Главный » В Мире » Ближний Восток » Иран и Россия слабеют, но поможет ли это Израилю?
Фото: Wana Ali Khara via Reuters

Иран и Россия слабеют, но поможет ли это Израилю?

После череды существенных успехов на международном и региональном уровне Иран вступил в полосу неудач. Массовые протесты в странах-сателлитах Ираке и Ливане, ликвидация генерала Касема Сулеймани, сбитый по ошибке украинский "Боинг", и вот теперь резкий спад экономики на фоне падения нефти и коронавирус, как представляется, ставят режим на грань выживания.

Тегеран отчаянно пытается стабилизировать положение, прибегая к самым различным акциям. На днях КСИР объявил об успешном запуске первого военного спутника в космос. На этой неделе также было решено открыть магазины.

Это решение было принято на фоне данных о снижении смертности. Официальный показатель составляет более 5000 погибших при 85 тысячах инфицированных. Но даже мэр Тегерана считает эти данные заниженными и протестует против этой меры. Однако в условиях серьезного экономического кризиса властям необходимо предоставлять оптимистичные данные для возобновления экономической активности.

Как и во многих странах региона, данные по коронавирусу являются секретными, представляя собой ценную разведывательную информацию, поэтому в Израиле и в западных странах решение вернуться к обычной жизни и «стратегии выхода» зависят от политических и экономических соображений. Иран нуждается в стабильности, но стабильность - это последнее, что в настоящее время характеризует ситуацию в стране.

Помимо всего прочего, в иранской администрации в последние дни назревает конфронтация между президентом Хасаном Роухани, КСИР и министерством юстиции по поводу того, что правительство нецелевым образом потратило миллиарды долларов на импорт основных товаров.

В иранском парламенте консервативное крыло начало кампанию против политики правительства за продолжение  карантина и изоляции в условиях эпидемии, за отсутствие необходимого оборудования и тестовых наборов, а теперь за спешку, с которой открывают магазины, рискуя новым взрывом эпидемии.

В некоторых сообщениях говорится, что Роухани поддерживал получение помощи от США, но КСИР и верховный лидер наложили вето на американскую помощь.

Поиски средств для обуздания коронавируса и необходимость восстановления экономики требуют от Ирана поиска новых каналов финансирования. Среди них возможность расходования национального резервного фонда. Это «священный фонд», в который отчисляли деньги от нефтяных доходов. Его цель - обеспечить выживание Ирана в будущем, но сейчас стране нужно финансировать текущие потребности.

Впервые за 60 лет Иран также обратился к МВФ за кредитом на 5 млрд. долларов, одобрение которого зависит от согласия США, которое не очевидно. Кроме того, Иран в настоящее время ведет переговоры с европейскими странами о расширении использования механизма обхода санкций США. Но даже если этот механизм заработает, Иран все равно столкнется с огромным дефицитом в десятки миллиардов долларов.

Считается, что у Ирана есть внушительные резервы в секретных фондах, контролируемых верховным лидером Али Хаменеи и КСИР, но вопрос в том, решатся ли они прикоснуться к ним, чтобы помочь правительству управлять государством, или предпочтут залезть в национальный резервный фонд, чтобы его истощение не помешало их карманам.

Сильное давление на Иран еще не заставило его изменить свою внешнюю политику, как в отношении ядерной программы, так и в плане продолжения региональных войн. На этой неделе состоялась тройственная иранско-российская-турецкая встреча, чтобы обсудить согласованную политику в Сирии. Тегеран также продолжает попытки удержать свое влияние в Ираке и в Йемене.

Между тем, и у России, другой державы, имеющий вес в ближневосточных делах, назревают серьезные проблемы. Сирии требуется все больше ресурсов, чтобы удержать ситуацию под контролем в условиях корона-кризиса. Она нуждается во все большей экономической и медицинской помощи, при том, что положение самой России в условиях нефтяного кризиса также не выглядит устойчивым. На фоне карантина в стране начались протесты, а во Владикавказе дошло до столкновений с полицией.

В регионе России становится все труднее удерживать баланс сил с Ираном, который вынужден уменьшать свою поддержку сирийцев.

Надежда получить хоть какую-то выгоду от нефтяных месторождений или других экономических контрактов в Сирии также исчезает. Внешнеполитические достижения и влияние на мировой арене, которого Россия так долго добивалась, стремительно обесценивается в глазах широких масс на фоне падения уровня жизни.

России становится все труднее поддерживать хорошие отношения с Анкарой, которая была вынуждена отказаться в конечном итоге от покупки С-400. Так что теперь позиции России в регионе, еще недавно казавшиеся незыблемыми, стремительно ослабевают.

Казалось бы, Израиль может рассчитывать, что баланс сил ввиду ослабления основных игроков складывается в его пользу. Но последний аналитический обзор Института стратегии и политики Герцлийского центра показывает, что Иерусалим тоже может также попасть в зону турбулентности.

Опубликованная накануне программа выхода из карантина подвергнута экспертами острой критике за непоследовательность, поспешность и непродуманность шагов. Они обращают внимание также и на продолжающуюся хаотичность в борьбе с кризисом. Казалось бы, Израиль, в отличие от западных стран должен быть гораздо лучше подготовлен к действиям в условиях чрезвычайных ситуаций. Но сегодня очевидно, что система управления, Служба тыла и система здравоохранения не готовы к чрезвычайным условиям даже в мирное время. Какова же будет их эффективность в условиях боевых действий, задаются вопросом эксперты.

Так что израильскому руководству не стоит ждать особых дивидендов и возлагать надежды на ослабление своих соперников.

Владимир Поляк, «Детали». На снимке: на улице Тегерана. Фото: Wana Ali Khara via Reuters

 

Реклама

Шопинг

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend