Sunday 28.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Iranian Presidency Office via AP
    Iranian Presidency Office via AP

    Ирану нечего опасаться США и Израиля

    Перед возобновлением переговоров о ядерной сделке, которые запланированы на следующую неделю в Вене, Иран может сам себя похлопать по плечу. С точки зрения нарушения санкций прошлый месяц выдался очень удачным.


    Танкеры доставили за границу 170 000 тонн иранской нефти, не встретив на своем пути никаких помех. Это около 1,2 млн баррелей. Отметим, что стоимость одного барреля в течение последнего полугода выросла с 25 до 76 долларов.

    Доход Ирана от продажи нефти составил в минувшем месяце около 90 млн долларов. Примерно столько же он заработал в августе и сентябре, и наверняка что-то похожее получится в ноябре. Таким образом, в 2021 году Иран выручит от продажи 1 млрд долларов – это равняется годичному бюджету «Хизбаллы». Неплохо для режима аятолл, всеми силами пытающегося не допустить крушения своей экономики.

    Под американским давлением Израиль несколько месяцев назад прекратил атаковать иранские танкеры, доставляющие нефть в Сирию. Около 60 процентов иранской нефти направляется в Китай, 25 процентов уходит контрабандой в неизвестном направлении, а оставшиеся 15 процентов поступают в Сирию, Венесуэлу (каждая из этих стран получает по 6 процентов) и Россию. Но особое беспокойство Иерусалима вызывает тот факт, что иранскую нефть без зазрения совести покупают и Объединенные Арабские Эмираты.


    Выполнять собственные решения

    О нарушениях Тегераном режима санкций регулярно сообщает некоммерческая американская организация Союз против ядерного Ирана (UANI). В ее работе принимают участие бывшие дипломаты, сенаторы и другие высокопоставленные деятели из США и других стран. У Израиля есть только один представитель в Совете директоров  UANI – это бывший руководитель «Моссада» Тамир Пардо.

    Уже  в течение нескольких лет эта организация призывает к ужесточению санкций против Ирана, который, тем временем, продолжает наращивать свои ядерные возможности. Для того, чтобы не допустить появления иранской атомной бомбы, на данном этапе не надо использовать военную силу и бомбить реакторы и центрифуги.

    Пока было бы достаточно американских санкций, направленных против всех частных лиц, компаний или стран, покупающих иранскую нефть. Чтобы сделать это, не нужны новые законы и регуляции. Для этого американской администрации нужно просто выполнить собственные решения, определяющие ее политику по отношению к Ирану.

    Перед подписанием ядерной сделки в июле 2015 года США, с помощью предоставленных Израилем данных, оказывали жесткое давление на любую компанию или страну, уличенную в торговых связях с Ираном. Это были так называемые вторичные санкции. В то время почти все страны мира, включая Китай, избегали торговли с Ираном, опасаясь, что это нанесет удар по их экономическим отношениям с США.

    Но после того, как США в 2018 году вышли из ядерной сделки, Вашингтон прекратил применять вторичные санкции. Это касается и бывшего президента Дональда Трампа, и его преемника Джо Байдена.


    Таким образом, уже на протяжении нескольких лет США игнорируют нарушение санкций со стороны Ирана. Бывший постоянный представитель США в ООН Никки  Хэйли, входящая в Совет директоров UANI, призывает Белый дом просто выполнить собственные решения и вновь ввести санкции против Китая и других стран, покупающих иранскую нефть.

    Несомненно, это оказало бы серьезное влияние на социально-экономическую ситуацию в Иране и вынудило бы его руководителей занять более гибкую позицию на переговорах о ядерной сделке.

    Но у Байдена другие внешнеполитические приоритеты, не связанные с иранской ядерной программой и проблемами Израиля. В этой ситуации Иран может позволить себе ужесточить тон. Поэтому он продолжает обогащение урана с помощью усовершенствованных центрифуг, которые работают быстрее и качественнее, чем раньше.


    Все это является нарушением обязательств, данных Ираном МАГАТЭ, и – что еще более важно – это нарушает условия ядерной сделки, под которой до сих пор стоит подпись Ирана.

    На пороге

    Опубликованный несколько дней назад отчет МАГАТЭ свидетельствует о том, что продолжающееся обогащение урана до уровня 20 и 60 процентов вплотную приближает Иран к созданию собственной атомной бомбы. В настоящее время Иран располагает материалом, необходимым для создания 25 килограммов урана, обогащенного до 93 процентов. Это достаточно для того, чтобы в течение трех недель собрать первую атомную бомбу, через два месяца – вторую, через три с половиной месяца – третью, через полгода – четвертую.

    Но обладание обогащенным ураном – лишь одно из условий, необходимых для создания атомной бомбы. Для этого нужны инженерные работы сборки ядерного устройства и создания взрывателя. Затем понадобится оборудование для оснащения ракет ядерными боеголовками. Всего этого у Ирана пока что нет. По оценке израильских, американских и западноевропейских спецслужб, для того, чтобы преодолеть этот разрыв, Ирану потребуется еще полтора года. Но и это еще не все. После этого Ирану нужно будет провести ядерные испытания.

    Все страны, обладающие ядерным оружием, проводили его испытания (это пять великих держав, а также Индия, Пакистан, Северная Корея и ЮАР). По сообщениям зарубежных источников, единственным исключением из этого правила является Израиль, хотя, по сообщениям тех же источников, в 1979 году израильские представители присутствовали на ядерных испытаниях, проведенных ЮАР. Впоследствии ЮАР отказалась от ядерного оружия.

    Решимость Ирана продолжать развитие своей ядерной программы свидетельствует о том, что эта страна уже оправилась от атак на свои реакторы, проведенных «Моссадом» в течение минувших полутора лет. Вашингтон не хочет прибегать к военной силе, и даже не хочет этим угрожать. США возражают против проведения подобной операции Израилем и выступают против акций саботажа на иранских ядерных объектах и ликвидации ученых, участвующих в создании иранской атомной бомбы.

    Израиль остался совершенно одинок, с ограниченными возможностями действий и с выжженной землей, оставленной иранской политикой Биньямина Нетаниягу. Премьер-министр Нафтали Беннет проявил себя как слабый политик, не имеющий четко выстроенного плана. У Нетаниягу была своя линия, пусть негибкая и непродуктивная, но у Беннета нет даже этого. Вместе с министром обороны Бени Ганцем и начальником генерального штаба Авивом Кохави он все время повторяет мантру: «Мы рассматриваем все возможности». Какие возможности он имеет в виду? Военную операцию? Израильские ВВС неспособны отбросить иранскую ядерную программу на несколько лет назад.

    Беннет, Ганц и Кохави демонстрируют полное отсутствие творческого подхода. Идея создания «ракетных войск», которую впервые выдвинул бывший министр обороны Авигдор Либерман, также вряд ли может стать решением проблемы. Во-первых, ее реализация обойдется в миллиарды шекелей. Во-вторых, судя по сообщениям зарубежных источников, Израиль уже имеет ракеты «Иерихон», способные поразить любую точку на территории Ирана. А ракеты среднего радиуса действия, арсенал которых планирует увеличить Беннет, могут быть эффективно применены против Сирии, Ливана и, возможно, даже Ирака, но никак не против Ирана.

    Единственным человеком в окружении Беннета, доказавшим свое глубокое понимание иранской проблемы, является председатель Совета национальной безопасности доктор Эяль Хулата, до недавнего времени возглавлявший отдел стратегического планирования «Моссада». Он также занимался вопросами политики Израиля по отношению к США и Ирану. Но Хулата в одиночку не может справиться с неповоротливостью и неспособностью к каким бы то ни было действиям Беннета, Ганца и Кохави. При попустительстве этого триумвирата Иран, по всей видимости, скоро окажется на пороге создания атомной бомбы и сможет собрать ее, как только этого захочет.

    Нынешняя ситуация далека от того, чтобы быть благоприятной. Израиль вскоре может оказаться в полной зависимости от доброй воли Ирана. Израильские политические и военные лидеры, а также руководство спецслужб должны прийти в себя и заняться поиском нестандартных решений иранской проблемы. Именно это должно стать главной задачей руководителя «Моссада» Давида Барнеа.

    Йоси Мельман, «ХаАрец», Б.Е. На снимке: бойцы КСИР на параде. Iranian Presidency Office via AP˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend