Monday 27.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Vahid Salemi
    AP Photo/Vahid Salemi

    Куда заведет Израиль морская война с Ираном

    Противостояние между Израилем и Ираном накаляется, в той или иной степени распространяясь по всему Ближнему Востоку. Поскольку эскалация происходит медленно и постепенно, частично вдалеке от границ Израиля, похоже, общественность мало обеспокоена этими событиями.

    Сейчас есть более насущные проблемы – от распространения коронавируса до попыток стабилизировать правящую коалицию. Но если эскалация в отношениях с Ираном продолжится, она может занять самое приоритетное место в повестке дня обороны Израиля.

    Ситуация достигла своего временного пика в пятницу, 30 июля, с необычной атакой беспилотника на корабль, косвенно связанный с Израилем. Согласно сообщениям, у побережья Омана беспилотники-камикадзе иранского производства атаковали танкер «Мерсер Стрит», управляемый компанией, принадлежащей израильскому бизнесмену Эйялю Оферу.

    Погибли два члена экипажа – граждане Великобритании и Румынии; дроны попали в жилые помещения судна под мостиком. До этого в последние месяцы по судам, частично принадлежащим израильтянам, было нанесено уже четыре удара; ранения членов команды были относительно легкими.

    Иранские новостные сайты сообщили, что эта атака была ответом на израильский авиаудар, нанесенный более чем за неделю до этого вблизи города Хомс в центральной Сирии. Считается, что в результате этой атаки был убит один из старших оперативников спецназа «Аль-Кудс», а также один из полевых командиров «Хизбаллы».

    Сообщения об атаке 30 июля вызвали в Израиле беспокойство; во второй половине дня премьер-министр Нафтали Беннет встретился с министром обороны Бени Ганцем и начальником генштаба Авивом Кохави. Беннет считает, что иранцы проверяют Израиль на прочность.

    Когда Беннет занимал пост министра обороны при Нетаниягу, и позже, в оппозиции, он придерживался боевой позиции относительно Ирана и каждый раз, когда Тегеран был косвенно связан с нападением на Израиль, он призывал к жестким ударам по иранским интересам. Он утверждал, что Израиль должен целить в голову спрута, сам Иран, а не его щупальца (имея в виду «Хизбаллу», палестинский «Исламский джихад» и, в меньшей степени, ХАМАС).

    Такой подход сейчас может диктовать относительно жесткую реакцию Израиля. Израиль может захотеть нанести сокрушительный удар; в таком духе высказываются политические источники в Иерусалиме. Этот удар будет направлен на то, чтобы, не доводя дело до эскалации напряженности, положить конец сложившейся ситуации. Но, как обычно, развитие событий зависит и от другой стороны.

    На данный момент Иран ведет переговоры о возвращении США к ядерной сделке; все это происходит на фоне приведения к присяге на этой неделе нового президента Ибрагима Раиси. Тегеран также заинтересован в демонстрации силы в регионе и стремится защитить свои интересы.

    И есть еще один вопрос. Морской пинг-понг отражает тенденцию последнего времени. В марте The Wall Street Journal, а затем «ХаАрец» указали на новый подход Израиля к Ирану. За последние два года, сообщает The Journal, израильский флот повредил десятки принадлежащих Ирану танкеров, перевозивших нефть в Сирию, что помешало «Хизбалле» получить миллиардные доходы. В апреле иранский командный корабль подорвался на минах у берегов Йемена.

    Постепенно стало ясно, что те немногие атаки, о которых сообщалось в режиме реального времени, были верхушкой айсберга израильских операций.

    Уже в марте 2021 года профессора Шауль Хорев и Бени Спаньер из Центра исследований морской политики и стратегии Университета Хайфы предупреждали о возможных последствиях новой израильской стратегии. Хорев, бригадный генерал запаса, возглавляющий центр, в свое время был заместителем командующего ВМС и председателем израильской Комиссии по атомной энергии.

    Они говорят, что военно-морской флот добился огромных успехов, но с точки зрения стратегических последствий баланс может быть не слишком положительным. По их словам, поскольку мы увидели только верхушку айсберга, нам следует задать два вопроса о самом айсберге.

    Первый: в какой степени эти операции способствуют борьбе Израиля против ядерных устремлений Ирана? Второй: учитывали ли политики, одобрившие эти оперции, возможную реакцию Ирана в море? Хорев и Спаньер отмечают, что безопасное мореходство – это фактор, от которого зависит внешняя торговля Израиля.

    Морские атаки, приписываемые Израилю, действительно расширили войну, в ходе которой Иран и его сателлиты пострадали от израильских авиаударов в Сирии, а по некоторым данным также в Ливане и в Ираке. Все это не изменило ситуацию в ядерном контексте и не остановило Иран на его пути к накоплению большого количества обогащенного урана.

    С другой стороны, Иран изменил свою политику реагирования на море. Последние удары были нанесены вблизи Персидского залива и затронули Израиль лишь косвенно, поскольку пострадали суда со сложными схемами владения, на которых среди членов экипажа не было израильтян.

    Однако эти удары показали, что израильское морское сообщение уязвимо для дальнейших ударов. У военно-морского флота нет возможности обеспечить безопасность каждого судна, принадлежащего израильтянам, или каждого судна, направляющегося в Израиль. Как отмечают Хорев и Спаньер, абсолютное большинство израильской торговли осуществляется по морю.

    Политический аспект

    Однако представители израильской системы обороны утверждают, что выбор целей на море связан скорее с ограниченными возможностями Ирана, чем с попыткой послать Израилю предупреждение. За последние два года по Ирану были нанесены различные удары, некоторые из них приписываются Израилю, другие – Соединенным Штатам.

    Среди них ликвидация двух высокопоставленных лиц, генерала Касема Сулеймани и ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде, а также два взрыва на ядерном объекте в Натанзе. Иран предпринял несколько попыток военного ответа, которые не увенчались успехом.

    На этот раз была выбрана цель, расположенная относительно близко к дому. Беспилотники очевидно взлетели с территории Ирана и управлялись военно-воздушными силами «Корпуса стражей исламской революции» (КСИР). Таким образом, Иран отказался от возможности предложить правдоподобное отрицание того, что это – дело его рук.

    Наряду с возможной военной реакцией Израиля, также и на дипломатической арене происходят важные события. Израиль будет стремиться использовать тот факт, что иранская атака нанесла удар по компаниям и гражданам других стран, включая Японию, Великобританию и Румынию. Атака была нацелена на чисто гражданскую цель, хотя иранцы знали: шансы, что на борту окажутся израильтяня, мизерны.

    В минувшие выходные были проведены переговоры с госдепартаментом и Пентагоном, а также с европейскими странами. Их задачей была попытка добиться осуждения этой атаки в Совете безопасности ООН. Израиль будет подчеркивать ответственность КСИР. Соединенные Штаты объявили КСИР террористической организацией, и Иран требует, чтобы в рамках переговоров о новом ядерном соглашении американцы отменили это решение.

    Последний инцидент, чреватый эскалацией, произошел на фоне перерыва в ядерных переговорах. Ожидается, что избранный президент Раиси по прозвищу «палач из Тегерана» сменит команду иранских переговорщиков. Израиль готовится к тому, что переговоры могут зайти в тупик, и это может дать возможность убедить администрацию Байдена усилить санкции против Ирана вопреки ее первоначальным намерениям.

    Трения между Израилем и Ираном происходят и на другом уровне. В последнее время были отмечены новые попытки кибератак против Израиля. В прошлом месяце появились сообщения о кибератаке, которая в значительной степени нарушила железнодорожное сообщение в Иране.

    Амос Харэль, «ХаАрец», М.Р. AP Photo/Vahid Salemi˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend