит свой пятилетний срок на посту.

    После попадания ракеты в корвет «Ханит» на третий день второй ливанской войны летом 2006 года начали формироваться новые идеи. Но прошло слишком много лет, прежде чем выводы привели к революции в строительстве военно-морской мощи Израиля.

    «Ханит» был подбит у берегов Бейрута ракетой, выпущенной "Хизбаллой", при проведении показной и ненужной военно-морской блокады. Четыре солдата ЦАХАЛа погибли при попадании в корвет тактической противокорабельной ракеты C-802 китайского производства. Эта атака показывает, что усилия Израиля по достижению превосходства на море за счет передовых возможностей не имеют большого значения в противостоянии ХАМАСу и «Хизбалле».

    У наших врагов нет флота, и основная угроза от них исходит от огня с берега. «Ханит» пострадал, потому что флот не знал, как определить и ликвидировать угрозу, исходящую с берега.

    Необходимые изменения, которые были проведены в последние несколько лет, включали создание морской огневой системы, которая также могла поражать цели на берегу, и перевод некоторых ресурсов разведки на это направление. В то же время в Израиле развивали методы охраны его экономических вод, которые должна защитить газовые месторождения от нападения с берегов Газы и Ливана.

    Эти изменения также будут иметь последствия в случае войны - флоту придется препятствовать атакующим возможностям противника с побережья, это будет одной из его первых целей во время войны. Между тем, в эпоху «войн между войнами» ВМФ, похоже, в последние годы проводит более масштабные операции в рамках стратегических действий - против контрабанды иранской нефти в Сирию, контрабанды оружия в Ливан и усилий ХАМАСа по модернизации своего морского спецназа в Газе.

    Амос Харэль, «ХаАрец», И.Н. На снимке: иранский спецназ захватил нефтяной танкер MT Wila у Ормузского пролива. U.S. Navy via AP

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend