Со щитом или на щите

Всегда интересно наблюдать за появлением новых политических партий. Обычно они возникают со страшным шумом и грохотом, возвещая народу Израиля, что идет Мессия. Никак не меньше.

А как хороши их названия! В начале 80-х годов один из первых списков новых репатриантов из СССР, который баллотировался в Кнессет, назывался «Нес» («Чудо»). В Кнессет он не прошел, однако посыл был ясен – стоит репатриантам массово проголосовать за такое «Чудо», и чудеса посыплются как из рога изобилия. Но, как мы знаем из личного опыта, чаще всего чудеса бывают в решете.

Более надежный и убедительный клич – перемены. Кто не хочет перемен? Хотят все. А избиратели прямо-таки летят на слово «перемены», как бабочки – на огонь. Летят и сгорают. Но сначала отдают голоса тем, кто обещает перемены.

В 1974 году появилась партия «Шинуй» («Перемены»), которая в 1977-м превратилась в «Демократическое движение за перемены» под руководством бывшего начальника генштаба и археолога с мировым именем Игаэля Ядина. Бабочек хватило на 15 мандатов.

Четверть века спустя преобразованный «Шинуй» возглавил блестящий публицист и полемист Йосеф (Томи) Лапид, которому светское население дало 15 мандатов для борьбы с засильем ультраортодоксов. Но в этом деле перемен не было.

Название партии «Цомет» («Перекресток»), основанной бывшим начальником генштаба Рафаэлем Эйтаном, было особенно забавным. Ведь избиратели прекрасно знали смысл этого слова – не только перекресток, но распутье, полная неизвестность, куда идти и что делать. Вот вам политическая подоплека русских народных сказок: налево пойдешь… направо пойдешь… Но и это не смутило избирателей, на которых «Цомет» въехал прямиком в Кнессет.

Ультраортодоксальные партии в такие игры не играют – их избиратели по одному лишь названию должны понять, кто главный. Если ультра-ашкеназы высоко держат «Знамя Торы» и монополию на «Еврейство Торы», ультра-сефарды обошли их на повороте с названием ШАС – «Шомрей Тора сфарадим» («Сефарды – хранители Торы»). Иными словами, Тора – в сейфе у сефардов.

Уйдя из «Ликуда», Ариэль Шарон создал партию «Кадима» («Вперед»), которая дважды победила на выборах, но после его болезни пошла не вперед, а назад, пока не развалилась.

Сын Томи Лапида, Яир усвоил отцовский опыт и назвал свою партию «Еш атид» («Есть будущее»), которой новые бабочки дали 19 мандатов. При этом никто не обратил внимания на явный экивок копирайтеров: у кого есть будущее – у государства? У партии Лапида? У него самого? Скоро мы получим ответ на два последних вопроса.

Распавшийся любовный союз Ливни-Габай поначалу написал на своих знаменах «Сионистский лагерь», подразумевая, что все, кто за них не проголосует – не сионисты. Раскольник-ультраортодокс Эли Ишай гордо назвал свою партию «Народ с нами», уверяя народ, что на выборах баллотируется только он один. Наконец, министр финансов Моше Кахлон создал партию «Кулану» («Все»), дав понять, что в нее входит весь Израиль. Этого намека хватило на 10 мандатов.

Еше один проверенный вариант – дом. Что ближе и милее избирателю, чем слово «дом». Поэтому сначала появилась партия «Наш дом – Россия», а по ее образу и подобию Авигдор Либерман создал «Исраэль бейтейну» («Наш дом – Израиль»). На пике своего успеха НДИ тоже получила от бабочек (и бабушек) 15 мандатов. Десять лет спустя из дома вынесли всю мебель, крыша прохудилась, а половина жильцов отдыхает на нарах, написав на стене «Наш дом – тюрьма».

Примерно та же история, разве что без тюрьмы, случилась с партией «Еврейский дом», чье название подразумевало, что тот, кто за нее не голосует – нееврей. Теперь она развалилась пополам и на ее руинах возникла партия «Новые правые». Тут уже расчет делается на то, что старые правые потеряли право на «правизну» и вышли из моды.

Одним из ключевых слов всегда была «сила». Не перемены, не будущее, не центр, не третий путь – только сила. Так и назвал свою партию в 2008 году бывший парламентарий Эфраим Сне – «Исраэль хазака» («Сильный Израиль»), но ему не хватило сил, чтобы пройти электоральный барьер.

По его стопам пошел нынешний соискатель власти – очередной бывший начальник генштаба Бени Ганц, назвав партию «Хосен ле Исраэль» («За сильный Израиль»). Здесь тоже есть экивок: получается, что Израиль так ослаб, что ему нужна сила? Да еще политическая, а не военная? Логика копирайтеров проста: так же, как Израилю нужна сила, ему нужен Бени Ганц и его партия.

На минувшей неделе список пополнился… щитом. «Маген Исраэль» («Щит Израилев») – так назвал свою партию бригадный генерал запаса Гиль Хирш, увеличив ряды политиков-защитников. Кстати, почему не «Маген Давид»? Спутают со скорой помощью? Где будет Хирш после выборов – со щитом или на щите?

До выборов осталось меньше трех месяцев и сладкоголосые кандидаты не теряют времени, обещая избирателям силу, дом и сплошные перемены. А Мессии все нет. И перемен тоже. А ведь еще пророк Йешаяху (Исайя) ясно указал, что приход Мессии возвестит социальные перемены. То есть… шинуй.

Но в Израиле «Шинуй» не сработал. Так что среди неиспользованных названий осталось только одно – Мессия. Вы проголосовали бы за партию с таким названием?

Рафаэль Рамм, «Детали»

 К.В. Фото: Томер Аппельбаум


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend