Главный » В Мире » Запад » В XXI веке диктатура снова в моде
Фото: Peter Nicholls Pool Reuters

В XXI веке диктатура снова в моде

В течение десятилетий в мире укреплялась тенденция, ведущая к росту антилиберального национализма и авторитаризма, причем в различных формах. Это различие в особенности заметно на примере трех могучих держав – США, Китая и России.

Сегодня власть в США контролируется президентом, чье поведение характеризуют нарциссизм и эго-мания, поверхностное образование и крайний национализм. По его образу и подобию скроено и само правительство, атакующее либеральные принципы и усиливающее контроль над судебной системой и спецслужбами. Администрация Трампа проводит экстремистскую и эгоцентричную политику, будучи настроенной против сотрудничества и международных институтов, кропотливо выстраиваемых на протяжении многих десятилетий.

В США развернулась настоящая битва между американским наследием либерализма и антилиберальной тенденцией нынешней администрации. Последняя опирается на поддержку магнатов, с одной стороны, а с другой – на белых рабочих-консерваторов и, в особенности, на поддержку десятков миллионов евангелистов, которые выступают против влияния любого центристски настроенного правительства, выражают крайне консервативные взгляды и отвергают науку.

Нельзя забывать, что Америка как государство создавалась в результате насильственных действий – геноцида индейцев и черного рабства. Вторая поправка к конституции, которая позволяет каждому гражданину иметь личное оружие, касается не столько самого оружия, сколько того, что у граждан нет доверия к правоохранительным органам, призванным их защищать, поэтому защита вверяется личному оружию. В результате ежегодно тысячи американцев — отнюдь не террористов — убивают своих соотечественников. Либеральная тенденция идет вразрез с этим принципом. Однако никто не знает, что  будет поставлено во главу угла в предвыборной кампании этого года.

Зададимся вопросом: можно ли считать США демократией? На предыдущих президентских выборах Хиллари Клинтон набрала на 2,8 миллиона голосов больше, чем ее соперник Дональд Трамп, победивший благодаря конституционному устройству XVIII века. Согласно идеологии израильских правых, демократия означает господство большинства и ничего больше — стало быть, в таком случае Америка, наш союзник, не может считаться демократией.

Партнеры Трампа — это страны с антилиберальными правительствами. Тенденция нынешней администрации сводится к тому, чтобы заключать «сделки» с державами и авторитарными государствами: Россией, Северной Кореей, Бразилией, Индией, а кроме того, вести ожесточенную борьбу с Китаем, когда сближение или отдаление как тактический прием используются в зависимости от смены настроений президента США.

Китай, вторая сверхдержава, усиливается, несмотря на — и, возможно, даже из-за – коронавируса, ослабляя своих конкурентов. Это классическая империалистическая держава, чья экономика базируется на государственном капитализме и управляется жесткой партийной диктатурой на основе широкой поддержки. Коммунизм в своей националистической версии играет роль религии: он не имеет отношения к реальности в Китае.

В некотором смысле китайский империализм более утончен, чем его предшественники: он основан не на военных завоеваниях, — за исключением его непосредственного географического окружения (Тайвань и Южно-Китайское море) — а на экономико-культурно-технологическом проникновении.

Китай движется в направлении экономического захвата портов, отраслей промышленности, торговых путей, обеспечения импорта сырья, нефти и газа, необходимых для его экономики, импорта технических ноу-хау в области высоких технологий, машиностроения и многого другого.

Китайский капитализм впечатляет: там больше миллионеров, чем в США. Население в 1,4 миллиарда человек (по сравнению с 330 миллионами в США) обещает колоссальную власть, но и многие проблемы тоже, и диктатура преодолевает их, прибегая к радикальной националистической идеологии, которая опирается на коммунистическую идею.

И, наконец, третья держава – Россия, которая пытается имитировать политику царского режима, в особенности, его внешнюю политику. Здесь тоже налицо все признаки империализма, где доминируют олигархи и где режим получает легитимацию, благодаря подавляющей поддержке населения, подогреваемого националистическими настроениями при несомненной поддержке церкви.

Режим в России только укрепляется, даже если корона-кризис нанесет серьезный удар по стране, невзирая на экономические проблемы из-за падения цен на нефть, а также на неэффективность режима. Националистическая тенденция в России только усиливается. Подобно США и Китаю, России тоже легче наладить партнерские отношения с такими автократическими или полудемократическими государствами, как Турция, Египет и Венгрия, чем с такими либеральными демократиями, как Германия или скандинавские страны.

У трех сверхдержав есть общая проблема: снижение деторождения. Для поддержания демографического баланса требуется естественный прирост не менее 2,1 ребенка на женщину. Во всем развитом мире этот показатель колеблется от 1,6 до 1,8 (исключение составляет Израиль — 3,1), а в США, России и Китае он составляет около 1,6, что означает старение населения. Чтобы сохранить текущий уровень жизни, необходимы всего два фактора: разработка технологий для замены сокращающейся рабочей силы или миграция. В развитых странах Европы и Северной Америки есть мигранты — из Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки. В Китае (и Японии) такого резерва нет, и неясно, к каким мерам в данном случае они прибегнут. Коронавирус лишь усугубляет проблему, поскольку предотвращает массовую иммиграцию, а также замедляет развитие технологий.

Влияние кризиса, вызванного нынешней пандемией, еще предстоит осознать и проанализировать. Однако существует очевидная связь между вирусом и распространением религиозного экстремизма: множество религиозных проповедников обвиняют либерализм и секуляризм в распространении вируса, который рассматривается как божественное наказание за отказ от веры. На данный момент человечество фактически беспомощно против охватившей мир пандемии, и это сопровождается растущей обособленностью государств и ослаблением сил, которые заняты общим противодействием вирусу. COVID-19 укрепляет националистические настроения и религиозный национализм.

Вывод: глобальным фоном для положения Израиля и его политики стала борьба между либеральными и антилиберальными тенденциями в мире со всеми вытекающими последствиями. Местная арена служит специфическим выражением глобальных процессов, и игнорирование этих процессов, исходя из ограниченной локальной и региональной точки зрения, плохая идея.

Йехуда Бауэр, «ХаАрец», М.К.  Автор — профессор истории, один из крупнейших в мире исследователей Катастрофы. Фото: Peter Nicholls Pool Reuters˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend