Фото: Stringer Iran, Reuters

Иран не откажется от своей ракетной программы

Франция, Великобритания и Германия предложили ввести дополнительные санкции против Ирана. Согласно их предложению, ЕС должен принять меры против структур, связанных с разработкой иранской программы баллистических ракет.

Эта программа – одна из главных проблем в отношениях Ирана с Западом, решение которой не вошло в соглашение по ядерной программе. Иранист, доктор Владимир Месамед полагает, что этот шаг нужно рассматривать, как определенную альтернативу позиции США.

«С момента прихода в Белый дом нового президента США говорят о несовершенстве венских договоренностей, достигнутых 14 июля 2015 года — тех, что сейчас называются СВПД (совместный всеобъемлющий план действий). Америка называет это соглашение слабым, и такая точка зрения находит понимание в Израиле. Ведь СВДП не гарантирует верности Ирана планам по остановке своей атомной программы. Не гарантирует, что эта страна более не несет угрозы Ближнему Востоку в целом и странам-союзникам США, в частности — Саудовской Аравии, умеренным исламским суннитским режимам. Поэтому США заявляют, что в соглашение нужно внести серьезные изменения. А в противном случае они грозят из него выйти, об этом в последнее время часто говорит президент Трамп.

Хотя, конечно, выход одной из шести стран, подписавших соглашение, не кажется до конца продуманным шагом. Да и механизм такой не установлен. Но, в любом случае, Штаты решили идти по одному из этих двух путей: либо добиться коренного пересмотра каких-то пунктов, либо просто выйти из соглашения, тем самым заявив, что оно незаконно.

— Что не нравится европейцам в сложившейся ситуации?

— В целом соглашение их устраивает. Даже если европейцы осознают, что оно не идеально, оно все равно заставило Иран согласиться с теми ограничениями развития их ядерной программы, которые были указаны в венских договоренностях.

Но мы помним и другое: когда соглашение о ядерной программе подписывали, Израиль требовал включить в него и раздел по ракетной программе. Израиль непосредственно в переговорах не участвовал, но именно нашей безопасности эта ядерная программа может представлять угрозу. Однако тогда все эти просьбы и требования остались гласом вопиющего в пустыне, и подписанное соглашение коснулось только ядерной программы. Наше влияние тогда не подвигло ни США, во главе которых стоял президент Обама, ни страны Европы связать все это воедино. А теперь европейцы вдруг вспомнили о наличии такой ракетной программы, развитие которой приводит к прогрессу средств доставки ядерного боезаряда, и поэтому программы надо рассматривать вместе! Теперь европейцы хотят наложить определенные ограничения и на ракетную программу, но рассматривают этот шаг как альтернативное средство, чтобы побудить Соединенные Штаты не выходить из ядерного соглашения.

Мы не знаем, согласятся ли на такой вариант США. Но, в любом случае, это некая альтернатива, предложенная европейскими странами. При этом Китай – одно из государств, подписавших соглашение — поддерживает иранцев, он на их стороне. И посол России в Иране Левон Джагарян на днях заявил, что его страна не присоединится к этим новым санкциям. Москва не считает необходимым вводить ограничения против иранской ракетной программы, поскольку не видит в ней угрозы. По сути, Россия приняла точку зрения Ирана, который всегда заявлял, что его ракетная программа носит сугубо оборонительный характер, и никакого наступательного компонента в ней просто нет.

— Как в самом Иране относятся к вероятности усиления санкций?

— В Иране в эти дни очень серьезно обсуждают перспективы соглашения по ядерной программе. 21 марта по нашему календарю в Иране начинается новый, 1397 год. Многие иранцы размышляют над тем, что он сулит их стране. Из выступления президента Хасана Роухани можно сделать вывод, что никаких приятных перспектив они не ждут. Но ведь Иран всегда заявлял, что если Америка поступит подобным образом, или если другие страны начнут согласованно действовать — например, вводить дополнительные санкции по ракетной программе! — то они сделают для себя выводы.

Иран тоже может выйти из соглашения по ядерной программе, о чем уже неоднократно напоминал. Это будет довольно печально, потому что мир утратит механизм давления на него. Одновременно с этим Иран может выйти также из договора о нераспространении ядерного оружия, а, кроме того, не подписать дополнительное соглашение, регулирующее условия работы инспекторов МАГАТЭ. Такие перспективы выглядят довольно мрачными.

— Опасаются ли в Иране сплоченности суннитского мира? Беспокоят ли Тегеран планы Саудовской Аравии?

— Иран все это беспокоит, но значительно в меньшей степени. Все политические действия в этом поле ориентированы на внутреннюю, местную аудиторию. Акции протеста, прошедшие в Иране в конце декабря, показали недостаточную стабильность режима, и теперь власти заинтересованы в том, чтобы создать иллюзию нормального положения дел. Поэтому они постоянно заявляют о неприятии саудовской позиции по конфронтации с Ираном. Здесь утверждают, что эти действия не самостоятельны, а являются продолжением политики США, и не видят в них какой-то серьезной угрозы.

Олег Линский, «Детали»

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend