Изменить Израиль можно только изнутри

По тому, как после победы Нетаниягу на выборах либеральные евреи диаспоры стонут и скрежещут зубами, можно подумать, что они верили, будто у Бени Ганца был шанс выиграть, и, если бы такое произошло, решение тянущейся более полувека несправдливости – оккупации — было бы не за горами. Прислушиваясь к комментариям (в том числе и ряда израильских левых, возвестивших о смерти демократии), можно заключить, будто у партии Ганца, которая не представила никакого политического  плана до выборов, имелся некой секретный рецепт, до которого не додумались два предыдущих премьер-министра, Эхуд Барак и Эхуд Ольмерт, которые пытались, да так и не смогли договориться с палестинцами.

Не то, чтобы я был в восторге от ущерба, который Нетаниягу нанес за последние десять лет, что он занимает свою должность и с помощью администрации Трампа продолжит в том же духе в ближайшие годы. Но в последнюю неделю есть нечто странное в интонациях обычно здравомыслящих американских евреев. Как будто они могут с этим что-то поделать. Возьмем, к примеру, последний твит конгрессмена-новичка о возможности сокращения «экономической помощи» Израилю и еще один законопроект конгрессмена-демократа, запрещающий использование американской помощи для ареста палестинских детей на Западном берегу.

Однако США сократили свою экономическую помощь десять лет назад, и более трех четвертей из 3,8 млрд. долларов, которые Израиль получает сегодня, в соответствии с соглашением, подписанным президентом-демократом Бараком Обамой, по сути, являются субсидиями для американской промышленности – гарантией того, что Израиль продолжит покупать дорогие самолеты, не имеющие ничего общего с оккупацией.

Можно подумать, что до Трампа Израиль и палестинцы, да и весь Ближний Восток стояли на пороге всеобщего мира. Что Обама не нанес ущерб авторитету Америки тем, что и пальцем не пошевелил, чтобы попытаться предотвратить гибель полумиллиона сирийцев. Что он не предоставил египтской военной диктатуре карт-бланш для расстрела мирных демонстраций, а саудитам —  бомбить мирных жителей Йемена. И, несмотря на это, правительство Нетаниягу было не единственным союзником США в регионе, мысленно сказавшим  Обаме, когда он покинул Белый дом – скатертью дорога!

Не буду спорить – Трамп, который смотрит сквозь пальцы на то дурное, что у нас происходит, да еще и поощряет это, еще хуже. Но уверенность либеральных американских евреев, что следующая администрация демократов, если она в обозримом будущем вернет себе президентство, сделает эту работу лучше, представляется мне невероятным высокомерием. Молодые американские еврейские активисты пытаются навязать туроператорам программы «Birthright», знакомящей американскую еврейскую молодежь с Израилем, «принимать во внимание оккупацию». Я не только не против – я за. Но кого они хотят убеждать?

Они, что, действительно думают, будто либеральные американские евреи, читающие «Нью-Йорк таймс» и «ХаАрец», не знают, что Израиль – страна-оккупант, контролирующая жизни миллионов палестинцев, которые не имели права голосовать на выборах на прошлой неделе? Было бы замечательно, если на каждой конференции AIPAC и ADL проводилась специальная сессия, посвященная несправедливостям оккупации, и каждый тур «Birthright» включал в себя экскурсию по разделенному Хеврону, которую проводили бы активисты организации «Нарушить молчание». Но что изменится на местах? Ничего.

Для того, чтобы что-то изменить, необходимо для начала признать, что изменения будут исходить только от людей, которые живут здесь. То, что можно сделать для того, чтобы попытаться изменить Израиль Нетаниягу, находится здесь — в Израиле и на оккупированных территориях. А не в Вашингтоне, Нью-Йорке или Майами.

Первое, что можно сделать — это поддержать инициативы, способствующие интеграции арабских граждан страны в израильское общество. Существует немало подобных программ, поддерживаемых евреями диаспоры, но их должно быть больше. Потому что перемены не придут без развития сотрудничества между евреями и арабами, которое позволит противостоять делегитимации голоса израильских арабов со стороны правых сил. Если арабские граждане не почувствуют, что они — законные и равноправные граждане страны, их явка на избирательные участки будет невысокой и левоцентристское правительство никогда не вернется к власти.

Второе, что могут сделать американские евреи, — это наладить контакты с ультраортодоксами. Не с коррумпированными политиками религиозных партий, а с обычными молодыми ультраортодоксами, мужчинами и женщинами, которые стремятся восполнить недостатки образования, чтобы выйити на рынок труда. Потому что все израильские правительства (в том числе и левые) вступали в сговор с раввинами и финансировали школьную систему ультраортодоксальной общины, которая не дает детям основных знаний.

В современном еврейском мире есть немало более насущных проблем, чем предоставление дополнительной профессиональной подготовки сотням тысяч ультраортодоксам, которым община не додала знаний, а правительство бросило на произвол судьбы. Тем не менее, в долгосрочной перспективе это чрезвычайно важно. Это поможет молодым семьям ультраортодоксов обеспечить себе достойную жизнь и освободить их от зависимости от государственных пособий  — а это единственная надежда на прекращение абсолютной поддержки избирателями-ультраортодоксами (в отличие от израильских арабов, демонстрирующих очень высокую явку) партий, которые автоматически присоединяются к правым правительствам.

Третье, что могут сделать евреи диаспоры, это признать Иерусалим и способствовать его укреплению. Нет, не «вечный и единый Иерусалим», существующий лишь в повторенных тысячи раз лозунгов политиков и вне всякой меры романтизированный в воображении евреев диаспоры или адский разделенный Города Давида, каким он представляется супрематистам-поселенцам и евангелистам-сторонникам Трампа.

Но признать Иерусалим таким, какой он есть: городским образованием, простирающимся от Рамаллы на севере до Бейт-Лехема на юге и от Мевасерет-Цион и Абу-Гоша на западе и до Маале Адумим на востоке. В недалеком будущем это станет одним большим городом с двумя миллионами населения, половина из которых евреи, половина — палестинцы.

Пора понять, что в обозримом будущем конфликт не будет разрешен. Немалая часть обоих народов будет и впредь жить бок о бок в Большом Иерусалиме, и поскольку ни израильское правительство, ни палестинская администрация не собираются делать что-либо для улучшения условий жизни населения города, которое фактически является единым сообществом, использующим одни и те же системы водоснабжения и канализации, те же больницы и дороги, Иерусалим – одно из мест, где евреи диаспоры могут что-то изменить.

Это могут быть пожертвования одной из крошечных неправительственных организаций, которые пытаются выработать формы сосуществования двух народов в этом городе. А можно просто не ограничивать свой туристический тур посещением лишь одной части города, и встретиться с самыми разными людьми со всех сторон.

Противодействие Израилю Нетаниягу не означает просто ожидание смены правительства в Иерусалиме или Вашингтоне. Сидеть в соцсетях и поддерживать политиков, которые сами не знают, что делают, тоже не поможет изменить ситуацию на местах. Потому что как израильтяне, так и палестинцы отлично умеют «работать на публику».

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р.
Фото: Мегед Гозани.

 

 


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend