Путин диктует Израилю правила игры

Одной из причин исключительной осторожности Израиля в отношении ХАМАСа в секторе Газа может считаться усиливающаяся обеспокоенность по поводу ситуации на севере. Хотя это может прозвучать, как слабое оправдание, но это одно из соображений, побуждающих Нетаниягу настаивать на прекращении огня в Газе.

Проблема, с которой Израиль сталкивается на севере, опасна тем, что, похоже, открытое ранее «окно возможностей» захлопывается. В последние годы Израиль обращал себе на пользу  потрясения в арабском мире, проводя различные военные операции. Причем, большинство из них до сих пор остаются засекреченными. Армия и спецслужбы делали все, чтобы предотвратить опасность новой войны и нанести значительный ущерб оперативным возможностям противника, на случай, если он решится на военную конфронтацию.

В Сирии и Ливане усилия израильских сил безопасности, прежде всего, были направлены на то, чтобы пресечь контрабанду иранского оружия для «Хизбаллы». Однако примерно год назад концепция поменялась. Точнее, она была дополнена новой задачей: противостоять военному укреплению иранских сил в Сирии. Зимой и весной противостояние достигло пика, включая  инциденты между Израилем и КСИР (Корпусом Стражей исламской революции).

Однако стабилизация режима Асада постепенно меняет ситуацию. Вне зависимости от того, злится ли Россия по-прежнему на Израиль за историю двухмесячной давности со сбитым (сирийскими зенитчиками) разведывательным самолетом Ил-20, или просто эксплуатирует этот факт, чтобы диктовать свои правила игры, результат один и тот же. Израиль не приостановил авиаудары по Сирии; с тех пор, как российский самолет был сбит, известно, как минимум, о двух воздушных налетах. Однако становится очевидным, что Россия ведет себя жестко, когда речь касается попыток Израиля вернуть события в прежнее русло. Даже лихорадочно организованная — после многократных усилий израильской стороны — встреча Нетаниягу с Путиным в кулуарах международной конференции в Париже, по всей вероятности, не способствовала разрешению кризиса. Во всяком случае, 15 ноября Путин заявил, что в ближайшее время не планирует новую встречу с Нетаниягу.

Россия ясно дала понять Израилю, что статус-кво исчез. Энергичная деятельность израильских ВВС вредила базовым интересам России в Сирии и, прежде всего, восстановлению контроля режима Асада над большей частью своей страны, а также заключению долгосрочных контрактов с Башаром Асадом, которые гарантировали бы Москве дальнейшее участие в восстановлении разрушенной Сирии.

Изменения также очевидны, если судить по ставшему более агрессивным тону «горячей линии», соединяющей штаб-квартиру ВВС Израиля с российской военной базой в Хмеймим на северо-западе Сирии, чья цель состоит в предотвращении воздушных инцидентов между Израилем и Россией. Это также проявляется в чрезмерной активности российских самолетов и зенитных батарей в Сирии.

И это еще не все, поскольку проблемным остается и ливанское направление. Выступая на генассамблее ООН в сентябре, Нетаниягу предупредил, что Иран прилагает немалые усилия для производства ракет в районе Бейрута. Учитывая, что усилиям КСИР по контрабанде оружия нанесен немалый урон, эта организация, по-видимому, решила, что необходимо сократить расстояние между производителем и заказчиком, а заодно и модернизировать ракетный арсенал «Хизбаллы» в Ливане.

Речь Нетаниягу сослужила свою службу. В течение трех дней после нее ливанское правительство провело специальный тур по Бейруту для дипломатов, чтобы опровергнуть слова Нетаниягу. При этом, судя по всему, кто-то очень хорошо поработал, чтобы избавиться от доказательств. И все-таки в долгосрочной перспективе Иран вряд ли откажется от намеченного плана по созданию в Ливане завода по производству высокоточных ракет.

Вызывает беспокойство тот факт, что Путин недавно проявил повышенный интерес к событиям в Ливане. В худшем случае «защитный зонт», как реальный, так и символический, раскрытый Россией над северо-западом Сирии, захватит и ливанское пространство, что в значительной степени осложнит израильские планы.

Согласно сообщениям арабских СМИ, Израиль не появлялся в воздушном пространстве Ливана с февраля 2014 года, когда ЦАХАЛ, скорее всего, преследуя конвой с оружием, который пересек границу с Сирией, нанес удар по предполагаемой цели в Джанте, за несколько сот метров от ливанско-сирийской границы, ближе к ливанской стороне.

Когда наносили удары по конвоям на сирийской территории, «Хизбалла» притворялась, будто ей все равно. Но в данном случае она тотчас отреагировала серией нападений, прибегнув к помощи друзов на сирийских Голанских высотах. Командир ячейки, известный ливанский террорист Самир Кунтар и его преемник Джихад Мугния из «Хизбаллы» были впоследствии убиты в результате авиаудара, который приписали Израилю.

Но играть в шахматы с «Хизбаллой» — это одно дело. А вот пытаться выяснить, чего хочет Путин в Сирии и, возможно, в Ливане, даже  когда «Хизбалла» пытается создать там оружейный завод — это вызов совершенно иного порядка.

Амос Харэль, «ХаАрец» М.К.

Владимир Путин и Биньямин Нетаниягу. Фото: пресс-служба главы правительства

 


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend