Пятница 04.12.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    389049_Beach_Ilan_Asayag

    Израиль наутро после эпидемии

    Если есть какая-то концепция, которая сегодня вызывает некоторый осторожный оптимизм, она заключается в словах «стратегия выхода». В них воплощено фундаментальное предположение, которого приятно придерживаться: горизонт, будущее, день после коронавируса.

    Точные сроки, когда Израиль начнет процесс возвращения к нормальной жизни, неясны, но есть предположение, что это произойдет в ближайшие недели. Это зависит от темпов распространения коронавируса и уровня заболеваемости в Израиле. Темпы распространения инфекции в стране стабилизировались до такой степени, что система здравоохранения функционирует в рамках рутины и способна оказывать необходимую помощь тяжелобольным, в том числе подключенным к аппарату искусственной вентиляции легких.

    Как только лица, принимающие решения в этой сфере, придут к выводу, что ситуация достаточно стабильна, и система здравоохранения может достаточно быстро реагировать на возникновение новой вспышки, в стране можно будет постепенно отменить чрезвычайное положение и ограничения на передвижение – этот процесс займет нескольких недель.

    Специалисты считают, что этот процесс будет проводиться с осторожностью. По прошествии нескольких недель люди по-прежнему будут носить маски, избегая излишних контактов, а при входе в общественные места будет измеряться температура – даже после снятия других ограничений.

    «В странах, вышедших из чрезвычайного положения и вернувшихся к жизни, таких как Китай, наблюдаются глубокие изменения в схемах поведения», — сказал профессор Эйяль Лешем, директор Института географической медицины и тропических болезней медицинского центра «Шиба» в Тель ха-Шомер: «Это значит, что измерять температуру нужно везде. Точно так же, как мы привыкли, что наши сумки проверяют при входе в учреждения и торговые центры, нам придется привыкнуть и к тому, чтобы нам будут измерять температуру».

    Лешем считает, что правила социального дистанцирования сохранятся. «Мы говорим о долгосрочных социальных изменениях в сфере контактов между людьми, — говорит он. — Мы должны привыкнуть носить маски и поменьше контактировать с людьми за пределами нашей семьи».

    Он считает, что больницы начнут следить за входящими на их территорию людьми, которые могут быть заражены коронавирусом, и это станет нормой.

    Скорее всего, первыми откроются предприятия, школы и государственные организации, в то время как центры досуга вернутся к рутине последними.

    «Процесс возвращения к рутине и выхода из изоляции будет работать по принципу «пришел первым — вышел последним», — говорит Лешем. — Рынок труда постепенно возобновит свою деятельность в зависимости от того, насколько данная область важна для экономики. В системе школьного образования первыми вернутся к занятиям ученики старших классов, которым предстоит сдавать экзамены на аттестат зрелости, за ними последуют ученики средних и начальных классов, и, наконец, дошкольные учреждения».

    Лешем говорит, что центры досуга возобновят работу последними, поскольку люди в них, как правило, находятся в непосредственной близости друг к другу, а кроме того, их деятельность в меньшей степени критична для состояния экономики. Тот же принцип будет применяться для выхода из изоляции – последними окажутся те, кто принадлежит к группам риска.

    Доктор Лео Поулз, руководящий службой неотложной помощи в больнице «Каплан» в Реховоте и член группы по борьбе с эпидемиями, говорит, что, поскольку степень иммунитета среди населения еще неизвестна, «можно ожидать, что процесс выхода из изоляции будет производиться постепенно и с предосторожностями. Это даст возможность в случае необходимости сделать шаг назад. Я полагаю, что первыми станут молодые работники в продуктивной сфере экономики, которая также будет функционировать в ограниченном масштабе. Школы откроются на более позднем этапе, потому что выпуск детей из карантина может привести к массовому заражению школьников».

    Согласно оценкам Поулза, можно ожидать, что пожилые и престарелые люди еще долгие месяцы будут оставаться в изоляции – «что-то в районе полугода. В течение продолжительного периода времени мы будем наблюдать в этой группе населения последствия этих изменений, такие, как состояние психологического стресса, к которым системы здравоохранения и социального обеспечения должны готовиться уже сейчас».

    Он продолжает: «Кроме того, поскольку люди станут на полгода старше, мы также станем свидетелями усиления фоновых заболеваний среди пожилых людей вследствие того, что такие заболевания, как диабет, повышенное кровяное давление, и болезни почек и легких останутся в силу обстоятельств без внимания».

    Как мы вернемся к рутине?

    Возвращение к обыденной жизни будет в значительной степени зависеть от информации о вирусе, которую ученые получают в ходе исследований, и от решений в медицинской сфере, которые мы принимаем. Мировое научное сообщество быстро объединилось для ведения многочисленных совместных исследований. Подобное наблюдается и в области разработки медицинских технологий и проведении клинических испытаний существующих лекарств и попытках создания вакцины.

    Профессор Хаим Биттерман, научный руководитель израильского Национального института исследований в области политики здравоохранения, говорит, что «для определения того, когда следует ожидать прекращения кризиса коронавируса, следует принять во внимание четыре основные переменные, однозначной оценкой которых мы на данный момент не располагаем».

    Первая переменная — это сезонность, то есть является ли вирус сезонным и в какой степени на него влияет перемена времен года. Есть надежда, что вирус окажется сезонным подобно гриппу, говорит Биттерман, и добавляет, что в Южном полушарии, где времена года противоположные, например, в Австралии, по-прежнему распространяется грипп. Ответа на вопрос о сезонном характере вируса пока нет, поскольку вспышка атипичной пневмонии началась в декабре 2002 года, но к июлю стала сходить на нет.

    Вторая переменная — вакцина. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу недавно заявил, что Институт биологических исследований в Нес-Ционе сделал значительный прорыв в разработке вакцины, и исследователи с нетерпением ждут проведения экспериментов на животных. Если результаты будут положительными, они могут перейти к клиническим испытаниям на людях.

    В Израиле полагают, что для создания эффективной вакцины от коронавируса потребуется около года. Создание вакцины может вернуть жизнь в нормальное русло, хотя, вероятно, это произойдет еще раньше.

    «Пока не появится вакцина, израильскому обществу придется научиться жить с вирусом, - говорит Лешем. -И даже когда появится вакцина, потребуется произвести девять миллиардов порций. Не все может сделать «Моссад».

    Третья переменная - развитие медикаментозной терапии. Вакцина, несмотря на ее огромное значение, не может дать всеобъемлющий ответ на проблему вируса. Более широкий спектр лекарств может существенно ускорить возвращение жизни к обыденному распорядку.

    Биттерман продолжает: «Грипп – тяжелая болезнь, но существуют лекарства, предотвращающие летальный исход. Как только будет найдено лекарство против COVID-19, станет возможным справляться с эпидемией коронавируса так же, как и с распространением других заболеваний».

    Четвертая переменная — коллективный иммунитет: естественная защита, которая создается, когда заболеванию подвержено большое количество людей, в организме которых вырабатываются антитела. Это помогает защитить от заражения тех, кто не иммунизирован. Исследователи пытаются понять, может ли иммунитет такого рода помочь победить вирус.

    «На данный момент неизвестно, возникнет ли коллективный иммунитет против коронавируса», — говорит Поулз.

    По его словам, для того, чтобы чтобы определить, перешли ли люди со стадии разработки начальных антител к стадии формирования защитных антител, которые создают иммунитет, необходимы дополнительные серологические тесты.

    Поулз считает, что если бы в Израиле проводились серологические исследования, то оказалось бы, что многие люди перенесли заболевание без проявления симптомов, и в их организме сформировались защитные антитела. Серологические тесты в Израиле до сих пор не проводятся, хотя информация, которую из них можно почерпнуть, повлияла бы на процесс возвращения к нормальной жизни.

    «В тот момент, когда 60 процентов населения обладает защитными антителами, можно сказать, что коллективный иммунитет работает. Но пока мы не проведем эти анализы, говорить об этом с уверенностью мы не можем», — говорит он.

    Предполагается также, что выведение части населения с низким уровнем риска из изоляции ускоряет развитие коллективного иммунитета. «Я думаю, что если в Израиле не сформировался коллективный иммунитет, мы увидим, как люди, вышедшие из изоляции, заболевают, и это нормально, это такая болезнь, которая нам нужна, чтобы инфекция поддерживалась на медленном огне. Поэтому вывод из изоляции требует осторожного и взвешенного подхода», — говорит Поулз.

    Идо Эфрати, «ХаАрец», М.Р. Фото: Илан Асайяг˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend