Главный » Безопасность » Иранские центрифуги под прицелом: как это делалось и делается

Иранские центрифуги под прицелом: как это делалось и делается

Чтобы проанализировать и попытаться понять серию взрывов и пожаров, которые сотрясали Иран на прошлой неделе, особенно взрыв на объекте по обогащению урана в Нетензе, нужно сделать небольшой экскурс в историю.

В августе 2002 года Национальный совет сопротивления Ирана, зонтичная организация, объединяющая всех эмигрантов и противников исламского режима, опубликовала секретную информацию о строительстве подземного завода по обогащению урана в районе Нетенза. В то же время выяснилось, что иранский режим создал завод по выпуску центрифуг в одной из промышленных зон Тегерана. Объект был замаскирован под завод электронных часов компании Kalaye Electric.

В отличие от Израиля, Иран подписал договор о нераспространении ядерного оружия, поэтому обязан отчитываться перед Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) о любом объекте, оборудовании или ядерном материале на своей территории. Обычная практика иранцев состояла в отрицании существования запрещенных объектов. Но под давлением МАГАТЭ и мировой общественности им приходилось признавать факты. Но даже после признания Иран всячески тянул время, чтобы не допускать международных инспекторов на завод центрифуг в Тегеране, на объект в Нетензе и другие объекты, связанные с ядерной программой. С тех пор инспекторы МАГАТЭ посещали иранские объекты с разной периодичностью.

По сообщениям зарубежных СМИ, израильские разведслужбы – «Моссад» и армейское подразделение радиоэлектронной разведки 8200 – разоблачили (конечно, с помощью разведслужб других стран) незаконную деятельность в Нетензе. Позже ЦРУ и британской MI6 стало ясно из информации, предоставленной покойным ливийским диктатором Муаммаром Каддафи, что иранские ученые-ядерщики создали центрифуги для обогащения урана на основе знаний и технологий, которые им тайно передал Абдул Кадыр Хан, отец пакистанской ядерной бомбы.

Открытие объекта в Нетензе стало тревожным сигналом для разведслужб в Израиле, США и ​других странах. Это свидетельствовало о решимости Ирана закончить свою ядерную программу любой ценой с помощью разных технологией, будь то обогащение урана или производство плутония. Согласно зарубежным СМИ, на этом фоне во время правления президента Джорджа Буша между Израилем и США быстро укрепилось оперативное сотрудничество в области разведки.

Среди прочего, были избраны тактики сбора разведданных (с помощью тайных агентов, прослушивания телефонных разговоров и компьютерного взлома), а также посредством более широкого проникновения в иранскую сеть закупок по всему миру, чтобы иранцы получали бракованное оборудование и неработающие технологии. Также была принята тактика срыва поставок оборудования в Иран, и причинение ущерба самим ядерным объектам.

Об одной из этих программ журналист Джеймс Рисен написал в 2006 году в книге «Состояние войны: тайная история ЦРУ и администрации Буша». Согласно книге, «Моссад» и ЦРУ планировали парализовать электросеть вблизи ядерных объектов Ирана с помощью электромагнитных импульсов. Эксперты, работающие на ЦРУ, отправились на полигон в Неваде, чтобы опробовать эти технологии на модели ядерного объекта, которую специально для этого там построили. В книге говорится, что «Моссад» вызвался доставить в Иран все необходимое для диверсии оборудование через своих местных агентов. Но в конечном итоге ЦРУ отказалось от этого плана,  как слишком опасного.

Сотрудникам спецслужб было ясно, что необходимы систематические, скоординированные международные операции, которые заставят Иран, как минимум, приостановить свою ядерную программу. Это включало внедрение компьютерных вирусов в пульты управления центрифугами в Нетензе производства немецкой компании Siemens. Специально разработанный вирус назвали Stuxnet, а совместная операция «Моссада», ЦРУ, подразделения 8200 и его аналога в американской армии по внедрению вируса называлась «Олимпийские игры».

Больше новейших центрифуг

В 2009 году разведслужбы обнаружили, что иранцы построили еще один объект по обогащению урана в Фордо, недалеко от священного города Кум, причем построили глубоко под горой, на большей глубине, чем объект в Нетензе, чтобы его было трудно уничтожить. Кстати, у ВВС Израиля нет глубинных бомб, разрушающих бункеры — только у США.

Также оказалось, что иранским специалистам удалось усовершенствовать центрифуги, приобретенные в Пакистане. Теперь они способны обогащать большее количество урана за меньшее время.

Сразу после этого один за другим стали погибать иранские ученые-ядерщики, ответственные за самый критический этап производства ядерного оружия. Хиллари Клинтон, которая тогда была госсекретарем США, официально заявила, что ее страна непричастна к этим ликвидациям. Мировые СМИ приписывают эти операции «Моссаду».

Согласно зарубежным СМИ, в этих операциях «Моссаду» помогали иранские оппозиционные подпольные группы, а также внедренные агенты. Всем было ясно, что ликвидированных ученых заменят другими, но у этих операций был сильный психологический аспект. Каждый иранский ученый боялся за свою жизнь, многие из них отказывались от участия в секретном военном проекте.

Соединенные Штаты добились введения санкций против Ирана. Эта резолюция была принята Советом безопасности ООН, что усилило дипломатическое и экономическое давление на Иран. Здесь «Моссад» также сыграл важную роль, занимаясь сбором информации об иранских компаниях и международных организациях для финансирования иранской ядерной программы, против которых вводились санкции.

Экономика Ирана сильно пострадала, и в 2013 году иранцы согласились начать переговоры, в результате которых в июле 2015 года было подписано международное ядерное соглашение, или «ядерная сделка».

Большинство высокопоставленных израильских специалистов в сфере безопасности и разведки выражали мнение, что, несмотря на очевидные недостатки, сделка была наименее плохим из всех возможных вариантов. Но премьер-министр Биньямин Нетаниягу думал иначе. И начал делать все возможное, чтобы сорвать это соглашение. Угрозы Нетаниягу и тогдашнего министра обороны Эхуда Барака в сочетании с регулярными учениями ВВС ЦАХАЛа создали впечатление, что военный удар неизбежен. Это был один из самых успешных блефов в истории.

В марте 2015 года Нетаниягу также выступил перед членами конгресса США, настаивая на аннулировании ядерной сделки, которую поддерживал тогдашний президент Барак Обама.

Главная задача

В 2016 году Йоси Коэн был назначен директором «Моссада». Как он сообщил коллегам, его основная задача — получить доказательства того, что Иран нарушает ядерную сделку. Одним из его главных достижений стало проникновение в ядерный архив Ирана в январе 2018 года и похищение его содержимого, которое было доставлено в Израиль (на этой неделе Нетаниягу продлил срок полномочий Коэна еще на шесть месяцев — до июня 2021 года). Но даже эта впечатляющая разведывательная победа не принесла дипломатических результатов. Мир продолжал придерживаться своей прежней позиции: ядерное соглашение останется в силе.

В 2018 году президент Дональд Трамп с подачи Нетаниягу объявил, что США в одностороннем порядке расторгают ядерную  сделку. После этого Иран начал демонстративно нарушать условия соглашения. В том числе возобновив усилия по модернизации центрифуг.

На этом фоне и развернулись последние события в Иране. Произошло четыре взрыва: в рентгеновской лаборатории в Тегеране; на ракетной базе в Парчине (где базировалась военная ядерная программа Ирана); электростанция в Ахвазе (где проживает арабское меньшинство Ирана); и на объекте по обогащению урана в Нетензе.

Выступая на этой неделе, министр обороны Бени Ганц и министр иностранных дел Габи Ашкенази дали традиционные для Израиля комментарии по этому вопросу. Ашкенази заявил, что Израиль не позволит Ирану разрабатывать ядерное оружие. Ганц пояснил, что не каждое необычное событие в мире связано с Израилем. Он отметил, что в истории Ирана происходили крупные аварии из-за неправильного технического обслуживания и устаревшего оборудования, что стало результатом международных санкций.

Ганц и Ашкенази знают то, что часто повторял покойный директор «Моссада» Меир Даган: «Иран — это мозаика этнических групп» (включая арабов, курдов, белуджей и азербайджанцев), которые недовольны режимом и сформировали оппозиционные группы. Согласно зарубежным СМИ, некоторые из этих подпольных группировок получают помощь от ЦРУ и «Моссада».

Вполне возможно, что заявления двух израильских министров вместе с мнением Дагана дают объяснение тому, что в настоящее время происходит в Иране. Израиль делает абсолютно все, чтобы помешать Ирану продолжать ядерную программу, в то время как в самом Иране есть благодатная почва для всевозможных техногенных катастроф, диверсий и терактов.

Независимо от того, несет ли Израиль ответственность за эти взрывы, сам факт, что иранцы обвиняют в этом Израиль, сильно повышает престиж израильской разведки. Одновременно иранцы наносят ущерб собственному моральному духу и самооценке. Заявит ли Иран, каким будет ответ? Против кого он будет направлен? Кибератака на израильские гражданские объекты, как это произошло в начале года, стала лишь одним из возможных вариантов.

(Как пишет сегодня, 8 июля, в «ХаАрец» Амос Харэль, ссылаясь на Саймона Хендерсона – опытного исследователя, сотрудника Вашингтонского института ближневосточных исследований, в регионе началась «своего рода ядерная война».

В статье, опубликованной на американском сайте The Hill, Хендерсон пишет: «По оценке многих, Израиль стоит за взрывом на комплексе центрифуг в Нетанзе в Иране на прошлой неделе. Спутниковые фотографии показывают, что во время взрыва объект, на котором производились усовершенствованные центрифуги, был в значительной степени разрушен».

Теперь иранцы должны обходиться более старыми центрифугами для обогащения урана, IR-1. Однако их недостаточно для обогащения урана до высокого уровня, пригодного для производства ядерной бомбы. По словам Хендерсона, разведки утверждают, что Иран снова начал производить более совершенные центрифуги IR-2, необходимые для этой цели.

По его оценкам, после взрыва производственный объект больше не сможет использоваться для этой цели, и сомнительно, что у Ирана есть альтернатива. Ядерная программа Ирана откладывается на месяцы, если не на годы. Эта оценка соответствует аналогичным, приведенным различными источниками в разведслужбах за последние несколько дней: программа будет отложена на срок от года до двух лет — прим. «Детали»)

Йоси Мельман, «ХаАрец», Ц.З. На снимке: презентация Нетаниягу. Фото: Коби Гидеон, GPO˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend