Monday 06.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Охад Цвигенберг
    Фото: Охад Цвигенберг

    Интервью с Мерав Михаэли удручают, как пробки на дорогах

    Многие задавались вопросом, когда же настанет день и председатель партии Авода Мерав Михаэли, воодушевленная нынешним правительством, за один вечер выступит в студиях трех телеканалов. И вот дождались! Это произошло. Министр транспорта на всех каналах отвечала на одни и те же вопросы, взвешенные и тщательно сформулированные, ведь Михаэли даже спонтанные ответы формулирует сначала в женском роде, а потом повторяет в мужском. Сначала ее спросили о процедуре суррогатного материнства, которую она прошла со своим партнером Лиором Шляйном. Об этом она говорила впервые, поэтому зрители, должно быть, подумали, что начинается очень интересное личное, можно сказать, интимное интервью. Но Михаэли достаточно опытная – всегда знает, где проходит красная линия, чтобы вовремя остановиться.


    Говоря о суррогатном материнстве, Михаэли призналась: «Да, это не секрет. У меня были трудности с этим форматом, поэтому я прилагала очень большие усилия на протяжении времени, чтобы мне суррогатная мать не понадобилась. Но это не сработало». Та, кто раньше называла эту процедуру «торговлей органами», поняла, по ее словам, что сегодня появилось «этичное суррогатное материнство». Хотя она должна была знать об этом, ведь всегда было достаточно женщин, которые громко об этом кричали. Михаэли добавила, что своими ушами слышала от женщин, что они становились суррогатными матерями из чувства силы и важности миссии, а не из-за нищеты и эксплуатации. «Бывают моменты, когда вы хотите чего-то одного, но это может измениться, и вы переходите к чему-то другому». Она права, это ее право, и оставьте уже ее в покое. Пусть растят своего Ори в счастье и благополучии. Это не должно интересовать зрителей, когда в стране происходит то, что сама Михаэли называет «чрезвычайной ситуацией» на дорогах. Мы знаем это и без нее. Попробуйте доехать из Хадеры в Тель-Авив, а потом вернуться в тот же день. И вы поймете, что такое экстренная ситуация.

    Михаэли, переходя из студии в студию, не дала журналистам ни одного заголовка, не было ни одного интересного заявления по какой-либо теме. Зато в трех интервью – Дову Гильхару (11-й канал), Дане Вайс (12-й) и Хиле Корах (13-й) Мерав Михаэли сумела передать чувство отчаяния. Пришло понимание, что мы в обозримом будущем не выберемся из вечной пробки (тут зрителям стало непонятно, зачем она вообще притащилась в телестудии). Михаэли уже пять месяцев занимает пост министра транспорта. За это время она должна была как минимум подготовить национальную программу по борьбе с пробками, которую можно было бы представить народу через телевидение – с графиками и презентацией. Бюджета хватает. В чем же проблема? Михаэли все еще ищет «лучших профессионалов», как сказала она Гильхару. Единственный важный момент в этой фразе, что она не произнесла «лучших профессионалок» – в женском роде.

    Гильхар был полон решимости загнать ее в угол и заставить признаться в том, что она поувольняла политических назначенцев, которых привела в министерство транспорта Мири Регев. При этом он почему-то забыл упомянуть, что двое из назначенцев, которых увольняют, по профессиональным критериям вообще не соответствовали занимаемым должностям. Гильхар подумал, что его гостья и без этой информации запутается. Михаэли не запуталась.


    Из ответов Михаэли во всех интервью можно понять, что понадобятся годы, чтобы произошли хоть какие-то сдвиги. К тому же она больше походила на журналиста-расследователя, чем на министра в правительстве. Гильхар начал свое интервью с дисклеймера о том, что с Михаэли он давно знаком и они служили вместе на радиостанции «Галей ЦАХАЛ». Михаэли рассказала, что, оказывается, у нас «есть места, даже в сельской местности, где постоянно бывают сумасшедшие пробки». Гильхар спросил: «Какие драматические шаги, по вашему мнению, нужно сделать, чтобы мы не стояли в таких пробках, как нам улучшить общественный транспорт?» И Михаэли ответила так, будто вопрос адресовали не ей. И даже задала Гильхару встречные вопросы: «Общественный транспорт надо сильно улучшить. Надо дать опции для хорошего общественного транспорта, чтобы он был более гибким и современным. Вы знаете, что у нас есть автобусные маршруты, которые не корректировались с 1980-х годов? Вы знаете, что у нас есть города, в которых с 1990-х не добавили ни одного нового маршрута?»

    Какая разница, знает Гильхар или нет. Жаль, что он не ответил: «Когда же вы собираетесь взяться за решение этой проблемы, ведь на дворе уже 2020-е?» Надо отдать ему должное. По крайней мере, он пытался получить конкретные ответы. Спрашивал про нехватку водителей, про повышение их зарплат, но Михаэли предпочитала отвечать общими фразами типа «существует огромная нехватка». Ну просто замечательно!

    Дана Вайс также настойчиво пыталась понять, что именно делает Михаэли для решения проблем, которые превратили жизнь пассажиров в ад на колесах. «Одним словом, катастрофа», – начала Вайс с описания мрачной ситуации. «Когда простые люди встанут однажды утром и почувствуют другую реальность? Что вы им можете сказать?» И Михаэли ответила: «Это самый тяжелый кризис в Государстве Израиль». Еще она сказала, что кое-что предпринимается – типа перехода на общественный транспорт и подвозки на шаттлах в центр Тель-Авива. Но результаты еще не заметны на дороге.

    Михаэли водила интервьюеров по зеленым маршрутам и рассказывала про набор специалистов. Все звучит просто фантастически – для тех, кто никогда не жил в Израиле. «Каждая из нас чувствует, что с каждым днем ​​становится хуже. Мы должны остановить этот процесс», – сказала она, не уточнив, кто это «мы». Вайс приятно удивила меня своей настойчивостью. Она не перешла к следующей теме и продолжала настаивать на конкретных ответах, хотя законы жанра нашего поверхностного телевидения предписывали двигаться дальше. «Это много слов, и я не услышала ни одной конкретной вещи. Какую первую вещь вы делаете утром, чтобы люди почувствовали перемены?» – спросила Вайс. И Михаэли снова пошла на обгон без поворотника. «Моя мечта ответить вам на этот вопрос, именно для этого я принесла 7,5 миллиарда шекелей, и это только надбавка на улучшение работы общественного транспорта».

    Конечно, она не стремилась к тому, чтоб Вайс настойчиво докапывалась до информации, почему у нас поезда не ходят по пятницам. Оказывается, это связано с «электрификацией», а не потому что работники на постоянном контракте просто хотят в пятницу взять выходной и проводить время в кругу семьи. И здесь на горизонте не видно решения. «Я обнаруживаю тут вещи, которые меня просто поражают», – рассказывала Михаэли Хиле Корах о том, в каком удручающем состоянии она получила министерство от своей предшественницы. И даже перечислила все недостатки.

    Следовательно, сейчас она находится еще в стадии исправления всех ошибок предшественницы. Михаэли, определенно, женщина действия, которая достигла своего статуса благодаря упорному труду. Но пора ей уже запустить процессы и начать накапливать список достижений, иначе нам придется ночевать в пробках и закладывать свои дома, чтобы оплатить бензин.


    Ясмин Леви, «ХаАрец», Ц.З. Фото: Охад Цвигенберг˜√

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend