Из «мальчика для битья» — в хозяина собственной судьбы

В 1903 году тогда еще начинающего еврейского поэта Хаима-Нахмана Бялика отправили в Кишинев освещать последствия погрома. Они были ужасны. Зверски убиты 49 евреев, тяжело ранены 92. Десятки еврейских лавок разграблены.

Но в душе будущего классика израильской поэзии острую боль вызвали не только гибель людей и утрата имущества, но осознание того, сколь беспомощны и лишены воли к сопротивлению евреи. Свое отношение к тем, кто не сделал даже попытки противостоять погромщикам, Бялик выразил в самом горько-язвительном сочинении своей жизни – поэме «В городе бойни».

Поэма вызвала мощный резонанс в еврейском мире. Она стала жестким обвинением облику евреев и укоренившейся в галуте модели их поведения. Всем было понятно, что необходимы перемены.

В книге «Меч Ионы» (1992) историк Анита Шапиро рассказывает о повороте в сознании евреев в том, что касается применения силы – от погрома в Кишиневе до создания Израиля. Иными словам, это повествование о том, как еврейский народ превратился из традиционного «мальчика для битья» в грозную силу, с которой мало у кого есть желание связываться. Шапиро считает, что именно погром в Кишиневе стал поворотным пунктом.

До Кишинева евреи считали применение силы с любой целью чем-то зазорным и отвратительным, это было записано, образно говоря, в хромосомах народа. После погрома в сознании поколения появились и постепенно стали доминировать иные чувства, которые можно определить так: надо что-то делать, не ждать, когда придут очередные убийцы.

Покончить с образом еврея, как «низенького, кривоногого, лишенного физической силы и мобильности человека», как описывал его Макс Нордау – было тяжелым и длительным трудом. Надо было создать новую психологию народа. Самую активную роль в этом сыграло рабочее движение Эрец-Исраэль, возглавлявшее сионистские силы с начала XX века до провозглашения Государства Израиль.

Но еще Давид Бен-Гурион, полагавший, что в сознании евреев конфликтуют два психотипа – галутный и сионистский, считал, что применять силу следует только в целях самообороны.

Применение силы для достижения определенных идеологических целей впервые продемонстрировало другое движение – «Бейтар». Его активисты взяли за образец для подражания Иосифа Трумпельдора и других героев Тель-Хая (кибуц на севере Израиля, который его защитники героически отстаивали от нападений арабов в 1920 году), и начертали на своем знамени девиз «Взять высоту – или умереть!». Кстати, его сформулировал Зеэв Жаботинский.

Принцип применения силы исключительно для обороны, которому следовали Бен-Гурион и его товарищи, главенствовал на протяжение 20 лет. После Второй мировой войны и Катастрофы многое стало меняться. Раскрылись кошмарные картины злодеяний нацистов. В Великобритании пришли к власти лейбористы, считавшиеся противниками восстановления еврейского национального очага в Палестине. Разочарование в душах евреев в Эрец-Исраэль выразилось в создании боевых подпольных организаций «Лехи» и «Эцель».

Но даже их смелые операции против проарабских мандатных властей не заставили многих еврейских лидеров отказаться от укоренившегося в сознании неприятии насилия, как средства достижения целей. Такой точки зрения придерживался, в частности, в середине сороковых годов президент Всемирной сионистской организации Хаим Вейцман.

Переворот совершился в 1948 году, три месяца спустя после того, как генассамблея ООН утвердила резолюцию о создании в Палестине еврейского и арабского государств. Арабские погромщики бесчинствовали при поддержке британских властей. Число убитых на еврейской стороне достигло 1100 человек, Иерусалим был блокирован, многие еврейские поселки превратились в укреппункты. В дополнение к прочему в худшую сторону изменилась позиция США.

Вашингтон уже жалел о том, что на голосовании в ООН 29 ноября 1947 поддержал создание еврейского государства, и готов был отозвать свою подпись под этой резолюцией «ради восстановления спокойствия и мира» — другими словами, чтобы угодить арабам, а евреев принести в жертву.

Настал момент истины, и сионистские лидеры поняли, что требуется нечто экстраординарное. Главный штаб «Хаганы» при поддержке Бен-Гуриона принял «план «Д». Это было решение перейти от оборонительной к наступательной стратегии. Собственно, это и решило исход противостояния.

Началась ставшая позже знаменитой операция «Нахшон»: еврейские отряды захватили сотни арабских деревень. Фактически была создана почти непрерывная территория еврейского государства.

2000 лет, в течение которых евреи были заложниками собственной пассивности, и 40 лет сионизма, в которые основным лозунгом были умеренность и сдержанность, взорвались неслыханной яростью.

За шесть недель мощного еврейского наступления 300 тысяч арабов бежали из своих домов. Конечно, историки до сих пор спорят, сами они бежали или евреи их выдворили. Но все едины во мнении: без воплощения в жизнь «плана «Д» провозглашение независимости Израиля было бы невозможно.

Музей диаспоры, «ХаАрец», Д.Н
На фото: военный парад в Тель-Авиве, 1965. Фото: Wikipedia public domain.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend