Thursday 29.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Sepahnews via AP
    Sepahnews via AP

    Почему иранская ядерная программа не угрожает Израилю

    Иранская ядерная программа обсуждается в израильских СМИ почти ежедневно в трех аспектах: как угроза существованию государству, как цель активных операций Израиля по противодействию и как предмет нынешних переговоров между «шестеркой» и Ираном.

    Что касается первого аспекта, Нетаниягу часто предупреждал об иранской угрозе существованию Израиля, теперь премьер-министр Нафтали Беннет продолжает ту же линию противодействия соглашению (хотя и менее драматично).

    Что касается второго аспекта, то приписанные Израилю нападения на все, с чем связан эпитет «ядерный», включая предполагаемую атаку гражданской атомной электростанции, снабжающую электроэнергией жителей Тегерана, в определенной степени наносят ущерб иранской ядерной программе. В то же время, в основном из-за хвастовства ими, атаки повышают мотивацию Ирана найти адекватный ответ.

    Я хочу оспорить первый и центральный тезис (который оказывает влияние на все остальное), по которому иранская ядерная программа представляет экзистенциальную угрозу для Государства Израиль. На мой взгляд, иранская ядерная программа не направлена против Израиля, и Иран не намерен атаковать Израиль ядерным оружием.

    Следовательно, вся деятельность Израиля, основанная на предположении об угрозе существованию, является серьезной стратегической ошибкой, цена которой может быть столь же серьезной, а возможно, даже более высокой, чем ядерная атака на Израиль.

    Вопрос в том, почему Иран вообще хочет (вопреки его отрицаниям) ядерную бомбу. Для этого есть две причины: первая заключается в том, что, как и Северной Корее, Тегерану нужен страховой полис от попыток свергнуть режим аятолл, будь то напрямую или посредством помощи противникам режима внутри страны.

    Каждый раз, когда в Иране вспыхивают беспорядки, эксперты в израильских СМИ начинают обсуждение того, могут ли беспорядки свергнуть режим. Режим аятолл уверен в своей способности подавить эти беспорядки, но не уверен, что внешний фактор - израильский или какой-либо другой - не попытается использовать их или другие слабости, чтобы помочь извне с переворотом. Против этого была бы очень эффективна ядерная угроза.

    Вторая причина, по которой Иран заинтересован в ядерном оружии, заключается в том, что такое оружие даст ему свободу хозяйничать в регионе Персидского залива. У Ирана есть экономические интересы, которые противоречат интересам Саудовской Аравии и стран Персидского залива, и у него довольно много трений с ними. Ядерная угроза может стать ответом Ирана на попытки задеть его интересы.

    И сейчас уместно вспомнить гигантского слона в комнате, который по какой-то причине не обсуждается и которого никто не упоминает, и это - израильское ядерное устрашение. Мировые СМИ уверяют, что у Израиля есть 200 ядерных боеголовок, из которых около 100 особо мощных (водородные бомбы). В соответствии со своей политикой неопределенности, Израиль не комментирует эти публикации. С точки зрения устрашения важно не то, что якобы находится в арсенале, а то, что враг думает об этом.

    Здесь я хочу коснуться некоторых существенных различий между обычным и ядерным оружием, которые имеют значение для их потенциального применения. В то время как обычное оружие имеет иерархию мощи, и его использование в ограниченных масштабах не обязательно приведет к началу войны, ядерные бомбы имеют мощность в десятки килотонн тротила, поэтому их использование неизбежно приведет к войне.

    Это не означает, что обычное оружие в больших количествах не может сравниться с ядерным. Военные комментаторы сравнивают массированную бомбардировку Дрездена во время Второй мировой войны, с точки зрения ее мощности и причиненного ущерба - с ядерным ударом по Хиросиме.

    Второе различие между обычным и ядерным оружием заключается в самом разоблачении его существования. Хотя иногда по тактическим причинам хотят скрыть существование обычного оружия определенного типа, например, чтобы обладать фактором внезапности, в случае ядерного оружия,  предназначенного для угрозы и сдерживания, а не для использования  (кроме крайних случаев), его способность создавать сдерживающий потенциал зависит от знания о его существовании.

    Если ядерное оружие скрыто, то с точки зрения сдерживания его как будто не существует. Северная Корея, например, поспешила заявить, что у нее есть водородная бомба, хотя ее первые испытания провалились, и только после этого объявления она провела успешные испытания.

    Последнее и очень важное различие между обычным и ядерным оружием - это возможность его применения. Хотя обычное оружие используется постоянно, на ядерную бомбу действует строгое табу, которое с годами усилилось - с момента единственного (двукратного) применения во Второй мировой войне. Народы мира не допустят нарушения этого табу, если только не будет ясно, что над его использовавшим висела реальная опасность тотального разрушения противником.

    Теперь кратко остановимся на отношениях между Израилем и Ираном за последние десятилетия.

    До исламской революции между Ираном и Израилем существовал прочный союз, который включал присутствие около 1300 израильских советников в Иране. После революции формальные связи между двумя странами были полностью разорваны. В глазах иранского режима Израиль - маленький Сатана, как США - большой Сатана.

    Однако, несмотря на формальный разрыв, во время ирано-иракской войны Израиль продавал Ирану запчасти к американской технике, используемой иранской армией, на сумму около 2,5 млрд долларов. Это доказывает, что ненависть и громогласные заявления не обязательно предотвращают тайные связи, если есть общие интересы.

    В израильском обществе широко распространено такое мнение: Иран заявляет, что уничтожит нас. Как это можно игнорировать? Мы должны сделать все, чтобы этого не произошло. Но каждое такое утверждение следует рассматривать в правильном контексте.

    Когда Израиль наносит удары в Иране, признает это публично, хвастается и ставит Тегеран в конфузное положение, это создает проблему для иранского режима, особенно внутри страны. Такая ситуация представляет этот гордый народ беспомощным, неспособным контролировать то, что происходит в его стране.

    Следует изучить опасность угроз с учетом серьезности намерения иранцев уничтожить нас и их способности сделать это. Иранцы не имеют экономических или территориальных интересов, которые противоречат интересам Израиля, и, следовательно, им нет нужды уничтожить Израиль. Нельзя игнорировать их ненависть, но следует учитывать цену, которую они, вероятно, заплатят.

    Здесь необходимо вернуть в уравнение израильское ядерное сдерживание. Но прежде чем коснуться сравнения сил между Ираном и Израилем, я хочу сделать такое предположение: допустим, что ядерное сдерживание Израиля окажется блефом. Предположим, у Израиля нет ядерного оружия, и иранцы это узнают.

    Будет ли Иран тогда, приобретя ядерное оружие, использовать его для уничтожения Израиля? Ответ - нет. Из-за опасений, что нарушение табу приведет к использованию ядерного оружия и в других конфликтах, такие действия побудят США, при поддержке большинства стран мира, свергнуть режим в Иране.

    Что касается израильского ядерного сдерживания, иностранные СМИ  насчитали у нас несколько сотен ядерных боеголовок - количество, достаточное для полного уничтожения Ирана. С другой стороны, даже если Ирану удастся разработать несколько ядерных боеголовок и запустить ракеты с ними по Израилю (и преодолеть его системы обороны), это действительно будет критический удар, но не полное уничтожение. И, согласно зарубежной прессе, способность Израиля нанести ответный второй удар не будет нарушена.

    То есть в ядерной войне ясно, кто победит, пусть даже ужасной ценой. Я не знаю на протяжении всей истории лидера, который вступал бы в войну, зная, что он проиграет и его страна окажется на грани разрушения, и не думаю, что Иран первым поступит так.

    Так что для Ирана не может быть и речи о ядерной войне, и поэтому иранская ядерная программа не представляет реальной угрозы Израилю. Этот взгляд подкрепляется тем фактом, что у Ирана есть альтернативный, конвенциональный путь для массированного нападения на Израиль, который представляет собой реальную экзистенциальную угрозу (и Израиль в значительной степени несет ответственность за ее создание и существование) - это ракетная угроза со стороны «Хизбаллы».

    Нет необходимости в атомной бомбе, когда есть около 180 тысяч ракет малой дальности, около 14 тысяч тяжелых ракет большой дальности, а также все большее количество сверхточных ракет,  которые при внезапной атаке несомненно поставят под угрозу существование Израиля.

    Следовательно, единственный путь Израиля - поддержать действия американцев, одновременно пытаясь повлиять на соглашение, которое формируется между «шестеркой» и Ираном, и прекратить угрожать, что мы начнем независимые действия в Иране против ядерной программы.

    Что касается пользы и вреда ядерного соглашения: многие в израильском руководстве, как в прошлом, так и в настоящем, выражают свое мнение так: было бы лучше не заключать соглашение. Но поскольку ясно, что дело идет к соглашению, нужно на него повлиять в лучшую сторону.

    Ядерное соглашение, несмотря на его недостатки, намного лучше, чем его отсутствие. Его преимущества очевидны. И есть еще один момент, связанный с соглашением, который никак не освещается в СМИ и заключается в невозможности заявить о существовании ядерного оружия. Как уже говорилось, ядерное оружие предназначено для угрозы и сдерживания, а ядерное соглашение предотвращает или, по крайней мере, снижает возможность создания угрозы.

    Уже около десятка лет мы слышим, что Иран находится на расстоянии года и даже меньше от производства ядерного оружия - так что либо Иран сознательно воздерживается от создания бомбы, либо у него уже есть ядерное оружие, и он скрывает его от мира.

    На практике, даже если у Ирана есть такое оружие, ядерное соглашение предотвращает обнародование этого факта, и, следовательно, его использование в качестве угрозы.

    Недостатками соглашения являются его ограниченный срок и укрепление экономики Ирана, что позволит ему финансировать террористическую деятельность и поддерживать вооруженные шиитские формирования,  «Хизбаллу», ХАМАС и других. Исключение ракетной программы из соглашений также является недостатком. И все же преимущества соглашения перевешивают его недостатки.

    В такой ситуации следует пойти по трем взаимодополняющим направлениям:

    * Вступить в непрямые переговоры с Ираном, направленные на прекращение конфликта между нами. Мы будем продолжать решительно противодействовать разработке иранской ядерной бомбы, но прекратим военные нападения на объекты иранской ядерной программы. Со своей стороны, иранцы прекратят создание оплота в Сирии, вооружение «Хизбаллы» и производство высокоточных ракет.

    * Полностью поддержать обновленное ядерное соглашение и попытаться улучшить его в меру наших возможностей, не заявляя, что оно нас не связывает.

    * Стремиться к формальному военно-оборонительному союзу с Соединенными Штатами, который усилит потенциал сдерживание Израиля и, если возможно, включит другие страны в регионе (например, страны Персидского залива).

    Ноах Шамир, «ХаАрец», И.Н. На снимке: подземное хранилище ракет в Иране. Фото: Sepahnews via AP
    Автор - физик. Более 40 лет был старшим научным сотрудником негевского комплекса ядерных исследований и Комиссии по атомной энергии

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend