Главный » В Мире » Запад » Интеллектуалы подняли голос против затыкания ртов
Associated Press

Интеллектуалы подняли голос против затыкания ртов

Маргарет Этвуд, Ноам Хомски, Гарри Каспаров, Дж. К. Роулинг, Салман Рушди — вот лишь несколько имен из списка 150 интеллектуалов, подписавших «Открытое письмо о справедливости и свободе дискуссии». Его полный текст был опубликован 7 июля в авторитетном американском журнале Harper's.

Возможно, в обычное время такое письмо не привлекло бы к себе повышенного внимания. В обычное время мало кто увидел бы необходимость в написании такого письма. Но последние события побудили его авторов выразить горькое сожаление в связи с тем, что  нынешняя волна социального протеста США сопровождается «проявлением нетерпимости к иным мнениям, модой на предание несогласных позору и анафеме и попыткой решить сложные политические проблемы с помощью упрощенной «черно-белой» морали».

«Как творческие люди, мы нуждаемся в культуре, оставляющей нам пространство для эксперимента, риска и права на ошибку, — говорится в заключение письма. — Нам необходима возможность вести открытую дискуссию без губительных последствий для профессиональной карьеры. Если мы сами не сможем защитить то, на чем зиждется наша работа, ни общество, ни государство не сделают это вместо нас».

Открытое письмо появилось вслед за серией скандальных историй последнего времени. Например, создательница «Гарри Поттера» Джоан Роулинг подверглась жесткой обструкции за свое высказывание о трансгендерах, которое некоторым показалось уничижительным. Среди тех, кто пригвоздил писательницу к позорному столбу, оказались и участники фильма, снятого по ее книге.

Среди подписавших открытое письмо – канадско-американский ученый Стивен Пинкер. Недавно более 500 членов Американского лингвистического общества потребовали вычеркнуть его имя из списка «достойнейших участников этой организации». При этом они подчеркнули, что «не оспаривают вклад, сделанный Пинкером в развитие языкознания, психологии и когнитивной нейронауки». Тем не менее, члены общества заявили, что не готовы мириться с присутствием в своих рядах «публичной фигуры, принижающей значение протеста людей, которые страдают от расового и сексуального насилия».  Список прегрешений Пинкера включал употребление таких терминов как «городская преступность» и «городское насилие», под которыми легко понимается намек на афроамериканцев. Члены лингвистического общества охарактеризовали эти выражения, как «скрытое послание» с расистским подтекстом. По их мнению, таким образом Пинкер выражает поддержку тем, кто относится к афроамериканцам, как к гражданам второго сорта, и зачастую записывает их в преступники.

В письме не упоминаются какие-то конкретные инциденты, его авторы не выступают в защиту кого-то из пострадавших, речь в нем идет лишь о воцарившейся повсеместно мрачной атмосфере: «Редакторов увольняют за публикацию спорных материалов, книги изымаются из-за подозрений в недостоверности содержащихся в них сведений, журналистам не рекомендуется освещать некоторые темы, против профессоров возбуждаются служебные расследования из-за цитирования ими литературных произведений, ученые лишаются должностей за распространение рецензируемых работ, руководители организаций отправляются в отставку из-за непреднамеренных досадных ошибок».

Авторы письма утверждают, что цензура и запреты не помогут победить дурные идеи: «Лучшим способом борьбы с ними является открытая, хорошо аргументированная дискуссия, а не замалчивание и заметание под ковер того, с чем мы не согласны», — подчеркивают они.

Одним из инициаторов написания открытого письма стал журналист Томас Чаттертон Уильямс, чьи материалы часто появляются в «Нью-Йорк таймс». Он также является автором двух книг воспоминаний, где, в частности, описывает свое детство в доме чернокожего отца и белой матери. Уильямс сообщил, что многие интеллектуалы отказались подписать открытое письмо.

«Один выдающийся ученый-афроамериканец сказал, что таким образом мы предстанем в дурном свете, — рассказал Уильямс. – Он сравнил нас с белыми священнослужителями, призывавшими Мартина Лютера Кинга к терпению и сдержанности. В ответ он написал им свое знаменитое "Письмо из Бирмингемской тюрьмы"».

Уильямс утверждает, что авторы письма совсем не похожи на «пожилых священников, пытавшихся увещевать афроамериканцев». «Среди нас есть и чернокожие, и трансгендеры, и мусульмане, и евреи, и агностики, старые, молодые, левые, правые, — подчеркивает он. – Столь разнообразный состав подписавших обращение является нашей силой».

По словам Уильямса, многие из тех, кому было предложено подписать письмо, ответили примерно так: «Да, мы тоже не согласны с таким положением вещей. Но на данном этапе нашей карьеры не хотим рисковать». «Многие искренне побоялись выразить свое мнение, — сообщил он. – И это неудивительно в условиях нарастающей тенденции, когда людей судят за вырванные из контекста слова и символы, а не за смысл сказанного ими».

«Поэтому мы хотим подчеркнуть, что люди, у которых нет сил и которым никто не помогает, реально страдают в ситуации, когда общественная полемика сводится к разбору ничтожных языковых оговорок, — заявил Уильямс. – Именно они привлекают к себе всеобщее внимание. Это никак не помогает тому, кого избивают на улице только за то, что он родился черным».

Дэвид Б. Грин, «ХаАрец», Б.Е. На снимке: Салман Рушди, Дж. К. Роулинг, Ноам Хомски. Фото: AP photo˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend