Иранский протест: вопросов больше, чем ответов

Вопреки тому, как это преподносит пресса, демонстрации против иранского режима начались еще несколько месяцев назад. Их участники выражали недовольство не только скверным экономическим положением. Доктор Тамар Илам-Гиндин, иранист из центра Эзри по изучению Ирана и Персидского залива, отмечает: на самом деле протесты продолжаются уже несколько месяцев, однако они не были настолько значительны, чтобы получить освещение в прессе. Там осквернили мечеть, тут избили священнослужителя, здесь прошла демонстрация против коррупции, на которой слышались призывы восстановить власть шаха…

«Эта волна протестов прокатилась по всему Ирану. После того, как СМИ сообщили о антикоррупционном митинге в Мешхеде, начались другие демонстрации: еще три в тот же день, и несколько городов присоединились в пятницу. В субботу демонстранты вышли и на улицы Тегерана. Уникальность этих событий в том, что каждая такая демонстрация невелика, однако они проходят повсюду, и в них участвуют жители сотен населенных пунктов, — пишет она. — Темы первых демонстраций были экономическими. На них протестовали против дороговизны жизни, коррупции, возмущались экономическим положением в целом. Люди выражали разочарование тем, что «ядерная сделка» не привела к желаемым улучшениям. Возможно, это одна из причин того, что вначале режим позволил демонстрантам «выйти из-под контроля» и не подавил протесты сразу.

Но очень быстро стало ясно, что экономический вопрос был только одной, не самой важной причиной недовольства людей. От первоначальных лозунгов — «Смерть Рухани» и «Казнить коррумпированных чиновников» демонстранты перешли к экономическим заявлениям с политическим контекстом, например: «Люди нищенствуют, а Хаменеи повелевает, как Бог». Позже к ним добавились и такие лозунги, как «Они превратили ислам в лестницу и растоптали нас», «Смерть диктатору», «Реформатор, консерватор – история закончена». Это показывало уже, что демонстранты хотят избавиться от исламской республики и видят свою страну светской демократией.

Есть мнение, что демонстрации начались от имени режима, но вышли из-под контроля. Иранцы полагают, что консерваторы, являющиеся реальной правящей партией, запустили механизм демонстраций, стремясь избавиться от президента Рухани, который, по их мнению, слишком открыт для Запада. Митинги стали радикальным и недвусмысленным выражением недоверия к системе, с требованием ее изменить. По-видимому, протесты были скоординированы и спланированы заранее; есть лидер по имени Мухаммед Хусейни, уволенный телеведущий — но нет четкого плана и нет лидера на будущее.

В действительности иранцы не хотят восстановления монархии. Большинство ее сторонников находятся в изгнании. Во времена шаха тоже существовали грубые нарушения прав человека, не было свободы слова, а пытки в тюрьмах считались обычным явлением. Нынешние демонстрации призывали к созданию светской демократии, республики — а не монархии.

Одно из ложных утверждений, сделанное в ходе освещения демонстраций в СМИ — будто религиозные партии поддерживают режим. Но несмотря на то, что нынешний режим в Иране является клерикальным, есть аятоллы, которые не признают религиозный титул Хаменеи, и есть аятоллы, которые сидят в тюрьмах. И у каждого из этих аятолл есть последователи, которые являются религиозными людьми, но противостоят режиму.

А результат невозможно предсказать. Некоторые иранцы говорят о блокировке или замедлении интернета, другие не видят никаких изменений. Беспорядки стали более жестокими: демонстранты стреляют в полицейских, бьют витрины, жгут магазины, банки и офисы, связанные с режимом. Один из пользователей Twitter сообщил, что полиция сама бьет стекла и поджигает магазины, чтобы потом обвинить в этом протестующих. Одна из официальных интерпретаций заключается в том, что хулиганы используют волнения, чтобы нанести вред частному бизнесу.

Мы не знаем доподлинно, что происходит на самом деле сейчас — как же можно прогнозировать, что случится в будущем? Так же, как Запад не предвидел революции 1979 года, так и волна демонстраций на прошлой неделе удивила мир, хотя о недовольстве рядовых иранцев всем комментаторам и экспертам было известно уже давно, — заключает доктор Гиндин.

Доктор Тамар Илам-Гиндин, «ХаАрец». Л.К. Фото: Simon Dawson, Reuters

На фото: оппоненты президента ИРИ Хасана Рухани на митинге в Лондоне

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend