Люди искусства, бойтесь искусственного интеллекта!

В октябре прошлого года стук аукционного молотка раздался в здании знаменитого аукционного дома «Кристиз». Продано! За «Портрет Эдмонда де Белами» были заплачены 432 тысячи долларов, в 45 раз больше его предполагаемой стоимости.

С расстояния нескольких метров это произведение искусства напоминает пост-модернистский вариант портрета, написанного в эпоху Ренессанса. На небрежно выписанном и незаконченном фоне изображен расплывчатый портрет человека. Его лицо не в фокусе, черты лица несимметричны. Потертый костюм выглядит так, как будто он пострадал от растворителя краски или от времени. И чем больше мы приближаемся к картине, тем более усиливается чувство дискомфорта. И дело не только в гротескной картине, которая становится все более ясной, – пустые глаза, отсутствующий нос – но и в пикселеобразной структуре произведения. То, что издалека кажется человеческой небрежностью, вблизи оказывается хорошо продуманной и инженерно выверенной работой. Это тревожит, даже если изначально знать, что автором картины является искусственный разум, который создал эту работу, основываясь на 15 тысячах портретов, написанных в период с XIV по XX век.

Идея позволить машине автономно заниматься творчеством возникла более 50 лет назад и она будет воплощена в разных областях – от пластического искусства до музыки и кинематографии. В большинстве случаев до сих пор можно понять, что речь идет о произведениях искусства, которые не были созданы человеком. Первые работы, сделанные на компьютере, выставлялись еще в 60-е годы прошлого века в престижных галереях, но с тех пор и по сегодняшний день алгоритмическое искусство остается, в основном, геометрическим. Часто оно является визуально привлекательным, но редко берет за душу..

В литературе и кино процесс творчества намного сложнее, ибо, в отличие от живописи, сюжет не может быть слишком абстрактным. Это ощущается в романе «1the Road», основанном на путевых заметках искусственного интеллекта в США, созданном с помощью микрофона, видеокамеры и прибора GPS. Та же проблема – в фантастическом фильме «Zone Out», куда включены сцены из старых фильмов, объединенные в новый фильм с помощью оригинального сценария и музыки, созданными компьютером. Несмотря на то, что все, казалось бы, сделано правильно, конечный результат получился абсолютно безумным.

Область, в которой алгоритмы продвинулись больше всего, это – музыка, которая является, по всей видимости, самым «математическим» из искусств, в том смысле, что она легче всего поддается анализу. Программа DeepJazz, которая обучает импровизации в стиле гитариста Патрика Мэтини, была создана всего за 36 часов студентом из университета Принстон. Еще более убедительных результатов, которые запутали даже специалистов по музыке, добилась система EMI, которая представила впечатляющие произведения в стиле Вивальди и Баха.

Одно из возражений против создания новых алгоритмов в области искусства касается места, отведенного в искусстве его создателям. Есть те, кто обеспокоен, что программы типа «Спотифай» смогут не только предлагать нам в режиме реального времени песни, которые нам нравятся, но и создавать для нас новые музыкальные произведения, учитывая наш вкус – вплоть до точной копии тембра голоса нашего любимого исполнителя. В этой ситуации пострадают прежде всего сами люди искусства, а понятие авторских прав лишится всякого смысла. Опасения, что машины и роботы лишат людей заработка, существуют во многих областях, но вряд ли эти опасения оправданы в области искусств, где предложение обычно превосходит спрос, и поэтому оно и без того достаточно дешево.

Более интересным вопросом является то, способен ли искусственный интеллект перешагнуть этап подражания и внести весомый вклад в искусство. Когда художники Ренессанса впервые создали двухмерные картины с перспективой глубины, или когда Арнольд Шенберг изобрел новые тональные правила в музыке, результатом был шок, который привел к творческому прорыву. Может ли алгоритм, основанный на примерах из прошлого, прорваться сквозь их границы и ограничения, создавая нечто новое, что удивит и станет новым словом в искусстве? Трудно сказать. Вместе с тем, если еще вообще возможны прорывы в искусстве и мы не обречены на бесконечные вариации из уже имеющегося, ключ к этим открытиям может лежать через сотрудничество с искусственным интеллектом.

Победа компьютера Deep Blue над чемпионом мира по шахматам Гарри Каспаровым в 1997 году вызвала шок и до сих пор считается первым примером ситуации, когда машина смогла продемонстрировать изобретательность. Однако менее известен факт, что программисты совершенствовали программу в ходе соревнования, обучая ее, каким образом избежать попадания в одни и те же ловушки. Каспаров утверждал, что IBM жульничала, но он не стал фокусироваться на поражении и цепляться за собственные достижения в старом мире. Вместо этого он стал учредителем новой разновидности шахматной игры, где люди соревнуются друг с другом, прибегая к помощи компьютеров, которые готовят человеческих игроков к различным сценариям развития событий. Результатом стали красивейшие партии, которые доказали, что алгоритмы не только не уничтожили изобретательность и стиль, присущие людям, но улучшили их в несколько раз.

Область искусства является особенно плодотворной для искусственного интеллекта, если мы освободимся от романтических идей, согласно которым искусство обязано быть результатом индивидуального человеческого творчества, сознания, которое удивляет само себя в этом процессе и творит из ничего, с чистого листа. Портрет Эдмонда де Белами, к примеру, не является созданием гения, а стало результатом коллективных усилий: искусственного интеллекта, группы его создателей и 15 тысяч картин, которые были проанализированы в ходе создания нового портрета.

Чтобы понять, может ли искусственный интеллект внести свой вклад в искусство, нужно ответить на вопрос, где он может нас удивить.

Джон Сапко и Билл Симан, музыканты и музыкологи из университета Дьюка, раздвинули границы человеческого воображения при помощи программы, которая анализировала гармонические обороты и использовала разнообразные музыкальные базы данных: записи акустических и электронных инструментов, дигитальный шум, музыкальные дорожки к документальным фильмам 70-х годов и тому подобное. Исходной точкой исследователей была теория, что человеческая способность сочинять музыку ограничена из-за небольшого объема человеческой памяти и тенденции опираться на уже известные гармонические обороты. Однако человеческие ограничения не распространялись на созданную ими программу. Таким образом, эти двое нашли источники для вдохновения в интересных идеях, разработанных компьютерным разумом. Результаты, предложенные системой, были использованы ими для создания альбома, названного газетой «Нью-Йорк таймс» одним из лучших музыкальных произведений 2014 года.

Искусственный интеллект может также создавать литературные произведения и кинематограф нового типа. «Гарри Поттер и портрет, напоминающий горстку пепла» был создан искусственным интеллектом после того, как тот изучил и обработал книги Дж.К. Роулинг. Компьютер не смог дойти до уровня оригинала, но, с другой стороны, можно воспринимать этот текст, как взгляд на подсознательный уровень оригинальных книг. Эта книга описывает ситуацию, в которой роману мог бы присниться сон с его содержанием, так же как человек видит сны о своей жизни. Результат, может быть, и неудовлетворительный, но там имеется потенциал, который может обеспечить неожиданный взгляд на искусство, созданное человеком. Сюрреалистическая мозаика из существующих жанров может даже послужить основой для создания новых видов искусства. Трудно предсказать, насколько вероятен прорыв в этом направлении, однако, как сказал ученый в фильме «Zone Out»: «Это будет приятной ошибкой. Ты не знаешь, куда это все идет».

Бар Хаюн, «ХаАрец». И.М. К.В. 

На фото: портрет Эдмонда де Белами. Фото: Wikipedia public domain


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend