Главный » Общество » Еврей, говори на иврите!

Еврей, говори на иврите!

Теодор Герцль в первом издании своей книги «Еврейское государство» даже не упомянул иврит в качестве общенационального языка. После создания еврейского государства на это ушло около 70 лет.

Давид Бен-Гурион рано понял опасность для Государства Израиль разноязыкости евреев, прибывших из разных стран, и начал кампанию борьбы с идишем, который был самым сильным конкурентом иврита. Иврит победил.

Сегодня абсолютное большинство израильтян говорит на иврите. В восьми израильских университетах преподавание ведется на иврите. В Армии обороны Израиля к самой современной военной технике прилагается описание на иврите. Горячие идеологические дебаты, замысловатые экономические комментарии, искусствоведческие изыскания ведутся на иврите, а ивритский сленг давно стал общепризнанным фактом, о чем свидетельствует классический двухтомник Нетивы Бен-Йехуды и Дана Бен-Амоца: «Всемирный словарь разговорного иврита» и «Офигенный словарь разговорного иврита». Вся израильская литература, как художественная (давно ставшая достоянием всего мира), так и научная, пишется на иврите, а написанная на других языках – переводится на иврит.

Ни один язык не дается легко, но при изучении иврита человек сталкивается со специфическими трудностями. Поэтому в Израиле есть тысячи людей, умеющих сносно объясняться на иврите, которые не могут прочесть ни строчки. Те же, кто умеют читать, наталкиваются на проблему правильного произношения.

Слова в иврите пишутся без гласных, поэтому без огласовки – подстрочных или надстрочных значков – слово «мамаша», например, выглядит как «м-м-ш». Есть немало слов, идентичных по звучанию и написанию. А при добавлении огласовки некоторые буквы меняют свое звучание, например, «б» превращается в «в», «ф» – в «п», а «х» – в «к». Поэтому трудно разобрать даже имена. Так, имя Шломо читается, как... шельма. А имя Давид можно прочесть как Дэвэд, Давад, Дод (дядя) или Дуд (бойлер).

В старом анекдоте рассказывается, что Бен-Гурион пристыдил немецкого еврея, прожившего в Израиле двадцать лет и не знавшего иврита. На что тот ответил: «Господин премьер-министр, стыдиться легче, чем выучить иврит».

Уже предлагалось немало реформ, включая латинизацию всего алфавита по примеру Турции. Одним из сторонников этого предложения был первенец реформатора иврита Элиэзера Бен-Йехуды, сменивший имя Бен-Цион на Итамар Бен-Ави. С 1934 года он издавал еженедельник «Дрор» («Свобода»), где все ивритские слова были написаны латинскими буквами. А еще раньше, в 1927 году, он таким же образом опубликовал биографию своего отца. Сторонники латинизации иврита говорят о невероятном облегчении для новых репатриантов, которые хотя бы смогут читать и понимать прочитанное. И добавляют, что по сей день ивритская поэзия, как и все книги для детей, печатается с обязательной огласовкой, чтобы ее могли понять даже те, для кого иврит – родной язык.

Иврит, можно сказать, семейный язык: в нем нет «вы» – только «ты». Когда израильский школьник обращается к учительнице или взрослый – к премьер-министру, они говорят «ты», но подразумевают «вы». Точно так же евреи всегда обращались к Богу – на «ты».

Как всякий живой язык, иврит меняется. Как в каждом живом языке, меняется даже сленг (детский, армейский, тюремный и др.). Проведенное Бар-Иланским университетом исследование 2600 слов и выражений израильского сленга выявило, что половина из них перешла в иврит из иностранных языков в следующем соотношении: идиш – 48 процентов, арабский – 26 процентов, английский – 14 процентов, и другие языки – 12 процентов.

По мнению профессора Мордехая Камрата (1915-1970), основателя современных ульпанов, более 90 процентов израильских граждан говорят с ошибками.

Авторы и ведущие популярных теле- и радиопрограмм с удовольствием включают записи выступлений министров и депутатов кнессета, смакуя все допущенные ими ошибки. А лингвист Авшалом Кор много лет ежедневно выступал по радио и телевидению с разъяснением тех или иных выражений, призывая говорить на правильном иврите. Кор тоже часто пользовался примерами из речей депутатов.

В центре Тель-Авива более 70 процентов вывесок написаны на «макароническом» языке: половина слов на иврите, половина – на английском, но ивритскими буквами. Например, «Дизенгоф-центр» или «Бутик элегант».

Президент Академии иврита, профессор Моше Бар-Ашер сказал, что «макаронический» язык – «разновидность левантийской провинциальности либо комплекса неполноценности».

До 1948 года еврейская община Эрец-Исраэль отличалась высоким уровнем образования. Известна история о рабочих на строительстве домов в Тель-Авиве, которые по цепочке передавали друг другу кирпичи, обмениваясь при этом любезностями «битте шен, герр профессор» и «данке шен, герр профессор».

В Израиле насчитывается около миллиона человек, не имеющих языковых навыков шестого класса школы и не понимающих большую часть информации, ежедневно перерабатываемой газетами, радио и телевидением. Триста тысяч из них не могут прочесть или написать хотя бы одно слово на иврите. Министерство образования пыталось наладить общенациональную систему ликбеза среди взрослых граждан, но помешали бюджетные сокращения.

С 80-х годов появилась новая проблема: ученики пятых-шестых классов далеко не все понимают прочитанный текст, что подтвердили национальные и международные экзамены.

«Если выпускник средней школы, призванный в армию, неспособен прочесть и понять инструкцию по запуску танка или включению рации, речь идет уже не только об уровне культуры народа. Речь идет о выживании самого Государства Израиль» – сказал сотрудник министерства образования. Есть даже фонд, существущий на частные пожертвования, для борьбы с неграмотностью в рядах призывников.

Кроме того, в дискуссиях на тему культуры речи упускается из виду проблема скорости речи. Количества слов, которое выпаливает израильтянин за одну минуту, хватило бы минут на пять говорящему на другом языке. Поэтому по радио и ТВ несется сплошной поток, из которого некоторые едва успевают понять отдельные слова. И так же не успевают прочитать титры к фильмам.

Репатрианты между двух стульев

Репатрианты образца 1989-1991 годов, продолжающие обходиться без иврита, оказались между двух стульев. Израиль не стал для них отечеством, в то время как сладкоголосые пропагандисты из Кремля записали их в «соотечественники». Так в Израиле и появились правнуки местечкового «люфтменша», парящие в воздухе вместо того, чтобы раз и навсегда приземлиться.

Опрос выходцев из бывшего СССР, проведенный сотрудниками Института прикладной социологии, показал, что даже после десяти лет в Израиле половина репатриантов неспособна бегло говорить и читать на иврите. Треть репатриантов не говорит на иврите, а чуть менее половины не могут прочесть газету на иврите.

Около четверти опрошенных столкнулись с трудностями трудоустройства и проведения досуга ввиду языковой ограниченности.

В 2008 году министерство просвещения неожиданно закрыло 120 ульпанов иврита и уволило преподавателей, которые учили говорить несколько поколений новых репатриантов. Причем речь не шла об идейной мотивировке, которую так любит израильское правительство. Минпрос сказал «У нас нет денег» и решил передать ульпаны в ведение министерства абсорбции: пусть делают с ними что хотят – закрывают или приватизируют.

Вся эта история развернулась на фоне новых плачевных данных ЦСБ, по которым 49.2 процента репатриантов, приехавших в середине 90-х, говорят на плохом, а то и очень плохом иврите.

Телекритик Ариана Меламед из «ХаАрец» написала, что «закрытие ульпанов подобно ампутации языка и предательству немолодых репатриантов, которым суждено объясняться на ломаном иврите, чувствуя все большее и большее отчуждение в родной стране».

В самом деле, зачем учить иврит, если вокруг все говорят по-русски, русское радио, русские газеты и русское ТВ поставляют все новости, да и сабры уже научились понимать с полуслова всех, кому нужна помощь на улице, в транспорте, в банке или на рынке.

У репатриантов из других стран не было такой разлагающей атмосферы, как на «русской улице», да и подобного понятия ранее вообще не существовало. Было много репатриантов из Германии, но не было «немецкой улицы», и кстати все «йеке» отменно выучили иврит. Было не меньше репатриантов из Польши и Марокко, которые тоже быстро выучили иврит и никогда не слышали ни о «польской улице», ни о «марокканской».

Объяснение такой неукорененности части новых репатриантов из бывшего Союза как раз этим и объясняется: все прочие пустили корни в Израиле, поняв, что эта страна живет на иврите. Хочешь быть израильтянином, следуй девизу Бен-Йехуды «Иври, дабэр иврит!», «Еврей, говори на иврите!»

Владимир Лазарис, «Детали»

Фото: Pixabay

тэги
 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend