Пятница 23.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    D334-100_Yom_Kipur_War_Sinai_Ilan_Ron

    Информация, которую передал агент «Фикс», спасла Израиль

    На этой неделе исполнилось 47 лет с того дня, как израильский агент в Египте передал в Центр «золотую информацию». Это произошло 13 октября 1973 года. Полученные сведения позволили Израилю остановить крупное наступление египтян на Синайском полуострове и избежать поражения в войне Судного дня. Этим агентом был офицер египетской армии, согласившийся работать на еврейское государство после Шестидневной войны. Он даже побывал в Израиле при обстоятельствах, которые запрещены к публикации до сих пор.

    В Израиле с будущим агентом провели собеседование и вели себя с ним вежливо и уважительно. Ему организовали поездку по стране, и израильские офицеры принимали его в своих домах. В конце концов, египтянин согласился на сотрудничество, за что получил в течение последующих лет сотни тысяч долларов. Ему дали кличку  «Фикс». Поначалу его руководителем был бригадный генерал Аарон Лавран из 154-го подразделения военной разведки, поддерживавшей связь с зарубежными агентами, затем его сменили другие офицеры генштаба. В 1970 году египтянин получил возможность выехать в Европу. Тогда работа с ним перешла к «Моссаду», который сумел передать египетскому офицеру потайную рацию, что облегчило ему выход на связь с Израилем.

    «Фикс» был одним из двух важнейших агентов, которыми располагал Израиль в Египте в период между Шестидневной войной и Войной Судного дня. Вторым, разумеется, был доктор Ашраф Маруан, советник президента Анвара Садата. Его работой руководил «Моссад». Оба агента передали в Израиль важнейшую стратегическую информацию о готовящейся войне и заслужили признание своих кураторов и коллег.

    20 лет спустя после войны Судного дня тогдашний начальник военной разведки Эли Заира начал систематически очернять Ашрафа Маруана, пытаясь представить его хитроумным двойным агентом. Заира делал это для того, чтобы снять с себя ответственность за собственный провал в 1973 году. У его теории нашлись сторонники из числа некоторых журналистов и бывших сотрудников разведки.

    Во время Войны Судного дня у Израиля было еще несколько агентов в Египте, поставлявших, главным образом, тактическую информацию. Она касалась, например, выходящих за рутинные рамки перемещений египетского флота. Подобные действия свидетельствовали о приближающейся войне. В разведке ВМФ Израиля к этой информации отнеслись серьезно, но Заира и начальник аналитического отдела Арье Шалев отмахнулись от нее. Точно так же они проигнорировали и другую информацию, стекавшуюся к ним из сотен источников – тайных и явных. Они проигнорировали данные аэрофотосъемки и прослушивания переговоров противника. Книга, которую написали бывшие высокопоставленные сотрудники «Моссада» Давид Арбель и Ури Неэман, свидетельствует о том, что информации о готовящейся войне было предостаточно, и ее начало не стало сюрпризом для разведки. Израиль застал врасплох сам себя.

    К счастью, после  провала в первые дни войны из Египта поступило «золотое сообщение», которое спасло Израиль. В соответствии с ним, 14 октября египетская армия должна была перейти в широкое наступление по всей линии фронта, чтобы захватить как можно больше территории Синайского полуострова. Благодаря этой информации ЦАХАЛ успел подготовиться к отражению атаки, дождался ее начала и смял устремившиеся вперед части противника, вышедшие из-под прикрытия батарей ПВО. 14 октября состоялось одно из двух крупнейших в истории танковых сражений (уступающее по своим масштабам только битве на Курской дуге), в котором с обеих сторон приняли участие около 1500 танков. ЦАХАЛ сумел остановить египтян, которые потеряли 250 боевых машин. Этот успех сделал возможным контратаку израильской армии, форсирование Суэцкого канала и окончание войны.

    Голда просила, надо сделать

    В истории Войны Судного дня есть три ключевые даты: 6 октября – форсирование египтянами Суэцкого канала и захват ими плацдарма на Синайском полуострове, 14 октября – срыв египетского наступления и 24 октября – вторая резолюция Совета безопасности ООН о прекращении огня, принятая после того, как Израиль нарушил первую, попытавшись улучшить свои позиции.

    В тот день СССР предъявил США ультиматум: если Израиль не прекратит боевые действия, Советский Союз добьется этого силой. Это заявление Москва подкрепила массированными военными приготовлениями, сосредоточив в Средиземном море почти сотню военный кораблей, включая один авианосец, и приведя в полную боеготовность семь воздушно-десантных дивизий, дислоцированных в ГДР. Возникло серьезное опасение, что противостояние между двумя сверхдержавами завершится ядерной войной, как едва не произошло во время Карибского кризиса.

    Советский ультиматум поверг в шок правительство Израиля и поставил его перед  дилеммой: согласиться на прекращение огня или вновь нарушить резолюцию ООН, чтобы добить окруженную 3-ю египетскую армию?

    «24 октября премьер-министр Голда Меир позвонила директору «Моссада» Цви Замиру и попросила его представить свою оценку ситуации. Она хотела знать, намерен ли Советский Союз осуществить свою угрозу, или же речь идет об обычном инструменте давления, – рассказывает Арбель, который начал работать в «Моссаде» за 5 лет до Войны Судного дня и в 1973 году возглавлял отдел стран Восточной Африки, Турции и Ирана. –

    Замир ответил, что в «Моссаде» нет исследовательского отдела, занимающегося СССР, поэтому он не может дать оценку оперативным возможностям советской армии и подлинности намерений Кремля. Голда сказала, что все это ей известно, и, несмотря на это, вновь попросила Замира высказать свою точку зрения. «Я потеряла доверие к военной разведке», – сказала она Замиру».

    «Замир возложил эту задачу на начальника штаба «Моссада» Шломо Коэна-Абарбанеля, – пишет далее Арбель. – Шломо ответил Замиру так же, как он сам ответил Голде. Шломо сказал, что «Моссад» не располагает необходимыми инструментами, чтобы оценить действия Советского Союза. «Ты должен это сделать, – сказал ему Замир. – Это указание премьер-министра».  Коэн-Абарбанель вызвал к себе Арбеля и поручил ему решение этой задачи. Арбель заявил, что отдел, который он возглавляет, не занимается Советским Союзом. «Ничего не поделаешь, – сказал Замир. – Мы обязаны выполнить просьбу премьер-министра. Напиши что-нибудь и покажи мне».

    После Войны Судного дня Арбель продолжил успешное продвижение по карьерной лестнице, он возглавлял резидентуры «Моссада» в Париже и в Вашингтоне. С течением лет он тщательно изучил дело Маруана Ашрафа и пришел к однозначному выводу, что тот был не «двойником», а суперагентом.  А в докладной, поданной Коэну-Абарбанелю, Арбель предположил, что Советский Союз не осуществит свою угрозу. Он отметил, что все предыдущие конфликты между подопечными двух сверхдержав не приводили к прямому столкновению между ними.

    Так было в Берлине в 1948 и 1961 годах, так было на Кубе в 1962 году, так было и на Ближнем Востоке в 1967 году. «В ходе всех этих конфликтов ни одна из сверхдержав не угрожала существованию другой таким образом, который оправдывал бы применение ядерного оружия, – отметил Арбель. – Поэтому наиболее вероятно, что и в нынешней ситуации стороны смогут найти компромисс». Как уже было сказано, Арбель, как и весь «Моссад», не располагал никакой информацией о Советском Союзе. В своих рассуждения он опирался на здравый смысл, и оказался прав.

    Госсекретарь США Генри Киссинджер предложил СССР согласиться на прекращение огня между Израилем и Египтом на линии соприкосновения, сложившейся к 24 октября 1973 года. Таким образом, Израиль смог сохранить достижения, добытые после принятия первой резолюции 21 октября. Но, к разочарованию Голды Меир, добить 3-ю египетскую армию ЦАХАЛу не позволили.

    Соглашение о прекращении огня вступило в силу, и на 101-м километре начались израильско-египетские переговоры, которые привели к обмену военнопленными, соглашению о разъединении сил, отступлению Израиля с Синайского полуострова и подписанию мирного договора между двумя государствами в 1979 году. Договора, который жив-здоров по сей день.

    Йоси Мельман, «ХаАрец», Б.Е. На снимке: танки на Синае. Фото: Илан Рон˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend