Saturday 28.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    AP Photo/Andrew Marienko
    AP Photo/Andrew Marienko

    История одной эвакуации из Харькова: волонтеры, еврейские организации и государство

    Это история эвакуации нашей еврейской бабушки из осажденного Харькова. Я хотел бы описать ее в деталях, чтобы поднять несколько принципиальных вопросов, а также поделиться опытом, который может оказаться полезным для людей, вывозящих своих родственников из-под обстрелов в Украине.


    Хочу сразу сказать, что пишу это, когда наша бабушка уже находится в безопасности и я могу спокойно отрефлексировать происходившее с нами.

    Харьков – город на северо-востоке Украины, если кто не знает. Прямо возле границы с Россией. Российская армия окружила его с севера, востока и запада. Были предприняты несколько неудачных кровавых попыток взять город штурмом. В настоящий момент российская армия ежедневно подвергает Харьков ракетным, минометным и артиллерийским обстрелам. Под удар попадает буквально все: школы, церкви, спальные районы с многоэтажками, музеи, магазины, вокзалы, больницы, университеты и т. д. Десятки жертв среди мирного населения, сотни раненых.

    AP Photo/Andrew Marienko


    Российская армия, вопреки бесконечному потоку вранья, за две недели обстрелов не давала мирному населению безопасно выйти из города. В этой связи каждая попытка покинуть город самостоятельно – огромный риск попасть под обстрел или за городом быть убитым каким-нибудь российским солдатом, которому не понравится твой автомобиль. Не было никакой гуманитарной паузы в обстрелах.

    Сегодня выйти из города на машине или автобусе можно только через юго-западные дороги, пока еще не занятые российской армией. Однако и эта возможность, судя по всему, скоро исчезнет. Большинство мирных жителей города покидают Харьков по железной дороге. Из-за этого на вокзале собираются тысячи и тысячи людей, которые часами ждут поездов, после чего едут в них по 18-20 часов, зачастую стоя. При этом, как я написал выше, территория вокзала тоже то и дело подвергается обстрелам. Доехать до него очень сложно, в городе ракетами разбиты дороги, нет бензина. Основная часть людей добираются на вокзал пешком. Идут по рельсам метро.

    Российская армия не только не открыла «зеленый коридор», но и фактически отказывается дать возможность безопасно выйти из города старикам и женщинам с детьми, даже с новорожденными. Она их просто не замечает. Насколько я могу судить по ситуации, российская армия начинает централизованно выпускать людей из того или иного города только после того, как этот город полностью взят, полностью окружен или полностью уничтожен. Но, даже в таких городах – Мариуполь, Чернигов – гуманитарные коридоры постоянно обстреливают.

    вторжение-в-Украину-война-Харьков-под-обстрелом
    Фото: AP Photo/Marienko Andrew


    Вернемся к Харькову. Как я уже говорил, самый очевидный способ покинуть город – на поезде. Нам пришлось отказаться от этого варианта. Многочасовое ожидание на холоде и невероятная давка на самом вокзале для 85-летнего человека – огромный стресс. Бабушке было нужно сопровождение. Поэтому мы начали искать возможность выехать на автобусе. Машину-попутку практически невозможно найти, к тому же этот вариант более опасен, чем колонна автобусов.

    В «Фейсбуке» и «Телеграме» во всех возможных пабликах распространяется информация о многочисленных еврейских официальных организациях и волонтерских группах, помогающих с эвакуацией из Харькова. Обзвонив всех, мы поняли следующее: 

    Во-первых, Израиль официально не вывозит евреев и израильтян из восточных регионов Украины. Только из центральных. Особенно важно отметить, что служба «Натив», созданная когда-то именно для того, чтобы помогать евреям выезжать в Израиль в сложных ситуациях, не занимается этим сейчас. Потому что «очень опасно». Мне кажется, что если это не было бы «очень опасно», то евреи и израильтяне могли бы уехать оттуда самостоятельно. «Натив» был создан десятилетия назад не для организации израильских культурных центров. Эта служба существует, чтобы помогать евреям спастись.


    AP/Vadim Ghirda

    Во-вторых, полный провал в логистике всех государственных еврейских структур компенсируется, насколько возможно, невероятным жертвенным трудолюбием сотрудников всех этих организаций. Люди не спят неделями, пытаясь помочь. Кроме того, существует огромное количество неофициальных или полуофициальных групп, помогающих эвакуировать из Украины евреев и не только. Люди отдают себя целиком делу спасения незнакомых им стариков, женщин и детей. Каждая из этих групп заслуживает настоящей государственной награды за спасение жизней.

    Вы только вдумайтесь в абсурдность ситуации: доходит до того, что самоорганизованные волонтеры находят автобус и людей, которых нужно и можно срочно эвакуировать, но государство не дает на это ни денег, ни сопровождения. Волонтеры вынуждены собирать деньги со всего Израиля в социальных сетях, а также взимать за проезд с несчастных стариков по принципу «кто сколько может дать». И это продолжается по кругу.

    Повторюсь, речь про Харьков. Из-за отсутствия государственной помощи в вопросах безопасности и операций вокруг процесса эвакуации появляются разного рода интересанты, предлагающие вывозить людей в частном порядке за десятки тысяч долларов. Мутное болотце войны всегда привлекало авантюристов.

    AP Photo/Andrew Marienko

    Нам помог Стас Маневич и его группа волонтеров, а также доктор Беляль Абасс, который нашел автобусы и смелых водителей. Приехав во Львов, мы встретили множество волонтеров и представителей официальных организаций, готовых помогать. Особенно хотел бы выделить то, как искренне работают сотрудники МИДа и «Сохнута» здесь. Ну и, конечно, ХАБАД, готовый оказать вообще любую помощь. Хабадники рискуют всем, спасают, относятся к беженцам как к близким родственникам. Настоящая община.

    Мы отправили навстречу бабушке маму. Она прилетела в Варшаву и благодаря польским волонтерам на машине добралась до границы с Украиной. После перехода границы ей чуть было не пришлось заночевать на улице, потому что в области уже наступил комендантский час – он вводится с 22:00. От этого нас каким-то невероятным чудом избавил Максим Бабицкий: заместитель мэра Ришон-ле-Циона прилетел сюда со своей группой волонтеров помогать таким, как мы. Депутат горсовета Ришон-ле-Циона на пограничном переходе между Польшей и Украиной забрал маму моей жены, которую ни разу в жизни не видел, и вез ее через все возможные КПП несколько часов к бабушке. Утром он же на машине забрал обеих женщин и отвез обратно на границу, часами сопровождая их в очередях. 

    После перехода КПП мы нашли автобус, который довез маму и бабушку в Варшаву. Анкета на репатриацию нашей бабушки была заблаговременно заполнена нами онлайн. Уже во Львове нам прислали ее подтверждение, а это значит, что нам будет проще пройти консульскую проверку в Польше перед вылетом в Израиль (совет всем, кто эвакуируется похожим маршрутом, – сделайте это заранее. Ссылки тут: анкета «Сохнута», анкета «Натива»). Мы записались на консульскую проверку уже по дороге в Варшаву.

    Консульские проверки в Польше проходят в отеле Novotel в порядке живой очереди, но с предварительной записью. Через горячие линии «Натива» и «Сохнута» мы связались с ними заранее, предупредив, что бабушка в преклонном возрасте и очень плохо себя чувствует, ей нужна помощь. Нам назначили очередь на следующий день – пошли навстречу из-за возраста.

    Я не знаю, сколько сейчас консулов работает в Польше, но они явно перегружены, в коридорах – невероятные толпы. Очевидно, что такого количества консулов недостаточно, им нужно подкрепление прямо сейчас, чтобы принимать тысячи еврейских беженцев.

    Наш путь еще не завершен, но бабушка уже в безопасности. Остальные детали хоть и важны для нас, но несущественны для общей картины, поэтому их можно опустить.

    Вместо выводов

    Сотни сотрудников и волонтеров еврейских государственных организаций выполняют свой долг вопреки всему. Вопреки косной и неэффективной структуре, очевидным операционным проблемам, финансовым сложностям, неспособности руководителей государственных ведомств брать на себя ответственность за сложные решения.

    Донецк-война-в-Украине-российская-армия-Донецк-бои-за-Киев-Харьков
    Фото: AP Photo Vadim Ghirda

    Израильские дипломаты, работники «Сохнута», консулы «Натива» днями и ночами принимают людей, но по рукам и ногам связаны суматохой неорганизованности. Правила меняются каждый день. Всем этим людям нужна помощь прямо сейчас. Это очень важно. Параллельно с этим тысячи волонтеров без организаций, но с пониманием важности происходящего помогают всем и каждому – без какой-либо поддержки от государства делают это с ошибками, иногда трагическими.

    Все это вместе обнажает главное: еврейские профессиональные организации нужно реформировать. Существующая модель неэффективна. И если эта страшная война и этот невероятный исход евреев из Украины не повод начать такой процесс, то лучше тогда закрыть их все и создать на их месте новые. 

    Благодарности: Алекс Кушнир, Стас Маневич и его группа эвакуации, Стелла Вайнштейн и ее группа волонтеров, Питер Коломиец, ХАБАД-Украина, Максим Бабицкий и его группа волонтеров, Надя Климович из МИДа, Илья Липецкер, Александр Беляев, Рома Гольдштейн, незнакомая мне Александра из «Сохнута», Семен Ротштейн, Валерия Мейер, Женя Кудрицкий, Авишай Демьянов, доктор Катя Нельсон, доктор Беляль Абасс. 

    Есть и многие другие, всех не перечислить. Спасибо за все, что вы делаете для тысяч людей в это сложное время!

    Марк Новиков, «Детали». √ AP Photo/Andrew Marienko/Vadim Ghirda

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend