Исламофобия по-французски

В начале 2000-х годов Николя Саркози, занимавший тогда пост министра внутренних дел Франции, провел закон, запрещающий носить религиозные знаки отличия в публичных местах, и в частности — в учебных заведениях.

Процесс этот был запущен еще Жаком Шираком, а Саркози его завершил. Закон быстро перекрестили в «запрет на вуаль», — потому что он запрещал ношение хиджаба, закрывающего лицо женщины. Он стал камнем преткновения между мусульманскими общинами Франции и правительством. Против запрета высказались практически все лидеры мусульманских общин, а также доктор исламских наук Тарек Рамадан, приходящийся внуком Хасану аль-Банне, основателю исламского движения «Братья-мусульмане».

Рамадан, которого до 2018 года считали одним из наиболее успешных представителей «второго поколения» мусульманских иммигрантов в Европе, обратился к мусульманам Франции с просьбой «не подвергать женщин опасности и разрешить им носить в школах бандану вместо хиджаба». На следующий день тысячи мусульманок пришли в школы в банданах, и СМИ объявили их символом протеста.

Тогда Рамадан вторично обратился к мусульманам Франции, объяснив, почему они обязанны носить исламскую одежду в немусульманских странах: «Каждый мусульманин является свидетелем того, что есть Аллах. Когда видят мусульман, вспоминают, что Аллах есть и Он един. Это и есть Даава (исламская пропаганда). Также, чем больше мусульман будут носить традиционную одежду на публике, тем меньше нас будут бояться. Маленькие дети, которые растут сегодня рядом с соседкой, которая носит хиджаб, не будут в будущем пугаться мусульман. Это важно для нас всех».

С тех пор прошло много времени, «закон о хиджабе» на улице успешно игнорировали, а в парламенте и муниципалитетах им успешно манипулировали то правые, то левые политики, пытаясь набрать побольше голосов у своих потенциальных избирателей.

Поскольку во Франции религия отделена от государства, религиозные школы государством не субсидируются, они являются частными. Во Франции были открыты несколько сетей частных мусульманских школ, в которых никто не запрещал носить исламскую одежду, а порой даже запрещали приходить в светской одежде. Например, салафитская образовательная сеть Oumma Schools, действующая в последние годы а территории Франции и Британии, не позволяет учащимся приходить в школу без исламских аттрибутов одежды.

Новый кризис в отношениях с местными мусульманами произошел после ряда терактов, среди которых наиболее смертоносным был теракт в театре Батаклан, в ноябре 2015 года. Тогда погибли 137 человек, еще сотни были ранены. Террористы использовали автоматы АК-47 и пояса со взрывчаткой. Оружие, как позже выяснилось, хранилось в квартирах террористов в парижских районах Сен-Дени и Клиши-су-Буа, в которых мусульманское население стало большинством за последние десятилетия. Террористы оказались французами и бельгийцами второго поколения иммигрантов, давшие присягу верности ИГИЛ. После этого за полтора месяца после теракта более 90 мечетей салафитского толка было закрыто властями по подозрению в подстрекательстве к терористической деятельности.

По сути, было ясно, что Франция извлекла один урок из ситуации: местные мусульмане проходят процесс радикализации, и его надо как-то остановить. Вывод, несомненно, правильный — однако меры, которые предпринимают там сегодня в связи с этой ситуацией, иначе, как попыткой наклеить пластырь на оторванную конечность, не назовешь.

Одной из таких мер стал новый циркуляр французского Министерства просвящения. Он был опубликован в конце прошлой недели и запрещает, начиная с 1 сентября, носить какие-либо религиозные символы в школу — включая крест, кипу, хиджаб, и т.д. Также нельзя будет отказываться от участия в уроках физкультуры во время поста месяца Рамадан; нельзя отказываться пожать руку учителю или директору противоположного пола; нельзя плавать в буркини в бассейне на уроках совместного плавания в школах; нельзя отказываться от экскурсий в музей, где, как часть школьной программы, дети рисуют с обнаженной натуры.

Также для того, чтобы избежать запомнившегося Минпросу конфуза с банданами, отдельно написано, что любое покрытие головы — даже символичное, как, например, широкая лента или обруч — разрешены только одноразово, и не часто, если их носят в виде украшения. А если ленту, или обруч, или шапку ученик или ученица будут носить постоянно, это станет поводом для исключения, т.к. аксессуар будет считаться… религиозной символикой!

Несмотря на то, что эти законы обращены ко всем конфессиям, все понимают, что они призваны сократить именно количество исламской атрибутики в публичном пространстве. То самое исламское присутствие, к которому призывал несколько лет назад Тарек Рамадан.

Меры эти носят откровенно исламофобский характер. Именно в таком свете они рассматриваются не только мусульманской и еврейской общинами Франции, но и многими французами, не имеющими ничего общего ни с исламом, ни с иудаизмом.

Чего можно ожидать в будущем? Мусульмане уже сейчас организуют новую сеть частных религиозных школ для детей. На частные школы эти законы не распостраняются. Но частные школы также не контролируются Минпросом, и дисциплины, которые там изучают, также не проверяются. Новый закон приведет к еще большей радикализации мусульман Франции, не задев при этом французских евреев, которые в массе своей учатся в частных еврейских школах.

Доктор Дина Лиснянская – специально для сайта «Детали». Фото: Эяль Туаг


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend