Wednesday 26.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Гиль Коэн-Маген
    Фото: Гиль Коэн-Маген

    Израиль 2021: есть острая нужда в революционных переменах

    Да, решение, принятое правительством, о снижении с 24 лет до 21 года возраста, с которого йешиботники освобождаются от службы в армии, позволит учащимся религиозных учебных заведений заканчивать учебу раньше, проходить профессиональную подготовку и выходить на рынок труда. Это несколько меняет ситуацию, при которой йешиботники должны были сидеть в стенах йешивы и ждать, пока им исполнится 24 года.


    Глава правительства Нафтали Беннет назвал это «историческим шагом»,  благодаря которому «десятки тысяч молодых ультраортодоксов смогут интегрироваться на рынок труда». Однако надо признать, что это даже не шаг, а шажок, и не особо важный, если говорить об интеграции.

    На самом деле, проблема лежит куда глубже и начинается она намного раньше – в школе. А зависимость от учебы в йешивах представляет собой всего лишь побочный продукт.

    Безусловно, снижение возрастной планки освобождения от призыва поможет молодым людям получить определенные навыки, устранить пробелы в образовании, а затем и попытаться найти работу. Однако их младшие братья будут по-прежнему учиться в школах или учебных заведениях, которые вовсе не собираются готовить их к выходу на рынок труда.


    На самом деле, снижение возраста освобождения от призыва свидетельствует о боязни, которую испытывают лидеры нынешней коалиции, предвидя возможную конфронтацию с ультраортодоксальными партиями. Последние контролируют систему ультраортодоксального образования и не заинтересованы в каких-либо изменениях.

    В результате «правительство перемен» упускает историческую возможность переломить привычный ход вещей в системе ортодоксального образования, самой стремительно растущей и охватывающей уже сейчас около 20 процентов от всех учащихся нашей страны.

    «Правительство перемен» упускает возможность, невзирая на то, что ультраортодоксальные партии находятся сейчас в оппозиции, и даже несмотря на то, что два высокопоставленных члена правительства – министр финансов Авигдор Либерман и министр иностранных дел Яир Лапид – ранее открыто заявляли о необходимости ввести преподавание базовых предметов в системе ультраортодоксального образования. Но и они предпочли проигнорировать указанную проблему, продолжая выделять этой системе 2,7 миллиарда шекелей в год.

    Мы говорим о системе, которую вообще следует признать аномалией, поскольку она не имеет аналогов ни в одной развитой стране мира. Эта система несовершенна, полна недостатков, из-за которых преподавателям, ученикам и их родителям сложно адаптироваться не только на рынке труда, но и в повседневной жизни.

    Согласно отчету, опубликованному госконтролером в 2020 году, 84 процента мальчиков в ультраортодоксальных учреждениях среднего уровня и 56 процентов мальчиков в ультраортодоксальных начальных школах не изучают базовые предметы. И как результат, мальчики из ортодоксальной среды, способные к сдаче экзаменов на аттестат зрелости, составляют всего лишь 13 процентов, а из общего количества 18-летних ультраортодоксов лишь 3 процента получают аттестат зрелости.

    Такого нет больше нигде: частное образование за государственный счет


    В то время как в других странах частные школы обычно принадлежат к специфическим, изолированным или элитарным направлениям образования и адресованы родителям, ищущим альтернативу государственному образованию, в Израиле наибольшее количество частных школ принадлежит ультраортодоксальным сообществам.

    В Израиле 7 тысяч ультраортодоксальных школ и детских садов; и практически все принадлежат либо частным НКО, либо двум основным образовательным сетям – одной, связанной с партией «Еврейство Торы», и второй, «Мааян ха-хинух», аффилированной с партией ШАС.

    Ни в одной западной стране в XXI веке нет частной системы образования, которая финансировалась бы государством. Израильское правительство давно должно было устранить этот абсурд.


    Ультраортодоксальное образование на самом деле безнадзорно

    Большинство ультраортодоксальных школ не принимает участие в единых сравнительных экзаменах, и потому их уровень образования неизвестен. Немногочисленные ультраортодоксальные школы, которые все же участвуют в тестировании, демонстрируют очень низкие результаты, несравнимые с показателями остальных школьников.

    В настоящее время насчитывается около 100 инспекторов, которые должны проверить 7 132 ультраортодоксальных образовательных учреждения, в которых около 490 тысяч учащихся. По словам доктора Гилада Малаха, отвечающего в Израильском институте демократии за вопросы ультраортодоксального сектора, уровень контроля низок и весьма поверхностен. К примеру, инспекторы проверяют, включены ли базовые предметы в планы уроков, но при этом даже не интересуются, действительно ли эти предметы изучаются, и как именно.

    Министры образования раздают освобождения от преподавания базовых предметов

    Вопреки утверждениям об отсутствии базовых предметов в системе ультраортодоксального образования, в большей части учебных заведений в какой-то степени все же эти предметы преподаются, пусть и частично и на низком уровне. По оценкам, в школах для девочек основные предметы преподаются лучше, чем в школах для мальчиков, однако при отсутствии надлежащего контроля уровень образования установить не представляется возможным.

    В то же время значительная часть учащихся-ультраортодоксов – около 60 тысяч в 2021 году – обучаются в учебных заведениях, освобожденных от преподавания базовых предметов, хотя эти предметы должны там преподаваться на требуемом минимуме; но некоторые школы этого, тем не менее, не делают.

    В этих 222 учреждениях обучаются около 22 процентов детей-«харедим» младшего школьного возраста. Эта ситуация признана министерством образования. С 2014 года количество школьников, обучающихся в этих учебных заведениях, увеличилось на 16 процентов; кроме того, к этому списку добавили еще 11 учебных заведений, чей статус был определен как «освобожденные от преподавания базовых предметов».

    Ни учебников, ни учителей, ни учебных планов

    Даже если ультраортодоксальные школы заявят, что они преподают базовые предметы или хотят их преподавать, им будет сложно это сделать, потому что для этих целей нет учителей, нет учебников и нет учебных планов.

    Согласно отчету госконтролера, министерство образования не располагает информацией о преподавателях и их квалификации в 76 процентах ультраортодоксальных учебных заведений.

    Более того, минпрос вовсе не занимается подготовкой такого рода преподавателей, у него нет специализированных, адаптированных к специфической публике методичек по базовым предметам, а по большинству предметов нет даже учебников, которые учитывали бы особенности целевой аудитории.

    Политикам удобно говорить о призыве в армию и ничего не делать

    За последнее десятилетие система ультраортодоксального образования выросла на 40 процентов, в то время как остальные образовательные системы – всего лишь 22 процента.

    В последние годы OECD постоянно предупреждает израильские власти, что возможны разрушительные последствия для экономики и для общества из-за проблем ультраортодоксального образования, и призывает к незамедлительным мерам, но власти никак не реагируют на предупреждения.

    Иногда политики говорят о призыве «харедим» в ЦАХАЛ или о необходимости интегрировать их в сферу занятости – но при этом ровным счетом ничего не делается для того, чтобы хоть как-то исправить ситуацию.

    Впрочем, изобретать велосипед не нужно – решение проблемы лежит на поверхности. В 2013 году тогдашний министр образования Шай Пирон инициировал создание государственной-ультрарелигиозной системы образования – для этой цели специально готовили преподавателей по базовым дисциплинам, нанимали кураторов и разрабатывали учебные планы.

    Однако школы такого рода пришлись не по нраву ультраортодоксальным партиям, и все последние министры образования, включая нынешнего премьер-министра Беннета, предпочли заблокировать их функционирование.

    И пока религиозные политики по-прежнему будут чинить препятствия и не давать реформировать ультраортодоксальную систему образования, снижения возраста освобождения от призыва до 21 года будет недостаточно, чтобы, наконец, предоставить ультраортодоксальной молодежи возможность реализовать себя в полной мере так, как она этого заслуживает.

    Лиор Даттель, TheMarker, М.К. Фото: Гиль Коэн-Маген˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend