Tuesday 18.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    מתחם השוק הסיטונאי גינדי

    Израиль через 10 лет: как будет выглядеть жизнь в «самой густонаселенной стране Запада»?

    Если не произойдет никаких изменений, говорит профессор Алон Таль с факультета политологии Тель-Авивского университета, через десять лет Израиль столкнется с совершенно новой реальностью.

    По его словам, хотя Израиль считает себя молодым и стремящимся к росту государством, на самом деле это тяжелое, неуклюжее и взрывоопасное образование. Но Таль настроен оптимистично. Нам просто нужно сделать несколько шагов, чтобы полностью изменить свое представление о том, кто мы есть.

    Профессор Алон Таль также является сопредседателем Израильского форума по вопросам народонаселения, окружающей среды и общества.

    – Каким вы видите Израиль через десять лет?

    – Я считаю, что это будет самая густонаселенная страна Запада. Только Южная Корея и Нидерланды сейчас превосходят нас по плотности населения, но через десять лет мы их опередим.

    – Эти расчеты включают Негев?

    – Да. Без Негева мы уже на уровне Бангладеш. Я вижу страну, где люди будут тратить на час больше каждый день в поездках на работу из-за пробок и неспособности государства наладить нормальную транспортную систему. Я вижу страну, где время ожидания в очередях в больницу для получения медицинских услуг будет невыносимым из-за нехватки коек. Мы уже это чувствуем на себе, разве не так?

    – Пока то, что вы говорите, очень грустно. 

    – Классы переполнены и будут переполнены еще больше. Дети будут ходить в школы, находящиеся в небоскребах, они будут полностью изолированы от природы. Природе же будет нанесен наибольший ущерб. Мы увидим огромную волну вымирания видов животных и растений. Сегодня половина млекопитающих Израиля находится под угрозой исчезновения.

    Каждый год 21 квадратный километр открытого пространства превращается в площади для жилья и коммерческих целей. Что касается покупки квартиры, то цены постоянно растут, и купить себе жилье смогут только богатые. У нас будут небоскребы, как в Пекине. Израиль становится уродливой страной. Одни говорят: «Ну и что? Мы будем как Манхэттен или Лондон». Но я думаю, что мы скорее будем похожи на Мумбаи.

    – Каковы темпы роста нашего населения?

    – Через 30 лет население увеличится вдвое. Зданий, дорог, парковок, всей инфраструктуры через 30 лет понадобится вдвое больше. Если кто-то думает, что в маленькой стране возможен бесконечный рост, пусть он подумает еще раз. Потому что это неправда.

    – Как мы оказались в такой демографической ситуации? 

    – Мы застряли в идеологии 1950-х и 1960-х годов, которая была вполне оправдана после Катастрофы, в свете необходимости сохранения еврейского суверенитета. Мы можем понять мировоззрение отцов-основателей. Но сегодня у нас уже очень большое население. Возьмите любую страну мира, куда бы мы ни посмотрели, мы видим снижение качества жизни из-за перенаселенности. Но мы все еще призываем людей рожать много детей. Зачем? Это безумие.

    – Помимо каких-то практических шагов, вы говорите о необходимости изменения мировоззрения…

    – Есть важный аспект адаптации: как мы сможем жить здесь, не превращая жизнь в ад, с точки зрения инфраструктуры? В первую очередь, мы должны признать, что все это – неизбежные симптомы. На Западе нет другой страны с естественным приростом населения в 2,1 процента, нет такого прецедента. Даже если мы добавим необходимые этажи в больницы, а дети будут расти в небоскребах, озеро Кинерет все равно останется одно. Туда уже сегодня невозможно съездить на отдых. Все забито. У нас только одно шоссе Аялон. Мы должны говорить о новой концепции – о «пропускной способности». И она не лишена политических аспектов.

    Сколько места мы хотим оставить для живой природы? Это вопрос ценностей. Насколько мы хотим зависеть от импортных продуктов питания и опресненной воды? Я с сожалением вынужден сообщить, что это может привести к большой уязвимости в случае войны, если враги смогут повредить нашу водную инфраструктуру. Придется хранить дома воду в бутылках.

    – Правительство понимает эти проблемы? Мы начинаем что-то предпринимать, пока не пришла беда?

    – Я – оптимист. Я думаю, что мы – страна, которая умеет планировать, и мы прагматичные люди.

    – В израильском характере есть привычка к импровизации, но мы совершенно неспособны что-то планировать на долгую перспективу…

    – Возможно, но это вопрос зрелости. Когда государство было молодым, оно – как молодой человек – жило сегодняшним днем. Только после 40 лет человек начинает задумываться, что, наверное, нужно подумать о пенсии. Но сегодня Израиль уже не так молод. Сейчас нам 73 года. Пора оставить позади фантазии и идеологию первопроходцев, которые были правильными для своего времени. Сегодня они уже неактуальны, потому что мы – очень, очень перенаселенная страна. Мы должны думать по-другому, как заполнять наши города, как эффективней строить, как защищать наши природные ресурсы. Если, конечно, мы не хотим, чтобы все разбежались отсюда в разные стороны.

    – Зависит ли что-то от простого гражданина? Может ли он сделать что-то еще, кроме как не рожать много детей?

    – Конечно, дело не только в рождаемости. Есть еще вопрос потребления. Каждый должен задуматься о том, как снизить потребление. Людям придется действовать иначе. Я с радостью могу констатировать, что у нас очень умные люди, очень смекалистые. У нас потрясающая молодежь, и я думаю, что они смогут это сделать.

    Главное, что может сделать каждый, это не бояться поднимать этот вопрос, в том числе за субботним ужином, даже если это неприятно, даже если нам скажут: «Вы ненавидите Израиль». Скажите им: «Нет!» Когда-то быть израильским патриотом означало иметь большую семью и родить много детей. Сегодня у израильского патриота должно быть не больше двух детей. Вот что сейчас нужно.

    Моран Шрир, «ХаАрец», Ц.З. Фотоиллюстрация: Эяль Туэг˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend