Израиль не хочет войны в Ливане

На этой неделе израильские официальные лица, что называется, били во все колокола, сообщая об опасности иранских устремлений в Ливане. Однако речь не шла о каких-либо превентивных действиях, а скорее о попытке дистанцироваться от возможности военного конфликта вообще.

Предупреждения о недопустимости создания в Ливане заводов по производству оружия, как планирует это сделать Иран, прозвучали из уст главы правительства Биньямина Нетаниягу, министра обороны Авигдора Либермана и начальника генштаба ЦАХАЛа Гади Айзенкота. Как говорится, имеющий уши да услышит,  поэтому эти высказывания предназначались, для тех, кто должен был их услышать в Бейруте, Тегеране и Москве.

Последний раз Израиль выступал с подобными предупреждениями в сентябре 2017 года. Судя по всему, «сообщение» было получено и Иран вместе с «Хизбаллой» оставили попытки реализовать проект. Однако они возобновили усилия в последнее время, либо потому, что в Сирии этому воспрепятствовала, в какой-то мере, Россия, либо потому, что Тегеран по каким-то причинам пришел к выводу, что в Ливане Израиль не сможет ему помешать.

Инфо-блиц начался с публикации, подписанной пресс-секретарем ЦАХАЛа, бригадным генералом Роненом Манелисом и появившейся на интернет-ресурсах на арабском языке. Вслед за этим, в течение буквально трех суток, с небольшими перерывами, появились заявления Нетаниягу, Либермана и Айзенкота.

Во время переговоров главы правительства с президентом России Владимиром Путиным главной темой обсуждения стал вопрос об экспансии Ирана в ближневосточном регионе и, особенно, об усилиях, предпринимаемых иранской стороной для создания заводов по производству оружия.

Однако вряд ли в данном случае следует говорить о некоей скоординированности действий, как это может показаться обычному читателю. Достаточно сказать, что Манелис искал подходящую платформу для своей публикации почти две недели, и лишь после того, как несколько арабских интернет-сайтов решили предоставить ему трибуну, события покатились, как снежный ком.

«Хизбалла» тотчас выступила с опровержением.

Что касается Нетаниягу, то в вопросах безопасности он не склонен к особому риску.

С тех пор, как в свой первый срок на посту Нетаниягу погорел в результате беспорядков около Западной стены из-за открытия «тоннелей хасмонеев» в сентябре 1996 года, он предпочитает больше не рисковать.

Когда Нетаниягу принимал решение провести ограниченную военную кампанию в 2012 или в 2014 году, к этому его подтолкнули исключительные обстоятельства, включающие сочетание внешней угрозы и внутриполитической ситуации.

Однако противостояние Ирану и «Хизбалле» в Ливане чревато куда более серьезными последствиями. И этим объясняется взаимное сдерживание, которое сложилось между сторонами после окончания второй ливанской войны в 2006 году и привело к относительно долгому затишью на севере.

Нетаниягу увлекается ястребиной риторикой, пытаясь отвлечь внимание от расследований, которые ведутся против него, и тогда оживает теория заговора, где звучат барабаны войны.

Но когда обвинения против него переходят из раздела комментариев в интернете в газетные передовицы, необходимы более убедительные доказательства надвигающегося конфликта. Однако на данный момент их не нашлось. Более того, трудно понять Айзенкота, последний год находящегося на своем посту и приложившего руку к тому, чтобы поддержать теорию заговора.

Как сообщают арабские и другие СМИ, в настоящее время тон официальных заявлений Израиля становится все более агрессивным, и свои слова он подтвердил делами, нанося многочисленные авиаудары по объектам на территории Сирии. Однако на данный момент очевидно, что конфликта на севере страны придется ждать очень долго.

У «Хизбаллы» нет недостатка в ракетах и снарядах. По данным израильской разведки, после войны 2006 года арсенал вооружений террористической организации вырос почти в десять раз. Сотни ракет, находящихся на вооружении «Хизбаллы», могут поразить территорию Тель-Авива, а некоторые даже достичь Эйлата (для сравнения, в минувшую кампанию ракеты «Хизбаллы» едва могли долететь до Хадеры).

Главное, что вызывает беспокойство у израильских военных — это повышенная точность новых ракет «Хизбаллы». В случае, если Иран переместит свои производственные линии в Ливан, эта точность возрастет до максимума и Израиль не сможет каким-то образом упредить это обстоятельство, если только не начнет военную кампанию.

Вот почему израильские официальные лица полны решимости справиться с проблемой сейчас, прибегнув вначале к дипломатическим усилиям, а затем, если не останется другого выбора, применив, в крайнем случае, кинетическую силу (то есть, ракеты и бомбы).

На этой неделе ливанская армия обратилась с жалобой в ЮНИФИЛ – в связи с тем, что Израиль возобновил строительство защитного ограждения вдоль израильско-ливанской границы недалеко от Метулы. Как утверждают ливанцы, возведение забора отклоняется от границы в шести местах. Ливанская сторона, в частности, потребовала трехстороннего обсуждения израильского плана.

Однако, вопреки сообщениям некоторых СМИ, заявление Ливана по поводу возведения израильтянами защитного ограждения вовсе не сопровождалось угрозой войны.

Амос Харель, «ХаАрец», М.К.
Фотоиллюстрация: на границе с Ливаном. Фото: Гиль Элиягу.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend