Monday 20.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Иранский флот как угроза Израилю

    В начале июня в Оманском заливе загорелся и затонул один из крупнейших кораблей иранского военно-морского флота «Хардж». Обстоятельства кораблекрушения неясны. Но помимо истории пожара и затопления иранской плавучей базы, эта история может положить начало для изучения иранской стратегической концепции и направлений развития иранского военно-морского флота. Об этом пишет Эяль Пинко  на сайте Israel Defense.

    Стратегические задачи

    «Хардж» был основной плавучей базой иранского военно-морского флота, он использовался для выполнения долгосрочных стратегических задач в качестве штаба и корабля снабжения. «Хардж» также участвовал в двух походах в Сирию, проведенных иранским ВМФ в 2011 и 2012 годах, и в ряде походов в прошлом году для поставок нефти в Венесуэлу.

    Эти миссии с участием «Хардж» вывели в центр планов иранского командования стратегическое значение флота. Иранский флот был относительно запущен со времен ирано-иракской войны и упор делался на построение отдельного ВМФ "Корпуса стражей исламской революции", который подчиняется непосредственно командующему КСИР, а не военному командованию.

    Военно-морской флот КСИР отвечает за оборону Персидского залива и Ормузского пролива, и в последние десятилетия большое внимание уделялось его развитию, исходя из понимания того, что он должен иметь дело с ВМС США, у которых, естественно, имеется значительные превосходство на море и в воздухе. Так была выработана иранская асимметричная концепция ведения войны, основанная на скоординированных атаках нескольких десятков небольших катеров одновременно, разработан широкий спектр средств многомерного боя – с моря, под водой, с воздуха и с суши – против американского флота.

    Быстроходные катера

    Флот КСИР вооружен сотнями быстроходных катеров, кораблями с крылатыми ракетами повышенной дальности (до 500 км), торпедоносцами и минными тральщиками. Кроме того, ВМФ КСИР имеет сотни береговых ракетных батарей, передовые радиолокационные системы и около 30 мини-подлодок. При этом строительство обычных военно-морских сил было заброшено, корабли устарели, как и их боевые системы.

    В последнее десятилетие иранское руководство осознало, что Иран должен действовать в отдаленных морских регионах, таких как Аденский залив, Баб-эль-Мандебский пролив, Красное и Средиземное море. Оперативная деятельность в этих секторах создаст для Ирана сдерживающий потенциал, с одной стороны, а с другой – даст военные и политические достижения в виде проекции силы, сбора разведывательной информации и обеспечения свободы судоходства иранских судов.

    Важность свободы судоходства особенно возросла после жестких экономических санкций, введенных против Ирана президентом США Дональдом Трампом в 2018 году - из-за неспособности Ирана продавать нефть по всему миру. Иран, пострадавший от тяжелого экономического кризиса, стал искать творческие способы получать доллары.

    Он начал экспортировать пиратскую нефть в такие страны, как Сирия, Китай, Северная Корея и Венесуэла под носом США, которые возмущались, но ничего не сделали, кроме предупреждений.

    Сокращение дистанций

    Так началось новое признание значения иранского военно-морского флота. Теперь ему отводится важная стратегическая роль. Он стал энергично проводить стратегические военные учения с Китаем и Россией. У этих учений в основном дипломатическое значение, демонстрация флага, создание сдерживающего потенциала против США и сигнал, что Иран не одинок на поле битвы военно-морских сил в Персидском заливе.

    Военно-морской флот Ирана начал выполнять операции по борьбе с пиратством в районе Африканского Рога и в Красном море, ведет патрулирование, сбор разведданных, передает оружие проиранским силам и демонстрирует свое присутствие в Средиземном море и Атлантическом океане. Режим аятолл хочет показать, что может действовать против Израиля и США также недалеко от их берегов, а не только издалека.

    Чтобы реализовать стратегические амбиции Ирана, иранский военно-морской флот будет усилен новыми кораблями, подводными лодками, и будет оснащен лучшим вооружением, которое способна производить иранская промышленность. Ракеты, разработанные и изготовленные для ВМФ КСИР, также ставятся на корабли общевойскового флота. Еще одним нововведением стала интеграция беспилотных летательных аппаратов и беспилотных плавающих аппаратов.

    Военно-морской флот Ирана начал эксплуатацию плавбаз, таких как «Хардж», которые будут помогать ему вдалеке от иранского побережья. Три месяца назад было объявлено о спуске на воду новой плавбазы - торгового судна, которое было переоборудовано для использования в военных целях.

    Новый корабль сфотографировали с установленной на борту посадочной площадкой, с которой можно запускать вертолеты и БПЛА. Также возможно, что на борту нового корабля есть мини-подлодки, с помощью которых можно выполнять операции коммандос, сбор разведданных, глубинные атаки и нападения на морские пути очень далеко от берегов Ирана.

    «Хардж» был важным элементом иранского флота и позволял его боевым кораблям выполнять свои стратегические задачи. Сейчас он вышел из строя, но сохранилась способность иранского ВМФ быстро преодолевать трудности и переоборудовать дополнительные торговые суда для своих целей. Так, несмотря на изображения тонущего «Харджа», иранский флот быстро восстановится, и его миссии будут продолжены.

    В эти дни еще один конвой иранских военных кораблей и торговых судов направляется к Атлантическому океану, огибая Африку. Их пункт назначения пока неясен, они могут повернуть в Сирию через Гибралтарский пролив и Средиземное море, вместо того, чтобы продолжить запланированный маршрут в Венесуэлу. Иранский флот продолжает действовать и добиваться стратегических достижений.

    29 июня командующий ВМФ Ирана обнародовал планы открытия «центра международного сотрудничества» в юго-восточном портовом городе Чехбехар (ранее Бендер-Бехешти) на берегу Оманского залива.

    Командующий ВМФ контр-адмирал Хоссейн Ханзади выступил с речью на 7-м заседании военно-морского совета стран  Индийского океана (Indian Ocean Naval Symposium, IONS), проходившем на острове Реюньон, французском заморском департаменте в Индийском океане, недалеко от Мадагаскара.

    Иран является постоянным членом IONS и с 2018 года председательствовал три года в этой организации. В IONS входят 24 члена, включая Бангладеш, Индию, Мальдивы, Пакистан, Шри-Ланку, Иран, Оман, Саудовскую Аравию, ОАЭ, Кению, Маврикий, Мозамбик, Южную Африку, Танзанию, Францию, Австралию, Индонезию, Мьянму, Сингапур, Малайзию, Сейшельские острова, Таиланд, Восточный Тимор и Великобританию. В организации  8 наблюдателей – Китай, Германия, Италия, Япония, Мадагаскар, Нидерланды, Россия и Испания.

    «Детали» – в сотрудничестве с Israel Defense, И.Н. Фото: Wikimedia commons˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend