Главный » Восток » Готовится ли Пакистан признать Израиль
Фото: Caren Firouz, Reuters

Готовится ли Пакистан признать Израиль

Камран Хан, ветеран пакистанской журналистики и главный редактор одной из самых влиятельных медиа-групп, задал вопрос своим подписчикам в "Твиттере": «Почему мы не можем открыто обсуждать плюсы и минусы прямых и официальных отношений с государством Израиль?» Вопрос вызвал огромную реакцию.

Это явный признак того, что некогда запретная для Пакистана тема – о возможности установления официальных отношений с Израилем - теперь становится частью общественной полемики. Комментаторы спрашивают, поощряет ли само правительство Имран-Хана эту полемику. Возможно, это пробный шар с целью изучения общественного мнения и возможных дальнейших шагов.

Совершенно очевидно, что такие шаги натолкнутся на существенную оппозицию любой нормализации отношений с Израилем. Как выразился один из блогеров: «Пакистан должен стремиться к отмене проекта Израиль, а не предательски давать ему легитимность путем признания». Но премьер-министр Пакистана Имран-Хан, который пользуется неограниченной поддержкой военных, может не считать это предательством исламского мира.

Несмотря на десятилетия явной враждебности к любой форме признания еврейского государства, эта позиция противоречит фактам. Между Израилем и Паскистаном очень много общего: их основали религиозно-национальные движения во главе со светскими лидерами; обе страны появились после Второй мировой войны после раздела территорий британского мандата во враждебном окружении; гарантом безопасности и выживания обеих стран являются США. Доходит до того, что Пакистан иногда называют «мусульманским Сионом», а Израиль - «маленьким еврейским Пакистаном».

Тем не менее, основатели Пакистана посчитали нелепой саму идею проводить параллели между двумя странами, хотя только Израиль и Пакистан являются единственными странами в мире, где нация формируется по религиозно-национальному признаку.

Спустя два месяца после успешного создания национального государства, основанного на мусульманском национализме, первый министр иностранных дел Пакистана Зафарулла-Хан категорически выступил против идеи создания еврейского государства, основанного на еврейском национализме. Это было на сессии Генассамблеи ООН в ноябре 1947 года.

Его аргумент состоял в том, что в отличие от Пакистана еврейское государство в Палестине будет «искусственным» результатом «иммиграции». Конечно, ему было удобно проигнорировать тот факт, что раздел Индии привел к крупнейшей массовой миграции населения в истории человечества.

Шутка истории: Зафарулла-Хан принадлежал к ахмадийскому направлению ислама. Он возглавлял исламский блок против Израиля в ООН. В 1949 году Пакистан начал исламизацию принятием соответствующих законов, результатом которых стали гонения на ахмадийцев. Их объявили израильскими агентами и предателями на основании теологических разногласий между разными течениями ислама.

В отличие от руководителей Пакистана, первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион сразу после провозглашения независимости направил телеграмму основателю Пакистана Мухаммеду Али Джинне в попытке установить дипломатические отношения. Но никакого ответа не последовало.

Пакистан с первого дня был полон парадоксами, не исключением была и позиция Исламабада по отношению к Израилю. Например, после сокрушительного военного поражения против Индии в 1971 году, когда Пакистан потерял все свои восточные территории и половину населения (тогда было создано государство Бангладеш), Пакистан тайно посылал свою авиацию для участия в арабо-израильских войнах в 1967 и 1973 годах, в которых у Пакистана не было никаких геополитических интересов.

В 70-х годах Пакистан возглавлял Зульфикар Али Бхутто, который, по словам его ближайших помощников, испытывал «фанатичную ненависть» к Израилю, но в то же время не «скрывал своей неприязни к арабам». В то время, когда арабский национализм в целом и палестинский национализм, в частности, были преимущественно светскими, Бхутто просеял всю внешнюю политику Пакистана после 1971 года через исламистское сито, чтобы противостоять влиянию Индии в Южной Азии и на Ближнем Востоке.

В 1980-е годы националистические движения в Кашмире и Палестине были постепенно узурпированы радикальным исламом при поддержке США и Саудовской Аравии. И самым большим чудачеством было обращение в марте 1986 году исламистского диктатора Пакистана Зия-уль-Хака к ООП с просьбой признать Израиль.

Именно 1980-е годы обострили крайне парадоксальную позицию Пакистана по отношению к Израилю. С одной стороны, пакистанцы в больших количествах шли добровольцами в бригады ООП, особенно во время осады Бейрута в 1982 году. С другой стороны, спецслужбы Пакистана все это время работали в тандеме с «Мосадом» под руководством ЦРУ в операциях в Афганистане.

В 1990-х годах, после подписания соглашений в Осло, вопрос о признании Пакистаном Израиля впервые начал возникать в СМИ. Несмотря на то, что исламистская инерция была направлена против любых подобных шагов, - якобы из солидарности с Палестиной - постепенно всем стало очевидно, что даже поддержка палестинцев требует некоторого взаимодействия с израильтянами.

Инцидент, который иллюстрирует это, произошел в августе 1994 года, когда тогдашний премьер-министр Беназир Бхутто не посетила Газу, потому что этот визит потребовал координации с Израилем в рамках соглашения Израиля с палестинцами.

Хотя в течение десятилетий между пакистанскими и израильскими официальными лицами происходили регулярные неофициальные дипломатические контакты, в том числе сообщалось о встречах бывшего президента Израиля Эзера Вейцмана с его коллегой Рафиком Тараром (в Анкаре в 1988 году) и с тогдашним премьер-министром Беназир Бхутто (Йоханнесбург, 1994). В Пакистане всегда было очевидно, что только военный диктатор может сделать публичный ход навстречу Израилю.

Первая официальная встреча произошла 14 лет назад. Министры иностранных дел Пакистана и Израиля провели  первую публичную встречу 1 сентября 2005 года в Анкаре, спустя пять десятилетий после создания двух государств. В то время даже председатель ПА Абу Мазен приветствовал переговоры между Пакистаном и Израилем. Основы для этой встречи заложил тогдашний военный диктатор Пакистана генерал Первез Мушарраф, который не зависел от общественного мнения и исламистского лобби. В течение последних нескольких десятилетий он неоднократно призывал Пакистан установить отношения с Израилем, и остался на своей позиции в этом году.

В интервью «ХаАрец» в 2012 году Мушарраф объяснил прагматизм, стоящий за его точкой зрения: «С самого начала... мы были за палестинцев. Но я верю в реализм и в оценку основных реалий... С 1948 года многое изменилось, и нужно приспосабливаться... Политика не должна оставаться постоянной. Израиль - свершившийся факт. Многие мусульмане поняли это, и я знаю, что многие мусульманские страны имеют отношения с Израилем, кто - открытые, кто - тайные... Пакистан тоже должен корректировать свои международные отношения. Дипломатическая позиция в отношении Израиля основана на том факте, что он существует, и никуда не денется».

Хотя за последние полтора десятилетия, прошедшие после этой встречи в Анкаре, взаимодействие между Израилем и Пакистаном ограничивалось, в основном, обменом разведданными в контртеррористической деятельности и сделками с оружием, в Исламабаде последние 12 месяцев активно возобновляются дебаты о признании Израиля.

Англоязычный редактор «ХаАрец» Ави Шарф написал в "Твиттере" в октябре прошлого года, что, по слухам, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу тайно посетил Исламабад. В феврале этого года министр иностранных дел Пакистана Шах Мехмуд Куреши заявил в интервью израильской газете «Маарив», что Пакистан хочет «нормальных связей» с Израилем.

Тем не менее, за последние недели дебаты разрослись до невероятных размеров: ведущие журналисты, такие как Камран-Хан и Асма Ширази, поддержали идею дипломатических отношений с Израилем. Этому способствовала негативная реакция в определенных кругах на отказ арабского мира открыто поддержать позицию Пакистана в отношении Кашмира в условиях продолжающегося кризиса с Индией. Например, ОАЭ вслед за другими арабскими государствами присудили премьер-министру Индии Нарендре Моди высшую правительственную награду.

О награждении Моди было объявлено в апреле, когда Пакистан выразил серьезные опасения, что индуистское националистическое правительство во главе с Моди усиливает преследование мусульман. Для многих пакистанцев это разрушило иллюзию исламского единства.

В феврале этого года, когда Индия и Пакистан обменивались воздушными ударами, Организация исламского сотрудничества пригласила индийского представителя в качестве «почетного гостя» на свою конференцию в Абу-Даби.

Министр иностранных дел Пакистана Куреши фактически закладывает основу для потенциального шага по признанию Израиля, заявив, что «решение ОАЭ основано на собственной оценке своих национальных интересов». Он даже сказал, что «международные отношения стоят выше религиозных настроений».

Другой высокопоставленный министр, Фавад Чаудари, недавно написал в "Твиттере", что «некоторые секторы в Пакистане больше обеспокоены Ираном и арабами. Отношения Нарендры Моди с этими государствами должны дать нам урок о том, что нет ничего более важного, чем свои национальные интересы».

Все более популярный аргумент в пользу изменения внешней политики гласит: если арабские государства, включая палестинцев фактически укрепляют свои отношения с Индией, несмотря на нарушения условий перемирия в Кашмире, какие обязательства могут связывать Пакистан, чтобы не признавать Израиль? Если арабские страны Персидского залива все чаще оказываются на одной стороне с Израилем, несмотря на его поведение по отношению к палестинцам, почему Пакистан должен в одиночку размахивать флагом бойкота?

Действительно, не случайно такая дискуссия возникла в основных пакистанских СМИ сразу после встречи Имран-Хана с Дональдом Трампом, и на фоне растущих связей Саудовской Аравии с Израилем.

В прошлом многие пакистанские лидеры от Беназир Бхутто до Первеза Мушаррафа утверждали, что любой шаг, который Исламабад делает в отношении Израиля, должен осуществляться в координации с арабскими государствами. Кроме того, почти все закулисные сделки Пакистана с Израилем объясняется влиянием и давлением США, которые используют экономическую помощь, как рычаг воздействия на Пакистан, и тоже подталкивают Пакистан в сторону признания Израиля.

Учитывая критику в Пакистане по поводу бездействия государства перед лицом аннексии Кашмира Индией, правительство может представить признание Израиля, как шаг по «противодействию Индии». По словам журналиста Камран-Хана: «Пакистану давно пора противостоять гнусным индийским замыслам смелыми внешнеполитическими шагами».

Поскольку Имран-Хан пользуется поддержкой армии, ему гарантирована защита от негативной реакции со стороны общества. С другой стороны, пакистанские военные надеются извлечь выгоду из официальных военных связей с Израилем.

Имран-Хан и его правящая партия могут заплатить некоторую внутриполитическую цену за нормализацию с Израилем, особенно из-за антисемитских теорий заговора, которые преследуют Имран-Хана уже много лет. Его первой женой была дочь британского еврейского олигарха Джемима Голдсмит, на которой он женился в 1995 году. Но если этот шаг будет представлен, как противовес бездействия государства в отношении Кашмира, то маловероятно, что в Пакистане начнутся широкомасштабные антиизраильские демонстрации.

Позитивные заявления бывшего президента Мушаррафа о связях с Израилем четко перекликаются с мнением, которое звучит в пакистанских кулуарах власти. И есть еще один убедительный признак того, что всплеск обсуждения этого вопроса имеет поддержку сверху. Пакистанские СМИ беспрецедентно позитивно и с большим энтузиазмом обсуждают возможность отношений с Израилем, и это в условиях жесткой государственной цензуры, которая не позволяет ни малейшего инакомыслия в отношении политики правительства.

Установление дипотношений между Израилем и Пакистаном не случится завтра. Но, учитывая, как стремительно развиваются отношения Израиля с Саудовской Аравией на фоне усилий Вашингтона и Эр-Рияда по изоляции Ирана, представляется очевидным, что следующей официальной встречи между лидерами Пакистана и Израиля не придется ждать еще пять десятилетий.

Кунвар Кулдун Шахид, «ХаАрец», Ц.З. К.В. (автор – пакистанский журналист)

Фото: Caren Firouz, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости — Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Министр иностранных дел и член военно-политического кабинета Исраэль Кац напомнил о том, что лидер О ...

Ежегодно 22 сентября в Украине отмечается День партизанской славы ...

История с употреблением запрещенных препаратов российскими спортсменами не закончена. Все должно реш ...

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф отреагировал на решение Вашингтона усилить военн ...

Срочная служба, или служба по призыву, — одна из эффективных форм военной подготовки граждан, освоен ...

RSS Error: WP HTTP Error: cURL error 6: Could not resolve host: -18836

RSS Error: WP HTTP Error: cURL error 6: Could not resolve host: -13

RSS Error: WP HTTP Error: cURL error 6: Could not resolve host: -26

Send this to a friend