Главный » Восток » Россия и Иран: история взаимного неуважения
Фото: Maxim Shemetov, Reuters

Россия и Иран: история взаимного неуважения

В ирано-российских отношениях накоплен такой огромный массив исторической памяти, который любые другие страны давно бы уже развел по разные стороны баррикад, сделал явными врагами. Однако странный и полный противоречий симбиоз русских с иранцами по-прежнему существует, и даже развивается.

Но связь эта полна недоговоренностей, а спады отношений порой приводят их к жесткой конфронтации. Так что можно констатировать, что эти отношения не носят стратегического характера. Они, скорее, ситуативные: в определенный период те или иные события диктуют этим странам необходимость друг в друге.

То же самое происходит сейчас: когда глава МИД Ирана Мохаммед Зариф хвалит главу МИД России Сергея Лаврова – никто не знает, что у них обоих за душой, и что таит в себе письмо президента Роухани, переданное через Лаврова президенту Путину. Как бы ни росло давление Запада на обе эти страны – в этих краях враг моего врага необязательно становится другом.

Иранцы не любят российского непостоянства

Россия установила отношения с Персией еще в 1586 году. С тех времен отношения не прерывались, но всегда были неровными, трудно сказать, чего в них было больше, хорошего или плохого.

- Негатива все же вспоминается больше, - рассказывает «Деталям» иранист, доктор Владимир Месамед. - К примеру, девятнадцатый век отмечен продолжительными российско-персидскими войнами, а Туркманчайский мирный договор отторг у них значительную часть территории. Эта травма настолько болезненна, что в Тегеране до сих пор говорят о нем, и в 2013 году в парламенте Ирана проходили специальные слушания: говорили, что Туркманчайский договор следует аннулировать, поскольку он позорный и навязан Россией. В Иране до сих пор считают, что тот договор сделал их страну российским вассалом. И это речь идет о событиях девятнадцатого века!

- А чем был отмечен советский период?

- Например, договором о торговле, от 1927 года, который буквально закабалил внешнюю торговлю Ирана, подчинил ее Советскому Союзу. А первый советский договор с Ираном был заключен в феврале 1921 года, и долгое время преподносился как пример новых, добрососедских отношений революционной России с Востоком вообще, и с Ираном в частности, который только-только освобождался тогда из-под британского влияния. Однако, на деле никакого равноправия этот договор не нес, более того – шестой пункт того договора позволил СССР в начале Второй мировой войны оккупировать часть Ирана.

Вообще, весь период Второй мировой – это сплошной негатив в российско-иранских отношениях, когда СССР создал на территории Ирана два марионеточных государства – Азербайджанскую народно-демократическую республику и Курдскую - своего рода форпост Советского Союза. Из-за того, что эти образования только-только стали развиваться, будучи составной частью советского блока, Сталин затянул вывод войск из Ирана, что, по мнению историка Джамиля Хасанлы, вызвало недовольство США и стало триггером всей последующей Холодной войны между СССР и Западом.

Дружба же воспылала в семидесятые годы прошлого века, когда СССР сильно помогал Ирану экономически: в Тебризе советские специалисты построили тракторный завод, в Араке - машиностроительное предприятие, в Исфагане – металлургический комбинат. И это далеко не полный перечень объектов.

- Ирану это было выгодно?

- Безусловно. Он получал современные производства. Но эта же дружба таила опасность. Я работал тогда переводчиком со стажерами исфаганского завода, которые стажировались на одном из предприятий в Союзе. Тогда много их стажеров приехало на разные заводы. Но в один день все они исчезли. Потом стало известно, что их отозвал шах Ирана. Говорили, из опасений, что их заразят советской идеологией, что для шаха, дружившего с США, было неприемлемо.

В Иране помнят и то, что после развала СССР Россия полностью отвернулась от Ирана. В результате чего в первые четыре-пять лет после перестройки образовалась колоссальная лакуна: новый министр иностранных дел Андрей Козырев занял прозападную позицию, и в Иране заметили, что отношения с Россией утратили преемственность.

Обо всем этом иранцы помнят. Это - фон их отношений. Они всегда дают понять россиянам, что не видят в них активных и постоянных партнеров.

Бушерскую АЭС начинали строить израильтяне и американцы

В среду Иран заявил о частичном возобновлении своей ядерной программы. Сделано это было в первую годовщину выхода США из ядерного соглашения, которое страны Запада подписали в 2015 году. Тегеран обвинил европейцев в невыполнении обязательств по ядерной сделке, и отвел им 60 дней на то, чтобы начать их выполнять - тогда и иранцы готовы вернуться к прежним нормам. Но если ситуация не изменится за этот срок, то Иран повысит уровень обогащения урана. А пока что запасы обогащенного урана и тяжелой воды продолжат у него накапливаться. Агентство Fars ссылается на главу Иранского агентства по атомной энергетике Али Акбара Салехи, который заявил, что в соответствии с новым решением Тегерана в эти два месяца запасы урана, обогащенного до уровня 3.67%, не будут уже ограничены весом в 300 кг, а запасы тяжелой воды не будут ограничены объемом в 130 тонн.

Выдвигая такой ультиматум Лондону, Берлину, Парижу и ЕС, власти Ирана в то же время выразили благодарность Пекину и Москве. «Мы ждали год. Наши друзья в России и в Китае поддерживали хорошие отношения с нами, пусть порой и не так, как мы ожидали, но Россия очень хорошо относилась к нам и наше сотрудничество расширилось, - сказал министр иностранных дел ИРИ Мохаммед Джавад Зариф на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. – Но другие участники ядерной сделки не выполнили ни одного из своих обязательств. Были сделаны хорошие заявления, но не было принято никаких мер», - добавил он.

Низкообогащенный уран из Натанзы доставлялся в Россию, а тяжелая вода – в Оман. Взамен Иран рассчитывал получить урановую руду из России, но США запретили. Вашингтон пригрозил санкциями странам, участвующим в расширении АЭС в Бушере (читай – России). На что замглавы российского МИДа Сергей Рябков ответил, что никакие угрозы не остановят взаимовыгодное сотрудничество Москвы и Тегерана.

- Почему же, несмотря на старые ирано-российские конфликты, Россия в 1994 году приступила к строительству атомной электростанции в Бушере?

- Это удивило всех! Хотя справедливости ради следует отметить, что Россия решила тогда достроить АЭС, возведение которой иранцы начали еще во времена шаха, и помогал им в этом не СССР, а Запад - представленный, кстати, и Израилем. Наши специалисты сотрудничали с американцами, французами, немцами и англичанами. Основы АЭС были заложены за полгода до исламской революции.

Потом началась ирано-иракская война, станция пострадала от бомбежки. В 1988 году война закончилась, и в Иране стали задумываться, что неплохо бы довести проект до конца. Хотя уже тогда, думаю, они смотрели на АЭС как на объект двойного назначения, для программы создания атомной бомбы. Ведь аятолла Хомейни тогда открыто говорил о необходимости обрести ядерное оружие, поскольку только оно, по его мнению, позволяло доминировать на Ближнем Востоке. На Западе после окончания ирано-иракской войны никто с Ираном связываться не хотел, он находился в полной изоляции, и вдруг новая, «перестроечная» Россия на это согласилась. Такое решение Москвы вызвало недоумение, если не шок.

- Почему?

- Его сразу сочли открытым вызовом Западу, хотя в то время Россия с Западом не конфликтовала. Но, похоже, это было начальной точкой отсчета, с которой стал, пока еще незаметно, формироваться антизападный внешнеполитический курс Кремля. Потому поддержать Иран, буквально пропитанный ненавистью к свободному миру им, как говориться, сам Бог велел.

Российская поддержка открывала для Ирана прямую дорогу к созданию атомной бомбы. И Россия прекрасно знала, на что идет.

- В Израиле тоже понимали это?

- Конечно. Понимали также, о каких деньгах там идет речь, и пытались даже этот проект российский перекупить. Именно об этом Ицхак Рабин в 1994 году, во время своего первого визита в Россию в качестве премьера, пытался переговорить с Виктором Черномырдиным, главой правительства РФ. Но они не сошлись в сумме, и попытка сорвалась. Затем и другие наши премьеры пытались поступить также, но россияне заломили цену, счет пошел на миллиарды долларов. Потому сделка не состоялась, а Россия не отказалась от идеи достроить АЭС в Бушире.

- И как шла реализация этой идеи?

- Зигзагами. Даже на этапе строительства Россия вела себя довольно нечестно, срывала сроки ввода в строй несколько раз. Когда подписывался договор в 1994 году, то завершить строительство предполагалось через три-четыре года. Но окончательно АЭС была введена в эксплуатацию только в 2009 году. Это была дикая история, в которой стороны то и дело обвиняли друг друга в нарушении условий договора, намеренном затягивании, нечистоплотности, срыве платежей…

Отношения Ирана и России лишены взаимного уважения, полны постоянных взаимных упреков и подозрений. Это проявилось и в участии России в сирийской кампании…

Кто в доме хозяин

Американцы отправили к берегам Ирана авианосец "Авраам Линкольн", как предупреждение, чтобы подчиненные аятоллам прокси не вздумали атаковать американские силы в регионе. Такая их реакция была возможной после возобновления санкций, запрещающих торговать с Ираном нефтью. Испугавшись грядущего экономического коллапса, в ответ Иран пригрозил заблокировать Ормузский пролив, через который танкеры везут нефть Саудовской Аравии: «если мы не сможем экспортировать нефть, то и другие не смогут».

Нефть – несомненно, еще одна тема, которая привела сейчас в Тегеран Лаврова. Источник журнала Time сообщил, что разведкой США была получена информация о намерениях иранских прокси атаковать американские силы в регионе - речь шла, в первую очередь, о йеменских хуситах и о «Хизбалле».

Находясь в Тегеране, Лавров раскритиковал Вашингтон за отправку авианосца на Ближний Восток. «США должны сосредоточиться на демократии, а не угрожать другим странам», - произнес Лавров фразу, смысл которой, впрочем, трудно постичь. И добавил, что потуги США ограничить иранское влияние в регионе нереальны и безнадежны. Что тоже звучит двусмысленно, после многочисленных сообщений о стычках российских и проирански настроенных сирийских военных в Сирии.

- Иран всегда считал, и считает себя главной силой на сирийском направлении, - говорит доктор Владимир Месамед. - Иранцев с сирийцами связывает очень многое. С самого начала ирано-иракской войны Сирия была единственной арабской страной, поддержавшей Иран – все другие встали на сторону Ирака. Что и создало базу для дальнейшего противостояния иранцев с арабами, продолжающегося по сей день.

Тут Иран не потерпит никакой конкуренции, в особенности от России. Он полагает себя единственной силой, заявленной в Сирии, и в этом есть определенная логика. Иран давно проводит политику больших преференций по отношению к этой стране, подкармливает ее поставками нефти, инвестирует в развитие инфраструктуры, в том числе даже атомной.

Вспомним волну протестов, прокатившуюся недавно по всему Ирану. Там были лозунги против США, против Израиля, но можно было услышать и антироссийские лозунги! Потому что многие иранцы считают, что Россия заняла неприличествующее ей место на Ближнем Востоке. Они считают, что тут не должно быть чужаков. Для них «свои» – все обитатели региона, а Россия для иранцев чужая страна, хотя Путин и называет Сирию дальним рубежом России. Потому братство по оружию с Россией иранцы не одобряют.

А не так давно на сайте «Иран.ру» было опубликовано интервью с заместителем министра иностранных дел РФ Сергеем Рябковым. Он заявил, что россияне готовы к сотрудничеству в сфере мирного использования атомной энергии. То есть - развивать проект в Бушере, создавать новые реакторы, поддерживать Иран в пику США, в свете введения новых санкций против Исламской республики…

- Это решение России должно было обрадовать иранцев?

- Не совсем так. В Иране полагают, что Россия ведет двойную игру: поддерживая Иран в так называемом «ядерном соглашении», официально оно называется Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД), она в то же время не прочь заполнить вакуум, который образуется после блокирования Штатами экспорта иранской нефти.

Заодно Россия рассчитывает и на серьезные нефтегазовые контракты с Ираном. Переговоры уже ведутся, в Тегеране руководители «Газпрома», а также больших нефтяных компаний России давно стали «своими людьми».

Пока об успехе этих переговоров говорить не приходится. Иранцы имеют на Россию виды, но в любом случае, Россия - не помощник им в макроэкономических масштабах. К тому же, иранцы говорят, что Россия - «страна не нашего круга», то есть не исламская страна. И добавляют: «мы не можем ни понять ее, ни откровенно дружить с ней».

Марк Котлярский, «Детали». К.В. Фото: Maxim Shemetov, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости — Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

После обращения Биньямина Нетаниягу к Бени Ганцу с призывом сформировать правительство национаьного ...

19 сентября во Брюсселе проходит третий раунд трехсторонних переговоров на политическом уровне с Рос ...

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу сегодня утром (19 сентября) обратился к главе блока ...

19 сентября, Сейм большинством голосов принял решение не рассматривать предложение национального объ ...

RSS Error: WP HTTP Error: cURL error 6: Could not resolve host: -18836

RSS Error: WP HTTP Error: cURL error 6: Could not resolve host: -13

RSS Error: WP HTTP Error: cURL error 6: Could not resolve host: -26

Send this to a friend