Израиль рассчитывает на конец режима Тегерана от медленных пыток

Недавняя серия убийств и нападений в Иране может указывать на то, что Израиль принял новую стратегию хаоса.


Этот подход, используя термин из мира футбола, можно назвать «Ялла, балаган!» (в просторечии – «Давайте вмажем!»). Такое происходит, когда команда понимает, что вот-вот проиграет, и решает послать мяч далеко на игровое поле в надежде, что начнется хаос и там появится какой-нибудь Герд Мюллер, который по воле случая забьет гол.

Эта стратегия была сформулирована главой «Моссада» Давидом Барнеа, который занял свой пост ровно год назад. Она поддерживается покидающим свой пост начальником Генштаба Авивом Кохави и одобрена премьер-министром Нафтали Беннетом и кабинетом министров.

В последние недели произошел ряд инцидентов, приписываемых Израилю, которые указывают на перемены. Среди них – удар беспилотника по большому складу иранских беспилотников. Около двух недель назад был убит Хасан Сайяда Ходаяри, полковника «Сил Кудс» Корпуса стражей исламской революции. Израильские источники утверждали, что с 2012 года он участвовал в планировании терактов против израильских и еврейских объектов.

Израиль насчитал около 50 подобных инцидентов по всему миру в таких странах, как Болгария, Индия, Таиланд, Кипр, Азербайджан, Кения, Эфиопия и Грузия. Их целью было убийство израильских дипломатов, чиновников, бизнесменов и членов их семей или нанесение ущерба учреждениям. Большинство, но не все нападения были сорваны. Самым смертоносным из них стало убийство пяти израильских туристов и водителя автобуса в Бургасе в Болгарии, совершенное террористом-смертником, завербованным «Хизбаллой».

За последние две недели также появились сообщения о смерти трех ученых при загадочных обстоятельствах – Эхсана Гадбейги, инженера, погибшего, когда беспилотник врезался в здание военного комплекса Парчин – главного центра разработки иранского ядерного оружия и ракет; Аюуба Энтезари, эксперта по аэронавтике и беспилотникам, который, по некоторым сведениям, был отравлен; и Камрана Моллапура, работавшего в центре по обогащению урана в Натанзе.

К ним также следует добавить странный сбой в компьютерной системе пограничного контроля, приведший к хаосу в международном аэропорту имени Имама Хомейни в Тегеране.

Так что же все это значит? Кибератака на гражданские объекты, нападение на секретный склад беспилотников, убийство офицера, причастного к террору, смерть инженера на ключевом военном объекте по разработке ядерного оружия и ракет, смерть двух ученых, участвующих в обогащении урана и разработке беспилотников. Что является общим знаменателем этих событий? Невозможно предположить ничего, кроме того, что за ними стоит направляющая рука Израиля.

В течение примерно 15 лет, пока Беннет и Барнеа не заняли свои посты, та часть тайной войны Израиля с Ираном, которая велась на иранской земле (в отличие от атак в Сирии и на море), была сосредоточена на его ядерной программе.

Но теперь, по-видимому, она расширена и включает в себя нападения на ученых и офицеров ракетной и беспилотной программ, на «Силы Кудс» и кибервойну. Сам Беннет в августе назвал новую политику «смертью от тысячи порезов» – это практика, зародившаяся в Древнем Китае и означающая смерть от медленных пыток.

Но действительно ли премьер-министр думает, что он может убить Иран, другими словами, добиться смены режима путем медленных пыток? Действительно, постоянные атаки свидетельствуют о том, что израильская разведка глубоко проникла в страну. Они унижают режим и причиняют ему боль. Даже если некоторые из погибших были убиты не «Моссадом», а самим режимом из-за подозрений против них, цель – создание хаоса – достигается.

Но сможет ли Израиль, который 40 лет назад потерпел неудачу в своей попытке определить, какое правительство будет править в Ливане, добиться таких перемен в такой стране, как Иран, с ее многовековой историей, сложной культурой и сильно развитым чувством национальной гордости?

История учит, что режимы распадаются, когда они надоедают обществу и люди выходят на улицы – из-за экономического кризиса, коррупции и гниения, а не из-за деятельности иностранной разведки, даже если она успешна. Когда ясно, что атака действующего в одиночку Израиля на ядерные объекты не стоит на повестке дня, какой смысл в операциях, не направленных на ядерную программу, кроме как бросить вызов, унизить, отомстить и досадить?

Вместо бессмысленных мечтаний о Герде Мюллере Израилю было бы неплохо сформулировать для себя более четкую стратегию, определить ограниченную, но ясно обозначенную цель и действовать в соответствии с ней.

Иран становится все слабее, но он полон решимости, несмотря на жесткие санкции, продолжать свою ядерную программу. Не предпочтительнее ли сосредоточиться на попытках помешать ядерной программе путем атак на «оружейную группу» – критический этап в создании ядерного оружия, или, наоборот, выиграть время, вернувшись к разумному ядерному соглашению?

Может быть, стоит даже подумать о том, как разорвать порочный круг атак мести, убийств и саботажа, в котором причина и следствие становятся все более расплывчатыми, и попытаться, даже если шансы невелики, достичь спокойного понимания о прекращении огня с помощью посредников. В конце концов, синица в руке стоит журавля в небе.

Йоси Мельман, «ХаАрец», М.Р. На снимке: иранские генералы посещают подземную базу беспилотников в горах Загрос на западе страны 28 мая 2022 года. Iranian Army via AP √