Monday 06.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Iranian Presidency Office via AP
    Iranian Presidency Office via AP

    Израиль угрожает Ирану: пар, уходящий в свисток

    Пока не очень понятно, действительно ли оперативная деятельность Израиля сдерживает Иран от достижения поставленных им стратегических целей, но, безусловно, говорить об этом во всеуслышание можно: не проходит и дня, чтобы израильские высокопоставленные чиновники не сделали какого-либо заявления, прямо или косвенно кивая на иранский режим. Возьмем, к примеру, интервью, которое премьер-министр Нафтали Беннет дал лондонской газете The Times, а также редчайшее интервью начальника стратегического отдела Генерального штаба, генерал-майора Таля Кальмана, опубликованное не где-нибудь, а в бахрейнской газете Al-Ayam.


    Беннет ссылался на климатический кризис и пандемию коронавируса, а также повторял довольно устаревшие сведения об Иране. Он пообещал сделать «все необходимое», чтобы иранская сторона не заполучила ядерное оружие. Кальман же сказал, что Израиль верит в возможность дипломатического разрешения ядерного кризиса и что в случае неудачи на этом фронте надо будет стремиться к международной военной кампании.

    Кальман – один из самых умных и сообразительных офицеров в командовании ЦАХАЛа, но не совсем понятно, что должен отстаивать человек в форме генерала и какие  политические заявления он может делать. Более того, в настоящее время международная военная коалиция против Ирана – это весьма отдаленная и туманная перспектива.

    В любом случае вся эта риторика мало что меняет, поскольку кадры американского бомбардировщика, парящего в небе над Ближним Востоком в сопровождении израильских и египетских истребителей (по отдельности), не вызовут никакого беспокойства в Тегеране.  Даже этот символический полет был обусловлен интенсивными переговорами между американцами и их союзниками, пытающимися прибегнуть к мерам, которые смогли бы сдержать иранский режим. И наконец, администрация Байдена выбрала из имеющихся вариантов самый «урезанный».


    В минувший вторник появилась информация о четвертой за последний месяц атаке в районе Дамаска. Ранее кибератака на два дня вывела из строя поставки топлива из Ирана. Обе эти акции зарубежные СМИ приписали Израилю. Удар с воздуха, очевидно, был направлен против доставки из Ирана высокоточного оружия «Хизбалле» – и вполне вероятно, что атака, к которой, как правило, прибегают крайне редко в дневные часы, была нужна для того, чтобы помешать поставке.

    Кибератака стоит в одном ряду с аналогичной акцией, нарушившей движение судов в порту Бендер-Аббас в мае прошлого года. Как и в случае с атаками на море, возникают два вопроса: приводят ли подобного рода операции к практическим результатам? и разве Израиль, невзирая на явное преимущество в киберпространстве, не подвергается контратакам, потому что нет возможности поставить защиту на каждом участке, способном заинтересовать иранцев? Интересно, что количество морских атак сократилось в последнее время – после того как иранская сторона провела серию ответных операций.

    Похоже, упомянутые шаги в лучшем случае окажут весьма слабое стратегическое влияние. Ухудшение качества жизни иранцев также не подрывает основы существующего режима, на протяжении многих лет находящегося под прессом американских санкций. Да, кампания в Сирии действительно способствует уменьшению количества оружия, ввозимого контрабандой для «Хизбаллы», а также значительно ослабляет позиции Ирана в регионе, но никоим образом не устраняет окончательно и бесповоротно оба этих фактора.

    Излишняя активность Израиля отражает, по большому счету, фрустрацию. Высшие должностные лица в системе безопасности признают, что израильская сторона практически не оказывает влияния на позицию, занятую США в переговорах, и что правительство Байдена будет только радо подписать новое соглашение, аналогичное предыдущему, если иранцы действительно вернутся за стол переговоров.

    Израиль наносит локальный ущерб, и весь его пар в киберпространстве и в воздухе практически уходит в свисток (при условии, что речь идет действительно об израильских атаках), и потому все это не приводит ни к каким серьезным стратегическим изменениям в реальности региона. Кроме того, в этот период продолжаются начатые прежде важные процессы: Америка уходит из Центральной Азии (она полностью вышла из Афганистана) и покидает Ближний Восток (во всяком случае сокращает свое присутствие). Президент Джо Байден продолжает, по сути, подход своего предшественника Дональда Трампа. Иран внимательно следит за развивающимися событиями, о чем свидетельствует его сближение с Китаем и усилия по примирению с суннитскими государствами Персидского залива.

    Израилю удается порой уколоть иранцев и иногда даже причинить им боль, но на данный момент – ничего более. Куда более серьезный вопрос заключается в том, как в будущем реагировать на ядерный проект. Недавно вновь начались военные приготовления, ставящие целью воздушный удар по объектам в Иране. Однако практика показывает, что успешнее всего до сих пор оказывались кибератаки или тайные диверсионные операции.


    Стабилизирующийся режим Асада

    Один из основных бенефициаров нового американского подхода – режим Башара Асада в Сирии, постепенно восстанавливающий свою власть в стране. Попутный ветер со стороны Ирана и России, надувающий паруса нынешнего режима, а также отсутствие интереса со стороны США во многом успокаивают президента Асада, внушая ему грядущее чувство стабильности. Меняется и отношение к Сирии со стороны суннитских государств региона. Некоторые вернулись, чтобы вести дела с сирийцами, некоторые ведут открытые разговоры с руководством режима в Дамаске.

    С помощью России Асад, похоже, способен одолеть вновь вспыхнувшее повстанческое движение в районе Дараа, на юго-западе Сирии. Это еще и своего рода символическое противостояние, поскольку Дараа – это место, где в начале 2011 года началось восстание, переросшее затем в гражданскую войну. Согласно оценкам оборонного истеблишмента, Асад стремится реализовать проект восстановления страны, хотя устранение ущерба, нанесенного боевыми действиями, может занять десятки лет.


    В настоящее время Израиль не обеспокоен вооружением сирийской армии, за исключением приобретения систем ПВО. Сирийские военные в данное время нацелены на подавление волнений и мятежей и поддержку режима, а не на возможные столкновения с ЦАХАЛом. Продолжающиеся удары с воздуха, приписываемые Израилю, даже после того, как был проведен саммит Путина и Беннета в России в конце прошлого месяца, указывают на то, что Москву не особенно беспокоят израильско-иранские «разборки» в Сирии. Пока Израиль не причиняет там вреда военным интересам России, Путину, вероятно, все равно.

    Амос Харель, «ХаАрец», М.К. Iranian Presidency Office via AP√

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend