Четверг 04.03.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Mark Lennihan
    AP Photo/Mark Lennihan

    Израиль превращается в государство слежки

    Министерство связи просит коммуникационные компании собирать для него личную информацию о гражданах страны. Адвокат Хаим Равия, в прошлом член комиссии минюста по защите частной жизни и один из основателей некоммерческой организации «Частная жизнь в Израиле», в ужасе от того, какой гигантский объем личной информации намеревается собирать министерство связи. Минсвязи обращается к компаниям связи с требованием передать информацию о рынке, необходимую ему «для формирования регуляций и продвижения конкуренции».

    «Важно подчеркнуть, что я не юридический советник одной из этих телефонных или коммуникационных компаний, к которым обращено требование», – говорит Равия в начале интервью, и сразу начинает безжалостно критиковать экономические тенденции, в которые, по его мнению, вписываются эти конкретные действия.

    «Израиль нарушает фундаментальный договор между государством и его гражданами, по которому если граждане законопослушны, государство оставляет их в покое. А Израиль превратился в государство слежки. Это не бросается в глаза сразу, это происходит постепенно, шаг за шагом, когда государство позволяет себе все больше и больше пренебрегать правом гражданина на частную жизнь».

    – В чем это проявляется?

    – С одной стороны, государство внесло понятие частной жизни в основной закон о чести и достоинстве гражданина и его свободах и, таким образом, придало ему статус конституционного права, а, с другой стороны, государство нарастающими темпами попирает право гражданина на защиту частной жизни, как только сочтет это нужным.

    – Что государство уже знает о своих гражданах?

    – Все началось с закона о базе биометрических данных, за ним  последовал закон о данных кредитных карточек, по которому информацию о движении наших денежных средств можно продать всякому, кто ни пожелает. Каждый может обратиться в любое кредитное агентство и запросить кредитный отчет на интересующую его тему. Далее – предоставление данных о нашей связи службам безопасности. ШАБАК следит за нашими коммуникационными сигналами с 2002 года. Просто в прошлом году из-за «короны» это вышло на поверхность.

    Добавьте к этому полицию, которая отслеживает перемещения между городами и в ряде областей страны с помощью замкнутой сети телекамер, которые заслужили название «Соколиный глаз». Никогда еще не было в Израиле такого огромного разрыва между тем, как частная жизнь описана официальном языком закона о правах гражданина, и тем, как она день за днем попирается в повседневной жизни.

    – Так что же, министерство связи позволяет себе требовать информацию, потому что это стало нормой?

    – Если все так делают, то совершенно естественно, что министерство связи тоже желает получить о нас самую что ни на есть интимную информацию – сколько времени мы говорили по телефону, сколько времени смотрели телевизор, каков объем информации, который мы получаем через интернет, что входит в пакет коммуникационных услуг, которым мы пользуемся, где мы живем и сколько платим за всевозможные услуги.

    – Министерство связи утверждает, будто эта информация необходима ему для того, чтобы развивать коммуникационный рынок.

    – Но запросы, которые оно делает относительно желаемой информации – беспрецедентны. В анкете содержится 102 вопроса, на которые оно просит ответить каждого своего клиента, в том числе – номер квартиры, в которой он проживает. Они, правда, не просят указать имя и фамилию, однако располагая точным адресом, выяснить их не представляет труда.

    Это – не случайность и не единичный случай

    «Насколько далеко зашла эта ситуация?» – спрашивает Равия и немедленно отвечает: «Министерство публикует запрос в момент, когда министра не существует, а есть только и.о. министра. Мы переживаем период, когда политическая система, которой и так нет дела до частной жизни, находится в разгаре предвыборной кампании. И когда сотрудники министерства составляют свои анкеты, вторгаясь в частную жизнь граждан, их рука не дрогнет».

    – Насколько законно требование министерства передать ему такую обширную информацию?

    – Уголовного преступления тут нет, закон не нарушен. Но это – циничное злоупотребление силой с неясными целями. В лучшем случае это – глубочайшее непонимание, какое место занимает право на частную жизнь в правовой ткани Израиля, и пренебрежение экономическими секретами коммуникационных компаний, плюс интеллектуальная леность.
    Невозможно понять, почему продвижение конкуренции – вещь, несомненно, важная, но не имеющая под собой правовой основы – требует предоставить информацию о том, какие средства  коммуникации использует соседка Гофман, что живет на 4 этаже в 15-й квартире».

    Проблема не в защите информации, а в самом факте ее сбора

    По мнению Равии, проблема заключается не в защите информации или в возможной утечке данных из государственных баз. Он утверждает, что проблематичен сам факт того, что данные находятся в руках государства.

    «Я возражаю против передачи информации министерству связи не потому, что это служит тем или иным задачам. Я вообще против передачи им информации, – говорит он. – Никакого министра или правительственного чиновника не должны касаться коммуникационные данные каждого из нас. Максимум, он должен собирать статистические или накопленные данные относительно рынка в целом, не имея при этом доступа к личной информации.
    Правительство аккумулирует все большее количество личной информации о каждом из нас, и в один прекрасный день кто-то там наверху решит объединить и сопоставить эти данные – а теперь посмотрите, во что это выливается в таких странах, как Китай, где каждый гражданин получает оценки «гражданской ответственности». Нечего государству совать в это свой нос».

    – В дополнение к тому, что вы рассказываете, большинство людей добровольно передают бесконечное количество информации о самих себе коммерческим компаниям, таким, как фирмы сотовой связи, Google и Facebook. Не вызывает ли это беспокойства?

    – Это другое дело – информация передается отчасти с вашего согласия. Тут есть, о чем поговорить, но это другой вопрос, потому что у вас нет выбора: вы должны пользоваться коммуникационными услугами, которые предоставляет израильский поставщик, так что вас вынуждают передать информацию государству. Если вы не хотите передавать Facebook личную информацию, не пользуйтесь им. Не пользуйтесь WhatsApp – используйте Google».

    – Каким образом принимается решение относительно того, какую информацию допустимо собирать, а какую – нет?

    – Дело министерства связи собирать информацию о состоянии рынка, и совсем не его дело – собирать информацию о гражданах. «Корона» показала государство во всем его чудовищном уродстве – оно собирает информацию о гражданах, и его аппетиту нет границ.

    Реакции

    Относительно кредитного рейтинга Цуриэль Тамам, назначенный Банком Израиля ответственным за проведение реформы кредитного рейтинга, ответил, что за исключением клиентов, о которых имеется негативная информация, процесс передачи информации требует согласия клиента.

    Ответ министерства связи: «Требование передачи информации, о которой идет речь, находится в процессе обсуждения, и министерство готово выслушать реакцию общественности и компаний связи по этому вопросу. Важно подчеркнуть, что министерство находится в разгаре проекта по созданию системы, которая объединит все требования по передаче информации. Этот процесс, как предполагается, сократит и упростит работу коммуникационных компаний и министерства связи – на благо общественности.

    Цель этого процесса – обеспечить защиту потребителей во всем, что касается качества инфраструктуры, уровня конкуренции и рыночных цен, предотвращения дискриминации и многое другое.

    Ежегодно министерство рассматривает сотни обращений общественности, касающихся различных потребительских вопросов такого рода. Сейчас, в период пандемии коронавируса, инфраструктура стала жизненно важной для обеспечения возможности сохранять нормальную жизнь – работать, учиться удаленно и так далее. Отсутствие соответствующей информации наносит ущерб способности министерства информации обеспечивать интересы общественности.

    В том, что касается защиты частной жизни, следует подчеркнуть, что запрашиваемые данные не содержат информации о личности потребителя и будут защищены надлежащим образом».

    Эрез Равив, «Давар ха-овдим б'Эрец Исраэль», М.Р. Фотоиллюстрация: AP Photo/Mark Lennihan˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend