Tuesday 07.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Vahid Salem
    AP Photo/Vahid Salem

    Иран готовит стратегический ответ на тактический провал

    Для иранского режима это был не лучший год. Он начался с убийства генерала Касема Сулеймани, бывшего командующего спецназом «Кудс» иранской революционной гвардии, и завершился убийством 27 ноября Мохсена Фахризаде, которого называют «отцом ядерной программы Ирана» (и который руководил ее военными аспектами). Между этими двумя убийствами Иран перенес тяжелые вспышки коронавируса, серьезный экономический кризис и жесткие международные санкции.


    Иран обвинил в убийстве Сулеймани США, которые публично взяли на себя ответственность, а также Израиль, как возможного партнера американцев. Но на этот раз Иран в первую очередь обвиняет Израиль.

    Трамп приостановил поток обвинений, что у него «украли» выборы, и, не вдаваясь в подробности, повторил твиты обозревателя газеты «ХаАрец» Йоси Мельмана об этой операции. А премьер-министр Биньямин Нетаниягу, решив ни в чем себе не отказывать, разместил в своих аккаунтах в соцсетях видео, намекая, что он «не все может рассказать» о том, что он сделал на благо народа Израиля за минувшую неделю.

    Профессор Фахризаде уже много лет привлекает внимание Израиля. Нетаниягу впервые назвал его имя в 2018 году, когда продемонстрировал миру иранский ядерный архив, украденный «Моссадом». Израильские и западные спецслужбы считали его человеком, хорошо осведомленным об иранской ядерной программе.


    Возможно, более важным, чем непосредственный ущерб, который его смерть нанесет иранской ядерной программе, является то, что она удержит других ученых от участия в ней. Люди, занятые в этом проекте – не солдаты и не склонны помещать себя в группу риска. Это ощущение, зародившееся в академических кругах, когда в начале прошлого десятилетия были убиты пятеро иранских ученых-ядерщиков (предположительно – Израилем), теперь лишь укрепится.

    Ядерная программа Ирана за эти годы перенесла серию ударов, приписываемых Израилю, США или им вместе. Помимо убийств, они включали в себя кибератаки, прежде всего вирус Stuxnet, который в 2011 году атаковал ядерные объекты Ирана.

    Самый последний и, возможно, самый мощный удар был нанесен в июле, когда в Натанзе взорвался таинственный ядерный объект. Считается, что это задержало программу примерно на два года.

    Но самая продолжительная задержка ядерной программы Ирана была вызвана «ядерной сделкой», подписанной администрацией Обамы в 2015 году – несмотря на все ее недостатки. Трамп вышел из международного соглашения в 2018 году; избранный президент Джо Байден, похоже, полон решимости восстановить его, хотя надеется наложить на Тегеран более жесткие санкции.

    Кто бы ни убил Фахризаде, он, опознав ученого и его окружение, продемонстрировал, что располагает точнейшими разведданными и обладает изощренными оперативными возможностями, что позволило ему ликвидировать ученого вместе с его телохранителями и ускользнуть с места операции целым и невредимым. Это еще раз доказало, что Тегеран очень уязвим для операций западной разведки. Уязвимым оказался даже человек, который знал, что его жизнь под угрозой, был весьма осторожен и держался в тени.

    Этому убийству предшествовало своего рода предварительное предупреждение, когда этим летом был убит высокопоставленный чиновник «Аль-Каиды», укрывавшийся в Тегеране. New York Times сообщила о его убийстве всего несколько недель назад и приписала его совместной израильско-американской операции.


    Та же газета недавно утверждала, что Трамп рассматривает возможность нанесения авиаудара по ядерным объектам Ирана в период между выборами 3 ноября и инаугурацией Байдена 20 января. Но подобная операция представляется маловероятной. По мнению западных военных экспертов, зимняя погода и сопутствующая ей облачность затруднят нанесение удара с воздуха, поэтому более вероятно проведение кампаний саботажа и убийств.

    В любом случае, предполагаемым мечтам Трампа положил конец председатель Объединенного комитета начальников штабов США, генерал Марк Милли. После серии чисток и увольнений в Пентагоне Милли сказал: «У нас, военных, уникальное положение. Мы не приносим клятвы верности королю или королеве, тирану или диктатору. Мы не приносим присягу физическому лицу. ... Мы присягаем Конституции».

    Операция 27 ноября состоялась вскоре после того, как госсекретарь США Майк Помпео посетил регион, сделав остановки в Израиле и Саудовской Аравии. Сообщается, что в Саудовской Аравии Нетаниягу присутствовал на встречах Помпео в качестве гостя. Саудовской Аравии, вероятно, не сообщили заранее об оперативных деталях операции, но ясно, что все три страны должны будут координировать свои действия, если Иран, в соответствии со своими угрозами, пожелает отомстить.


    В последние месяцы Иран, в ожидании избрания Байдена, проявлял относительную сдержанность, но нельзя сказать, чтобы он совсем бездействовал. За кибератаками на Израиль в этом месяце последовал взрыв греческого танкера в порту в Саудовской Аравии, который напомнил аналогичные атаки, организованные «Корпусом стражей исламской революции» в прошлом году.

    Иранцы ответили на смерть Сулеймани в январе, когда по их указке шиитские боевики выпустили ракеты по американским базам в Ираке. Трамп решил проигнорировать эти атаки, выставив себя победителем, и опасения по поводу скорой региональной войны не оправдались. Как и много раз раньше, когда против иранцев была применена сила, они моргнули первыми.

    На этот раз в свете предстоящей смены власти в Белом доме обстоятельства представляются более сложными. Если Иран действительно обвинит Израиль, он может выбрать один из нескольких вариантов: от точечной атаки на северном фронте до попытки атаковать израильтян за границей. Но коронавирус усложняет реализацию второго варианта как потому, что теперь стало труднее доставить агентов в другую страну, так и потому, что поток туристов минимален, что сокращает количество возможных целей.

    Значительно большую тревогу вызывает ущерб, который Израиль – если он действительно несет ответственность за ликвидацию иранского физика – может понести, если его отношения с администрацией Байдена начнутся с левой ноги. Пока что избранный президент не высказался по этому поводу, но высокопоставленные чиновники администрации Обамы выступили с крайне резкой реакцией на операцию в Тегеране.

    Бывший директор ЦРУ Джон Бреннан назвал ее «убийством» и «актом государственного терроризма» (не назвав при этом виновника) и призвал иранцев ничего не делать, пока место в Вашингтоне не займет ответственное руководство.

    Бен Родс, заместитель советника Обамы по национальной безопасности, назвал в «Твиттере» операцию «возмутительным актом, направленным на подрыв дипломатии между новой администрацией США и Ираном».

    В минувшие выходные аналогичные взгляды, хотя и менее откровенно, выразили бывшие высокопоставленные представители министерства обороны Израиля. По их словам, Нетаниягу очень обеспокоен тем, что при Байдене Америка возвратится к «ядерной сделке», а ликвидация в Тегеране создала факты, которые могут помешать региональной политике новой администрации.

    Еще до того, как Байден вступит в должность, может разразиться серия ответных действий, которая втянет в себя уходящую администрацию. Попытки Трампа аннулировать результаты выборов не увенчались успехом, но он все еще может посеять хаос на Ближнем Востоке.

    Вечером 27 ноября в израильских телестудиях царило праздничное, почти радостное настроение, как это бывает каждый раз, когда наши блестящие агенты (и, по зарубежным сообщениям, их наемники) демонстрируют свои незаурядные способности. Что и говорить – смерть такого ключевого игрока в ядерной программе Ирана несомненно стала впечатляющим оперативным успехом, застигнувшим врасплох иранский режим.

    С другой стороны, мы пока не можем исключить возможность того, что этот тактический успех будет иметь стратегические последствия в виде региональной эскалации. Возможно, именно в этом и состояла его цель.

    Амос Харэль, «ХаАрец». М.Р. На фото: Тегеран, демонстранты
    поджигают флаги Израиля и США в знак протеста
    против убийства Мохсена Фахризаде. AP Photo/Vahid Salem˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend