Sunday 13.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Hussein Malla
    AP Photo/Hussein Malla

    Изнасилование как политическое оружие

    СМИ не пишут об этом. Их мало интересует, что тысячи беженок были изнасилованы и стали жертвами сексуальных истязаний по пути в страны-убежища. Изнасилование стало их уделом в Сирии, в Эфиопии и даже в европейских странах, куда они сумели бежать.

    Изнасилование при поддержке режима тем более не получает должного журналистского освещения.

    Что делает молодая сирийская беженка, живущая в Афинах, чтобы перебраться из Греции в Германию, где живет ее жених? Беженцы из Сирии должны остаться в первой стране, до которой добрались, и переезд в другую страну почти невозможен.

    По словам этой женщины, процитированной на сайте «Аль-Араби аль-джадид», она купила за 800 долларов поддельное лессе-пассе, включая поддельную справку, что она не больна «короной». Контрабандист потребовал от нее 5 000 евро, но был готов сделать скидку, если она примет его предложение: переспать с ним и заплатить на 1500 евро меньше. Она отказалась и нашла другого контрабандиста родом из Ирака. Он предложил примерно то же самое.

    Другая молодая женщина рассказала, что контрабандист запросил 7 000 евро, чтобы доставить ее в Швецию, и объяснил, что эта сумма предназначена для их совместной поездки, как супружеской пары. Поэтому им нужно сфотографироваться во время полового акта, чтобы иммиграционная полиция не заподозрила, что они – липовые супруги.

    Еще одна женщина сорока лет рассказала, что ей пришлось переспать с контрабандистами по дороге из Сирии в Грецию через Турцию.

    Отчеты правозащитных организаций в Сирии и в Европе рисуют страшную картину сексуальной экскплуатации сотен, если не тысяч женщин, которые хотели бежать из охваченной войной Сирии в надежные страны-убежища. Многие из них долгие годы не рассказывали, что с ними было. Большинство – из чувства стыда и опасения за оставшиеся семьи. Другие боялись жаловаться в полицию, потому что попали в страну незаконно и рисковали депортацией назад в Сирию.

    «Все знают об этом ужасном, бесчеловечном выборе: отклонить сексуальные домогательства и застрять в качестве беженки в стране, куда ты еле добралась, или заплатить своим телом в надежде, что таким образом сможешь получить лессе-пассе в страну, где живет твой муж, жених или твоя семья» – так сказала активистка одной из правозащитных организаций, которая занимается беженками.

    Контрабанда беженцев, перерастающая в торговлю живым товаром, давно не новость. Многих сирийских беженок отправили на работу в бордели в Турции и в Греции. Матери продавали дочерей, чтобы оплатить переезд всей семьи из Сирии в Европу, или обеспечить себе пропитание, находясь в лагерях беженцев в Ливане, в Сирии или в Иордании. Нередко эти женщины стали жертвами полицейских и солдат на многочисленных блок-постах. В лучшем случае они отделались «только» пристрастным личным досмотром, в худшем – их изнасиловали.

    Уже сотни лет назад изнасилование женщин считалось политическим наказанием с целью устрашения, а не только взрывом страстей в разгар войны. Вполне возможно, что массовые изнасилования женщин из общины езидов, устроенные террористами ИГ в 2014-2015 годах, стали самой известной политической и религиозной карой за последние десятилетия. Цель была не только в том, чтобы осквернить женщин, но также наказать их мужей и отцов за отказ перейти в ислам или пойти на службу в ИГ. Либо это было колоссальным средством устрашения против любого проявления сопротивления. Изнасилования также служили предупреждением мусульманам – как суннитам, так и шиитам, – которые отказались принять религиозную трактовку ислама боевиков ИГ.

    В последнее время сообщалось о тысячах случаев изнасилования эфиопскими и эритрейскими солдатами женщин из пограничной провинции Тиграй во время войны в северной части Эфиопии. Несмотря на то, что изнасилование считается военным преступлением, до сих пор не было требования отдать под суд руководителей Эфиопии и Эритреи, ответственных за преступления их солдат.

    Давний «режим изнасилования» – это режим в Дамаске. Не так давно стали появляться публикации о масштабе изнасилований в тюрьмах, в полиции, на блок-постах под контролем сирийского режима. Женщина, которая отбыла срок в одной из сирийских тюрем, рассказала, что надзиратели привели ее в камеру, где шло групповое изнасилование другой заключенной. Они предупредили ее, что с ней будет то же самое, если она не выдаст местонахождение мужа, находившегося в розыске.

    К минувшему Женскому дню 8 марта сирийская правозащитная организация опубликовала отчет, где были собраны тысячи случаев сексуального надругательства над женщинами со стороны слуг режима. С 2011 по 2021 год около 11 500 женщин прошли сексуальные пытки. В отчете сказано, что за отсутствием документов это – «минимальные данные».

    Политическое изнасилование, в отличие от личного, воспринимается как часть цены войны, которую платят ни в чем не повинные гражданские лица. «Побочный вред», как это омерзительно названо, с которым жертвам и режимам ничего не поделать. Активность арабских феминистских  организаций, прогрессивное законодательство в нескольких арабских государствах, полемика в соцсетях против издевательства над женщинами – все это привело к определенным достижениям, пока не разбилось о стену  политического изнасилования.

    Изнасилование при поддержке режима, проводимое его милициями, не получает широкого освещения в СМИ. Убийства, бойня, разрушение домов – вот обычные и привычные темы военной журналистики. Их можно пересчитать и измерить, а также оценить их экономический ущерб. Изнасилование – это оружие войны, которое не измерить. Его ущерб не оценить на финансовой линейке, а его жертвы – женщины, которые и так являются самой слабой частью общества. Поэтому нападение на них считается отходами войны и частью победы.

    Цви Барэль, «ХаАрец». Р.Р.
    На фото: сирийская женщина в лагере беженцев в Ливане.
    AP Photo/Hussein Malla˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend