Главный » История » История фашизма на Земле Израиля

История фашизма на Земле Израиля

Предвыборная кампания "Новых правых" и видеоролик «с запахом фашизма» вызывают вопрос: а существовал ли когда-нибудь реальный фашизм в Израиле? И если так, то не может ли он вернуться?

Среди левых коммунистов есть те, кто склонен находить фашизм в любых проявлениях национализма. Или, по крайней мере, рассматривать фашизм как форму современного капитализма. А в правых кругах «фашизм» - проклятие, которого следует избегать, своего рода постоянное подозрение, довлеющее над консервативными партиями.

Но что такое, на самом деле, фашизм? Чем он отличается от других правых политических тенденций?

«Фашизм - не продукт на экспорт» (Бенито Муссолини, 1925)

Роберт Пакстон в своей книге «Анатомия фашизма» (2004 г.) выделяет несколько ключевых характеристик фашизма, как идеологии и политической практики.

  • Превосходство группы - национальной и этнической - над правом отдельного человека, и подчинение его группе.
  • Предположение, что данная группа является ущемленной другими группами, и, следовательно, имеет основания для любых действий против своих врагов (внутренних или внешних, реальных или воображаемых).
  • Противодействие либеральным тенденциям и «внешним» влияниям, ради сплочения национального сообщества.
  • Право «ведущей» группы, хоть добившись согласия, хоть путем насилия, контролировать поведение других групп в кризисных ситуациях.

Слабая экономика и разочарование британским мандатом вызвали в еврейском ишуве поиск новых политических ответов. Как и в Европе, здесь нашлись люди, обнаружившие эти ответы в фашизме.

Наиболее часто фашизм ассоциируется с режимами, возглавляемыми Бенито Муссолини и Адольфом Гитлером: штурмовые отряды, массовые марши, подчинение независимых СМИ режиму, фактическая ликвидация законодательной власти и подчинение системы правосудия, преследование реальных или воображаемых врагов, лагеря для задержанных, массовые казни, мобилизация всей нации и, наконец, война.

Однако в период между двумя мировыми войнами многие группы и движения (в основном в Европе, но и за ее пределами) были созданы и действовали в соответствии с фашистской моделью. Рексисты в Бельгии во главе с Леоном Дегрелле, норвежское «Национальное единство» Квислинга, венгерская партия «Скрещенные стрелы», «Железный легион» в Румынии, партия Примо де Риверы в Испании, «Британский фашистский союз», основанный Освальдом Мосли, «Националистическая рабочая партия Сирии», организованное Антуном Саадой в Ливане – все это всего лишь несколько примеров аналогичных движений.

Никто из них не преуспел так, как их единомышленники в Италии и Германии. Тем не менее, всех их характеризует фашистская идеология. Фактически, в 1920-х и 1930-х годах фашизм был политическим феноменом, который возник и действовал почти в каждом современном массовом обществе, пребывавшем в глубоком кризисе после Первой мировой войны

Заметки фашиста

По сравнению с ужасами Первой мировой войны и кровавом становлении Советского Союза, на окраинах Османской империи было относительно спокойно. Однако распад старого политического миропорядка и последовавшие за ним экономические и социальные потрясения не миновали и Землю Израиля. Замена прежнего режима британским также ускорила модернизацию общества. Прибавилось и влияние фактора иммиграции. Переселенцы из Европы несли с собой культурный багаж и политические идеи, преобладающие в странах их происхождения. К тому же многие из них были участникам Первой мировой войны и последующих революций.

Сочетание нестабильной экономики с новой политической структурой, конкуренции одного национального сообщества с соседним, слабость политического истеблишмента и недоверие масс к способности властей обеспечить их защиту заставили многих искать новые политические ответы. Как и в Европе, здесь были те, кто нашел их в фашизме. И постепенно в лагере ревизионистов сформировалась фашистская группа.

Как и другие в середине 1920-х годов, Итамар Бен-Ави, сын Элиэзера Бен-Иегуды и редактор издания "Доар ХаЙом", выражал в своих статьях любовь и восхищение Муссолини. Он пытался найти такого же сильного лидера для ишува в Эрец Исраэль, и видел его в Зееве Жаботинском.

Примерно в то же время, в конце 1920 годов, другой публицист, Абба Ахимеир, в газете «Хапоэль Хацаир» публиковал регулярную колонку под названием «Заметки фашиста». Вместе с другим интеллектуалом - известным писателем и поэтом Ури Цви Гринбергом, а также с врачом и эссеистом Иегошуа Евином, Ахимеир основал группу молодых людей, известную как "Союз бунтарей". Ее целью было развивать националистические идеи среди молодежи.

Их мировоззрение формировалось в условиях кризиса и постоянной угрозы для еврейского ишува и сионизма. Они видели себя жертвами и в Европе, и на Земле Израиля. Соответственно, они презирали либералов, умеренных, и тех, кто ищет компромиссы с арабами и англичанами. Их прославление политического насилия - особенно против социалистов и коммунистов, но также против либералов и политических противников в целом - было адекватно настроениям крайне правых кругов в Европе.

«Союз бунтарей» распался в конце 1933 года, когда Ахимеиру и двум другим активистам было предъявлено обвинение в убийстве Хаима Арлозорова, совершенное в июне того же года. Ахимеир был оправдан по всем обвинениям, но его признали виновным в создании незаконной организации, и приговорили к двум годам тюремного заключения.

Между Флоренцией и Эль-Аламейном

"Союз бунтарей" действовал недолго, а выказанная им частичная поддержка политики Гитлера в Германии весной 1933 года, вызвавшая гнев Жаботинского, была еще короче. Однако связи ревизионистского движения с режимом Муссолини продолжались, по крайней мере, до 1938 года, когда были приняты расовые законы.

Популяризации фашистских идей способствовало обучение ряда еврейских студентов в Италии. Среди них самым известным был Авраам Штерн, являвшийся докторантом университета Флоренции. По возвращении в Палестину Штерн основал боевую организацию «Эцель», а позднее организовал «Лехи».

В идеологическом плане Штерн сформулировал для своей организации принципы национального возрождения, которые во многом напоминали фашистские модели того периода. На практике же Штерн стремился сотрудничать со странами «Оси» в борьбе против англичан. Он пытался встречаться с немецкими и итальянскими представителями. Эти попытки не были удачными, но заставили британскую полицию ускорить охоту на Штерна и членов его группы.

Были связи между ревизионистским движением и фашистскими режимами основаны на подлинной и глубокой симпатии, или только на совпадении интересов в борьбе против британского контроля над Средиземноморьем?

Что касается Жаботинского, который был далек от социализма в его марксистском смысле, но подчеркивал важность и применение либерально-демократических ценностей, можно предположить, что это было временное партнерство интересов. Но, судя по речам, статьям, стихам и действиям части радикалов в Эрец Исраэль, они смотрели на фашизм как на возможную политическую доктрину.

Можно понять, почему до середины 30-х годов прошлого века фашизм не считался чем-то худшим, чем другие политические идеологии: «Гитлер еще не сделал того, что сделал Сталин», как было написано в одной из статей последователей фашистов.

Но уже с начала 1942 года еврейский фашизм того времени можно считать умершим. В том году в районе Флорентин южного Тель-Авива Авраам Штерн был убит британскими полицейскими. А в ноябре того же года армии «Оси» потерпели поражение в Северной Африке под Эль-Аламейном.

Что осталось от еврейского фашизма?

В кругах нынешних израильских правых можно обнаружить некоторые характеристики фашизма, упомянутые выше. Есть много людей, которые верят в превосходство права нации над правами человека, и требуют подчинения индивидуума. Это простирается от требования обязательной военной службы - до требования подчинить все законы раввинскому истеблишменту. Опасение, что уникальные национальные ценности могут быть размыты универсальными либеральными ценностями или «иностранными» влияниями, также присутствует – отсюда и проекты по «укреплению еврейской идентичности», и разговоры о необходимости более тесной сплоченности «чистого» сообщества, и ненависть к «левым».

И, наконец, на Западном берегу каждый день, на протяжении более полувека, реализуется право избранной группы людей контролировать другую группу.

Однако некоторые критические характеристики классического фашизма все еще отсутствуют на израильской политической сцене. Первое — нет ощущения решающего кризиса, для которого нет традиционного решения. Сегодня имеются многочисленные альтернативы, предлагающие ответы на социальные и политические потребности различных слоев общества.

Другой отсутствующей сейчас чертой является авторитет единственного лидера, поклонения ему и его способностям.

Нынешний «сильный лидер», действительно, демонстрирует авторитарные и популистские тенденции, но сегодня его главная цель - попытка избежать судебного преследования, а не стремление создать массовое движение. Но и среди генералов, которые стремятся к власти, трудно найти лидера, за которым последует толпа соратников, готовых пожертвовать собой только в силу его личности.

Однако фашистские движения не монолитны, и также могут трансформироваться. Мир находится на грани беспрецедентного экологического и экономического кризиса, который может вызвать массовую бедность. Миллионы людей в промышленно развитых странах видят, что эпоха процветания завершается, а ей на смену идет глобальная волна иммиграции, усугубляющая экономические различия и социальное неравенство.

Недовольных граждан, которым надоели не только имеющиеся политические платформы, но и целые политические системы, уже немало. Будет ли разочарование в либеральной системе трансформировано в новый фашизм? Это не исключено, даже если его характеристики будут несколько отличаться от традиционных.

В Израиле уже налицо некоторые элементы фашисткой идеологии. Сочетание конституционального кризиса, национальной угрозы, сложной экономической ситуации с появлением харизматичного и решительного лидера может вылиться в определенную форму неофашизма. Мы еще не там, но вполне можем оказаться на пути, ведущем в этом направлении.

Дан Тамир, «ХаАрец», В.П. К.В. На фото: Абба Ахимеир выступает на 4-й концеренции партии "Херут". 1950 г. Фото: GPO


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend