Среда 27.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Office of the Iranian Supreme Leader via AP
    Office of the Iranian Supreme Leader via AP

    Иран будет мстить – когда, где и как?

    Новые нотки, даже воинственнее обычного, прозвучали из Иерусалима на брифингах для прессы после недавнего убийства иранского ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде: из них следовало, что Израиль становится ключевым, чуть ли не всемогущим игроком на Ближнем Востоке, способным вести свою собственную партию, а его разведывательные и оперативные возможности, подобные проведенной в Тегеране операции, которую иранцы приписывают «Моссаду», позволяют ему определять ход событий и диктовать свои условия.

    Кроме того, если понадобится, Израиль по своему усмотрению вновь и вновь будет атаковать те или иные цели в Иране. Но даже если этого не произойдет, израильтяне смогут помешать возобновлению переговоров по «ядерной сделке» между Ираном и Соединенными Штатами после переезда избранного президента Джо Байдена в Белый дом 20 января.

    Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу отделался туманным намеком, сказав через несколько часов после убийства иранского ученого: «Я не могу рассказать вам все». Министры, как обычно, стали кривляться в привычной для них манере, когда их просили прокомментировать случившееся: «Мы понятия не имеем, кто это сделал, но...». В политическом закулисье, судя по всему, ведутся споры: оправдана ли эта политика двусмысленности или лучше взять на себя ответственность за произошедшее, предполагая, что все в любом случае знают, кто стоит за устранением ученого-ядерщика?

    И только один человек, директор Института исследований национальной безопасности, бывший начальник военной разведки, генерал-майор запаса Амос Ядлин с непосредственной солдатской прямотой заявил в интервью радиостанции «Галей ЦАХАЛ» (сделав, правда, некий экивок, что не знаком с планировщиками операции), что те, кто действовал в Тегеране, «одним глазком, а может, и двумя, посматривал в сторону Вашингтона». Ядлин также добавил: «Если иранцы ответят, это позволит президенту Дональду Трампу приказать своим генералам принять контрмеры. А если нет, не исключена возможность торпедировать начало переговоров администрации Байдена».

    Между тем сама операция восхитила даже видавших виды спецов. Так, The New York Times цитирует Брюса Риделя, бывшего сотрудника ЦРУ: «История знает всего несколько примеров, когда одна из сторон может демонстративно нанести удар в самое сердце врага, действуя на его территории. Это поистине беспрецедентно и, похоже, Иран не в состоянии предотвратить такой удар».

    Вопрос, однако, в том, сможет ли Израиль воспользоваться своим оперативным успехом на политической арене. Как оценит его администрация Байдена, и не решит ли она в какой-то момент напомнить Израилю об истинной расстановке сил? При всем уважении к небывало тесным контактам в разведывательной сфере и военному сотрудничеству между двумя странами, которое в значительной степени усилилось в последние годы благодаря прекрасным отношениям Нетаниягу и Трампа, вряд ли Израиль можно считать равноправным партнером Соединенных Штатов. Это они предоставляют израильской стороне 3,8 млрд долларов в год в качестве помощи для укрепления национальной безопасности – а не наоборот.

    Экс-президент США Барака Обама не раз публично и в резкой форме отвечал на многочисленные выпады со стороны Нетаниягу, но позже тихонько свел с ним счеты. Особенно после того, как Нетаниягу публично раскритиковал «ядерную сделку», выступая в конгрессе летом 2015 года.

    Некоторые из тех, кто входил в администрацию Обамы, подвергли резкой критике операцию в Тегеране. Что касается формируемого правительства Байдена, оно пока хранит гробовое молчание. Ни сам Байден, ни его заместитель, ни будущий министр иностранных дел пока никак не отреагировали. Однако вряд ли они вообще закроют на это глаза; в Иерусалиме должны предположить, что кто-то в Белом доме ведет учет всему, что происходит в данный момент.

    Нынешняя администрация постаралась как можно быстрее слить информацию, что за операцией к востоку от Тегерана стоит не она, а Израиль. Не совсем понятно, что происходит в треугольнике между Трампом, госсекретарем Майком Помпео, который недавно побывал в нашей стране, выразив горячую поддержку Нетаниягу, и генералами. Вашингтон транслирует сбивающие с толку посылы, которые иранцам так же трудно расшифровать. В последние дни появились сообщения о переброске авианосцев и тяжелых бомбардировщиков на Ближний Восток и в Южную Азию, однако было сказано, что это связано с подготовкой к выполнению директивы Трампа о выводе оставшихся войск из Ирака и Афганистана.

    Прежде всего, неясно, чего хочет сам Трамп и насколько внимательно он относится к тому, что происходит между Израилем и Ираном, потому что внешне он озабочен несправедливыми, по его мнению, результатами состоявшихся выборов.

    Решит ли Иран каким-то образом отреагировать? Большинство экспертов считает, что так и произойдет. Ущерб нанесен демонстративно, он слишком велик, чтобы сделать вид, что ничего не случилось, или отреагировать вяло, как после январского убийства генерала Кассема Сулеймани и взрыва на ядерном объекте в Натанзе в июле.

    США взяли на себя ответственность за первую операцию; вторую СМИ приписывают Израилю, но это не было ни подтверждено, ни опровергнуто.

    У иранцев есть определенные тактические ограничения: в прошлом – в 2012, 2018 годах, а также в этом году, когда они пытались нанести стремительный ответный удар по Израилю – у них это не очень получилось, если получилось вообще. И еще остается вопрос о сроках – связано ли желание моментальной ответной реакции с Трампом, то есть отреагировать до того, как Байден вступил в должность?

    В своих заявлениях официальный Тегеран был довольно агрессивен, угрожая суровыми ответными мерами. В газете, близкой к КСИРу, был опубликован призыв – бомбить Хайфу. Израиль не исключает и других вариантов, включая запуск баллистических ракет, крылатых ракет, атаку с использованием БПЛА или попытку терактов против израильских дипломатических представительств за рубежом.

    На днях все депутаты парламента в Тегеране единогласно выступили с призывом возобновить активную деятельность по обогащению урана до уровня выше 20 процентов, что запрещено условиями ядерного соглашения. Призыв, скорее всего, носит декларативный характер, но, помимо этого, стало известно о продвижении соответствующего законодательства. Следует также напомнить, что Иран уже нарушал условия сделки более года назад, когда в ответ на отказ американцев от условий соглашения стал обогащать уран на уровне 4,5 процента.

    Не стоит также забывать о кибератаках. В мае появились сообщения, что иранские хакеры атаковали водные компании Израиля, а в ответ  израильтяне, как предполагается, сумели нарушить движение судов в иранском порту Шахид Раджай, расположенном недалеко от Бандар-Аббаса, у входа в Ормузский пролив. В последнее время сообщалось о новых кибератаках, которые, по всей видимости, удалось нейтрализовать – на систему водоснабжения и энергетическую инфраструктуру в Израиле.

    Преимущество разного рода маскируемых операций – к примеру, атаки с использованием шиитской милиции Ирака или Сирии – заключается в возможности отрицания причастности к таким операциям.

    В любом случае, похоже, что по крайней мере один региональный игрок не в восторге от служения иранцам. Хотя «Хизбалла» выразила сожаление по поводу смерти своего собрата по оружию Фахризаде, она не выказала желания выступить в качестве добровольца, чтобы отомстить за его гибель. Напротив, один из высокопоставленных командиров «Хизбаллы» объявил на выходных, что ни один из боевиков организации не пострадал в результате недавних атак в Сирии, приписанных Израилю. Другими словами, сводить счеты должны сами иранцы, возможно, режим Асада, но только не мы.

    (Янив Кубович в "ХаАрец" полагает, что среди вариантов иранского ответного удара могут быть атака на Голанских высотах, на ливанской границе, в Средиземноморье, где могут быть атакованы ракетами израильские газовые платформы, или в государствах Персидского залива, где уже появились первые израильские туристы. Иными словами, вопрос в одном - когда, где и как?

    По оценкам военной разведки ЦАХАЛа, есть весьма низкая вероятность, что дело дойдет до открытой войны Израиля с Ираном.

    На данном этапе всем правительственным чиновникам и сотрудникам системы обороны рекомендовано отменить запланированные визиты в ОАЭ и Бахрейн, нигде не сообщать о своих планах и не помещать в соцсетях свои фотографии в случае посещения этих стран - прим. "Детали").

    Амос Харэль, «ХаАрец». М.К. Фото:Office of the Iranian Supreme Leader via AP˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend