Иран получил возможность шантажировать Бени Ганца?

Два недавних события могут решить судьбу избирательной кампании: разумеется, ракетный обстрел из Газы и его возможные последствия, но не в меньшей степени известие о том, что иранские спецслужбы взломали мобильный телефон кандидата в премьер-министры Бени Ганца. Неожиданный обстрел палестинцами Гуш-Дана сейчас первенствует в заголовках. Но и новость, переданная по 12-му каналу ТВ, может иметь далеко идущие политические последствия. Не то, чтобы Биньямин Нетаниягу нуждался в этом: даже до этого предвыборная кампания «Кахоль-лаван» казалась вялой и нерешительной. Но новый скандал может отодвинуть партию начальников генштаба туда, где она не хотела бы себя видеть.

В последние два года, после избрания Дональда Трампа президентом США, в мире стал все шире использоваться русский термин «компромат» — уличающая информация, которую иностранные разведслужбы или враждебные силы могут использовать для своих целей в нужное время. У каждого человека есть секреты, более или менее компрометирующие его. И многие зачастую небрежно хранят часть этой личной информации на своих смартфонах. В последние годы с расширением кибершпионажа во многих странах — а Иран является одним из лидеров в этой области — также все больше усилий прикладывается для кражи информации с личных мобильных телефонов или частных компьютеров.

Знакомые считают Ганца честным и порядочным человеком. По сей день не удалось найти скелеты в его шкафу. Попытка обвинить его в сексуальных домогательствах во время учебы в школе потерпела неудачу несколько недель назад. Но сейчас  это совсем другая история: если иранцы взломали телефон бывшего начальника генштаба и кандидата в премьер-министры, следует предположить, что вся информация, бывшая на устройстве, находится теперь в их руках.

Это серьезное потрясение по двум причинам: во-первых, потому, что, возможно, здесь имела место небрежность видного отставного военного деятеля, человека, который в силу своей должности должен был точно знать, как следует обращаться с мобильным телефоном. Во-вторых, согласно информации СМИ, Общая служба безопасности (ШАБАК) предупредила Ганца о проникновении в его телефон пять недель назад, то есть в начале февраля. В это время Ганц основал свою партию и официально объявил, что баллотируется на выборах. Несколько недель спустя он объединился с «Еш атид» Яира Лапида, и объединенная партия поднялась на первое место в предвыборных опросах общественного мнения.

Другими словами, у Ирана теперь есть личная информация о человеке, который может стать премьер-министром Израиля или министром обороны. Если он также имеет информацию сомнительного свойства, — что всегда возможно – это может означать риск будущего шантажа, в удобное для иранцев время.

ШАБАК отказался комментировать сообщение на 12-м телеканале, что руководители службы безопасности сообщили Ганцу о проникновении в его телефон. Один из деликатных вопросов, вызываемых публикацией, что именно ШАБАК сообщил своему непосредственному руководителю — премьер-министру, который совершенно случайно еще и главный конкурент Ганца на выборах. Директор ШАБАКа Надав Аргаман известен, как независимый человек, который действует в соответствии со своими принципами и не стремится удовлетворить своих начальников. Так он пошел к Ганцу, не сказав об этом Нетаниягу? В этом деле все еще больше скрытого, чем явного.

Подобно выборам в США и британскому референдуму по Брекзиту, возможно, что в избирательной кампании Израиля также проявляются все темные явления, о которых эксперты предупреждали в последние годы, включая тайные кибероперации, личные разоблачения и попытки шантажа. Пока мы видим, что в игру вступил Иран, но не знаем, ограничится ли дело только им — сам Аргаман совсем недавно предостерегал в неявной форме о вмешательстве России в израильские выборы.

Амос Харэль, «ХаАрец», И.Н.
На снимке: Бени Ганц. Фото: Юваль Коэн-Ахаронов.
Фото предоставлено пресс-службой «Кахоль-лаван»

 


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend